Каталог книг

Три жреца

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Роман иранского писателя М.Кейсари повествует об одном дне из детства пророка Мухаммада. Четырехлетний мальчик воспитывается в семье кормилицы. Однажды на стоянке племени появляются некие жрецы, которые, узнав о рождении последнего Пророка, стремятся выкрасть малыша. У приемных родителей Мухаммада есть всего сутки, чтобы спасти его и вернуть матери и деду. Для широкого круга читателей

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Кейсари М. Три жреца Кейсари М. Три жреца 163 р. bookvoed.ru В магазин >>
Кейсари М. Три жреца Кейсари М. Три жреца 137 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Андрей Собакин Проклятие фараона. Из записок психиатра Андрей Собакин Проклятие фараона. Из записок психиатра 0 р. litres.ru В магазин >>
Маджид Кейсари Три жреца Маджид Кейсари Три жреца 156 р. ozon.ru В магазин >>
Три жреца Три жреца 189 р. labirint.ru В магазин >>
Маджид Кейсари Три жреца Маджид Кейсари Три жреца 109 р. litres.ru В магазин >>
Футболка Print Bar Маска драконьего жреца Футболка Print Bar Маска драконьего жреца 1390 р. printbar.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Три жреца

Три жреца

Дата: 22 сентября

Традиционное количество активных участников:

  • Верховный жрец и верховная жрица
  • Три жреца и три жрицы
  • Шестьдесят четыре мужчины и шестьдесят четыре женщины

Оптимальное количество активных участников:

  • Жрец и жрица
  • Двадцать четыре мужчины и двадцать четыре женщины

Минимальное количество активных участников:

  • Жрец и жрица
  • Двенадцать мужчин и двенадцать женщин

Количество пассивных участников: Количество пассивных участников не должно быть меньше количества активных участников

Территория проведения оптимального и минимального ритуала:

  • Участок земли, изолированный от постороннего вмешательства
  • Холм на участке

Правила проведения ритуала:

  • Мужчины и женщины образуют пары. Создание пары производится до ритуала.
  • Загодя приготавливаются поленья. Каждый участник ритуала должен иметь полено. Длина полена – 1.5 (женское) – 2.0 (мужское) метра. Диаметр – 5.0 (женское) – 10.0 (мужское) сантиметров. Поленья должны быть хорошо высушены.
  • Время начала ритуала: 00 часов ночи.
  • До ритуала на некотором удалении от горы (холма) строятся шалаши (разбиваются палатки), куда удалятся пары после проведения ритуала. Шалаши (палатки) располагаются по кругу. В центре круга приготавливается место для костра.
  • До ритуала на вертелах приготавливается мясо. Должно быть приготовлено живое темное пиво или красное вино.
  • На горе (холме) размечается путь движения (путь подъема и путь спуска).

Источник:

www.runa-odin.org

ЖРЕЦЫ И ЖРИЦЫ В РИМЕ

Три жреца

ЖРЕЦЫ И ЖРИЦЫ В РИМЕ

Если бы всех, кто грешит, поражал Юпитер громами,

То без единой стрелы вскоре остался бы он.

Бог же, когда прогремит и грохотом мир испугает,

Чистым, дождь разогнав, делает воздух опять.

(Овидий. Скорбные элегии, II, 33—36)

В Риме религиозные обряды, связанные с жизнью семьи, с делами домашними, частными, совершал сам отец семейства; в деревне же его мог заменить имевший особые полномочия управляющий поместьем. Обряды, связанные с делами государственными, совершались под руководством носителя высшей власти; в древнейшую эпоху римской истории это был царь, в период республики — главные должностные лица: консулы, преторы, а когда положение державы бывало особенно сложным, критическим, всю полноту власти брал на себя назначенный сенатом диктатор. Непосредственно отправлением культа, обрядами, жертвоприношениями, молитвами ведали жрецы.

Считается, что впервые их ввел в Риме царь Нума Помпилий, к временам которого местная традиция возводила начало организованной религиозной жизни вообще. По словам Плутарха, «Нуме приписывают учреждение должности верховных жрецов (римляне зовут их „понтификами“)» (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Нума, IX). Однако и в Риме не было особого замкнутого жреческого сословия, ведь в принципе обязанности жреца и даже верховного понтифика мог исполнять любой гражданин, удостоившийся избрания. Известно, что и Цицерон, и Плиний Младший добились сана авгуров — жрецов-птицегадателей, занимавшихся предсказаниями исходя из наблюдений за птицами, за их полетом, криками и т. п. Плиний Младший, получивший при императоре Траяне сан авгура, очень радовался этой высокой чести, и прежде всего потому, что сан этот давался пожизненно: «Само это жреческое звание, и древнее, и святое, замечательно еще и тем, что его нельзя отобрать. Другие звания, почти равные по достоинству, можно и пожаловать, и отнять; тут же судьба властна только дать» (Письма Плиния Младшего, IV, 8).

Наибольшей властью в вопросах религии располагала коллегия понтификов, во главе которой стоял верховный понтифик. К коллегии принадлежали также высший жрец, ведавший жертвоприношениями («священный царь»), и три фламина, служивших определенным божествам: жрецы Юпитера, Марса и Ромула-Квирина — божественных покровителей Вечного города. Эти фламины назывались старшими, и выбирали их из представителей знатнейших патрицианских родов в отличие от фламинов младших, служивших божествам, менее почитаемым в Риме, и не входивших в коллегию понтификов; младшими фламинами могли стать и выходцы из плебса. Наряду с этим существовали и другие религиозные объединения: коллегии «арвальских братьев», салиев, луперков — жрецов, имевших самые различные сферы компетенции и связанных главным образом с древнейшими земледельческими культами; об этих жреческих коллегиях речь еще пойдет ниже.

Важную роль играла и коллегия фециалов, существовавшая еще в царскую эпоху римской истории. Фециалы ведали вопросами международных отношений, оказывая помощь при проведении переговоров, при заключении мира или перемирия, при объявлении войны, при подписании всякого рода соглашений и договоров. Если какое-либо государство нарушало условия договора с Римом, туда направляли комиссию из нескольких — обычно четырех — фециалов, — которая и выясняла, что произошло. При заключении мира глава коллегии, «патер патратус», оглашал текст договора в присутствии представителей обеих сторон и грозил проклятием той стороне, которая осмелится нарушить соглашение.

В мирное время верховный понтифик, возглавлявший коллегию понтификов, осуществлял весьма важные государственные функции. Именно он в календы каждого месяца возносил на Капитолии молитвы за благополучие Римской державы, а в иды руководил торжественными жертвоприношениями, призванными снискать городу благоволение богов. При отправлении культа его помощницами выступали жрицы богини домашнего очага и семейной жизни Весты — единственной богини римского пантеона, в храме которой несли службу женщины — весталки. Весталки, целомудренные девы, воплощение чистоты и непорочности, образовывали своего рода монашеский орден; всего их было шесть, одна из них считалась старшей весталкой. Они носили белую парадную паллу, заворачиваясь в длинную и широкую полосу ткани, служившую римским матронам верхней одеждой. Жили весталки в так называемом Атрии Весты близ храма своей богини-покровительницы. Такое соседство было необходимым, ибо главной обязанностью весталок было по очереди, днем и ночью, поддерживать огонь на алтаре Весты в ее храме. Статуи богини в святилище не было, и единственным символом ее божественной силы был этот священный вечный огонь. Культ Весты был, как верили римляне, тесно связан с судьбами их государства, поэтому если бы священный огонь однажды погас, это было бы истолковано как худшее предзнаменование для всей Римской державы. Благодаря такому значению культа Весты для благополучия Рима к священному служению богине допустили женщин, обеспечив их к тому же множеством привилегий: весталки пользовались в городе большим уважением и влиянием.

Как только девочка становилась жрицей Весты, ей остригали волосы, складывая их под старую финиковую пальму, которая поэтому так и называлась: «дерево волос» (Плиний Старший. Естественная история, XVI, 235). Когда волосы отрастали, весталка обязана была делать себе особую прическу, разделяя волосы острым гребнем на шесть прядей и заплетая каждую в отдельности, точно так же как поступали невесты перед свадьбой. О том, как девочек готовили к служению богине, рассказывает, пользуясь самыми разными источниками, Авл Геллий (Аттические ночи, I, 12). Стать весталкой могла девочка в возрасте от 6 до 10 лет, у которой оба родителя были живы. Девочки, имевшие хотя бы малейшие затруднения в речи или пониженный слух, не подлежали избранию; любой другой физический порок также оказывался непреодолимым препятствием. Не допускались и те, что были вольноотпущенницами или имели отца-вольноотпущенника, а также те, у кого хотя бы один из родителей был рабом или занимался чем-либо не подобающим свободному человечку. Наконец, разрешалось освободить от обязанностей жрицы Весты ту девочку, у которой сестра уже была избрана жрицей или отец был фламином, или авгуром, или членом какой-либо иной жреческой коллегии. Девочка, помолвленная с кем-нибудь из жрецов, также не годилась для служения богине. Впоследствии отбор стал еще более строгим: отклонялись дочери граждан, постоянно проживавших за пределами Италии или имевших троих детей, — очевидно, для многодетной семьи отдавать дочь в жрицы, лишаясь тем самым надежды выдать ее замуж, было невыгодно.

Если все же девочку избирали весталкой, ее вели в Атрий Весты и передавали жрицам, которые теперь и юридически «забирали» ее к себе, освобождая таким образом от власти отца и признавая за ней всю полноту имущественных прав: весталка могла самостоятельно составлять завещание и вообще распоряжаться тем, что имела, по своему усмотрению. Обряд избрания и увода девочки от отца совершался, вероятнее всего, так, как это описывает Авл Геллий: верховный понтифик брал девочку за руку и отводил от отца, что юридически было эквивалентно взятию ее в плен на войне. При этом глава римских жрецов произносил установленную формулу посвящения, называя будущую весталку Аматой: по преданию, именно это имя носила первая римлянка, избранная для служения богине Весте. Как уже сказано, весталок в Риме почитали, и они пользовались многочисленными преимуществами: когда они выходили на улицу, впереди них шли ликторы, сопровождавшие обычно лишь высоких должностных лиц; в театре весталки занимали почетные места; принадлежало им даже право помилования.

Но весталку ожидала и суровая кара, если она допускала какое-либо из двух тяжких преступлений. Случалось, что из-за беспечности какой-нибудь из весталок священное пламя на алтаре Весты гасло, тогда верховный понтифик собственноручно наказывал виновную розгами. Но это наказание могло бы показаться легчайшим по сравнению с тем, какому подвергали весталку, нарушившую обет чистоты и целомудрия: преступницу живьем замуровывали в подземелье, обрекая на мучительную смерть. В своей «Римской истории» (книга XXVI) Дион Кассий сообщает о скандале в Атрии Весты, получившем широкую огласку в 14 г. до н. э. Три весталки не только нарушили обет непорочности и чистоты, но предались откровенному разврату, имея по нескольку любовников каждая. Всех своих избранников распутница уверяла, что любит только его одного; затем виновные дошли до того, что стали жить с братьями друг друга. Дион Кассий приводит имена нечестивых жриц: Марция, Эмилия, Лициния. Имена показывают, что все три весталки происходили из очень знатных родов. Преступление было раскрыто, преступниц постигла жестокая кара, однако долго еще после этого осквернение столь чтимой в городе святыни внушало римлянам отвращение и страх.

Известно также, как сурово обходился с весталками, нарушившими обет вечной девственности, император Домициан, любивший представлять себя блюстителем традиционной римской аскетической морали. Особенно много шума наделала в Риме история со старшей весталкой Корнелией, также обвинявшейся в недозволенных сношениях с мужчинами. Однажды, как пишет Светоний, ее уже оправдали, но впоследствии, много времени спустя, вновь уличили и осудили на страшную смерть: император приказал похоронить ее заживо, а почти всех ее предполагавшихся любовников до смерти засечь розгами (см: Светоний. Домициан, 8). Однако из письма Плиния Младшего к его другу адвокату Корнелию Минициану явствует, что вина старшей весталки не была убедительно доказана. Правда, один из сенаторов, обвиненный в незаконном сожительстве с ней, сознался в своем преступлении и потому избежал казни, а лишь отправился в изгнание. «Но неизвестно, — не без оснований замечает Плиний, — не возвел ли он на себя напраслину из страха пострадать еще тяжелее, если станет отпираться». Император был явно пристрастен и неистовствовал, пользуясь своими правами верховного понтифика и рассчитывая, по словам Плиния, «прославить свой век такого рода примером». Для суда над Корнелией он созвал остальных понтификов не в Регию — бывший царский дворец в Риме близ храма Весты, как того требовал обычай, а прямо к себе домой, в свое альбанское поместье. Плиний комментирует: «И — преступление, не меньшее, чем караемое: он осудил за нарушение целомудрия, не вызвав, не выслушав обвиняемую». Далее автор описывает сцену казни: «Тут же отправлены понтифики, которые хлопочут около той, которую им придется закопать, придется убить. Она, простирая руки то к Весте, то к другим богам, все время восклицала: „Цезарь (Домициан. — Прим. пер.) считает прелюбодейкой меня! Но я совершала жертвоприношения — и он победил и справил триумф“. Говорила ли она это из угодничества или насмехаясь, из уверенности в себе или из презрения к принцепсу, неизвестно, но говорила, пока ее не повезли на казнь, не знаю, невинную ли, но как невинную несомненно. Даже когда… палач протянул ей руку, она брезгливо отпрянула, отвергнув этим целомудренным жестом грязное прикосновение к своему словно бы совершенно чистому и нетронутому телу. Стыдливость блюла она до конца…» (Письма Плиния Младшего, IV, 11).

Источник:

www.plam.ru

Лунный камень

Электронная библиотека

Штурм Серингапатама (1799)

(Письмо из фамильного архива)

Я пишу эти строки из Индии к моим родственникам в Англию, чтобы объяснить, почему я отказал в дружеском рукопожатии кузену моему, Джону Гернкастлю. Молчание мое по этому поводу было ложно истолковано членами нашего семейства, доброго мнения которых я не хочу лишиться. Прошу их отложить свои выводы до тех пор, покуда они не прочтут мой рассказ. Даю честное слово, что напишу строгую и безусловную истину.

Тайное разногласие между мной и моим кузеном возникло во время великого события, в котором участвовали мы оба, — штурма Серингапатама под командованием генерала Бэрда 4 мая 1799 года.

Для того чтобы обстоятельства были вполне понятны, я должен обратиться к периоду, предшествовавшему осаде, и к рассказам, ходившим в нашем лагере о драгоценных каменьях и грудах золота, хранившихся в серингапатамском дворце.

Один из самых невероятных рассказов относится к желтому алмазу — вещи, знаменитой в отечественных летописях Индии.

Стариннейшее из преданий гласит, что камень этот украшал чело четверорукого индийского бога Луны. Отчасти по своему особенному цвету, отчасти из-за легенды — будто камень этот подчиняется влиянию украшаемого им божества и блеск его увеличивается и уменьшается с полнолунием и с ущербом луны — он получил название, под которым и до сих пор известен в Индии, — Лунного камня. Я слышал, что подобное суеверие некогда имело место и в Древней Греции и в Риме, относясь, однако же, не к алмазу, посвященному божеству (как в Индии), а к полупрозрачному камню низшего разряда, подверженному влиянию луны и точно так же получившему от нее свое название, под которым он и доныне известен минералогам нашего времени.

Приключения желтого алмаза начинаются с одиннадцатого столетия христианской эры.

В ту эпоху магометанский завоеватель Махмуд Газни вторгся в Индию, овладел священным городом Сомнаут и захватил сокровища знаменитого храма, несколько столетий привлекавшего индийских богомольцев и почитавшегося чудом Востока.

Из всех божеств, которым поклонялись в этом храме, один бог Лупы избег алчности магометанских победителей. Охраняемый тремя браминами, неприкосновенный идол с желтым алмазом во лбу был перевезен ночью во второй по значению священный город Индии — Бенарес.

Там, в новом капище — в чертоге, украшенном драгоценными каменьями, под сводами, покоящимися на золотых колоннах, был помещен бог Луны, ставший вновь предметом поклонения. В ночь, когда капище было достроено, Вишну-зиждитель явился будто бы во сне трем браминам. Он вдохнул свое дыхание в алмаз, украшавший чело идола, и брамины пали перед ним на колена и закрыли лицо одеждой. Вишну повелел, чтобы Лунный камень охранялся тремя жрецами день и ночь, до скончания века. Брамины преклонились перед божественной волей. Вишну предсказал несчастье тому дерзновенному, кто осмелится завладеть священным камнем, и всем его потомкам, к которым камень перейдет после него. Брамины велели записать это предсказание на вратах святилища золотыми буквами.

Век проходил за веком, и из поколения в поколение преемники трех браминов день и ночь охраняли драгоценный Лунный камень. Век проходил за веком, пока в начале восемнадцатого столетия христианской эры не воцарился Аурангзеб, монгольский император. По его приказу храмы поклонников Брамы были снова преданы грабежу и разорению, капище четверорукого бога осквернено умерщвлением священных животных, идолы разбиты на куски, а Лунный камень похищен одним из военачальников Аурангзеба.

Не будучи в состоянии возвратить свое потерянное сокровище силой, три жреца-хранителя, переодевшись, следили за ним. Одно поколение сменялось другим; воин, совершивший святотатство, погиб ужасной смертью; Лунный камень переходил, принося с собой проклятье, от одного незаконного владельца к другому, и, несмотря на все случайности и перемены, преемники трех жрецов-хранителей продолжали следить за своим сокровищем, в ожидании того дня, когда воля Вишну-зиждителя возвратит им их священный камень. Так продолжалось до последнего года восемнадцатого столетия. Алмаз перешел во владение Типпу, серингапатамского султана, который вставил его, как украшение, в рукоятку своего кинжала и хранил среди драгоценнейших сокровищ своей оружейной палаты. Даже тогда — в самом дворце султана — три жреца-хранителя тайно продолжали охранять алмаз. В свите Типпу находились три чужеземца, заслужившие доверие своего властелина, перейдя (может быть, притворно) в магометанскую веру; по слухам, это-то и были переодетые жрецы.

Так рассказывали в нашем лагере фантастическую историю Лунного камня.

Она не произвела серьезного впечатления ни на кого из нас, кроме моего кузена, — любовь к чудесному заставила его поверить этой легенде. В ночь перед штурмом Серингапатама он самым нелепым образом рассердился на меня и на других за то, что мы назвали ее басней. Возник глупейший спор, и несчастный характер Гернкастля заставил его выйти из себя. Со свойственной ему хвастливостью он объявил, что если английская армия возьмет Серингапатам, то мы увидим алмаз на его пальце. Громкий хохот встретил эту выходку, и тем дело и кончилось, как думали мы все.

Теперь позвольте мне перенести вас ко дню штурма.

Кузен мой и я были разлучены при самом начале приступа. Я не видел его, когда мы переправлялись через реку; не видел его, когда мы водрузили английское знамя на первом проломе; не видел его, когда мы перешли через ров и, завоевывая каждый шаг, вошли в город. Только в сумерки, когда город был уже наш и генерал Бэрд сам нашел труп Типпу под кучей убитых, я встретился с Гернкастлем.

Источник:

rubook.org

СЦЕНА ВТОРАЯ

СЦЕНА ВТОРАЯ. Три жреца, церикс, собрание жрецов, Платон

Три жреца, церикс, собрание жрецов, Платон.

Первый жрец (обращаясь к Платону, который уже сделал вперед несколько шагов, ведомый цериксом).Стой! Что тебе нужно?

Первый жрец.А что ты сделал, чтобы заслужить такую милость?

Платон.Я, как известно, не причинил вреда ни одному человеку, и не забыл об уважении, которое я должен оказывать подобным мне. И к себе относился я так же. Я следовал урокам стоика Сократа и объехал весь мир в поисках большей мудрости.

После долгого обучения у жрецов земли египетской я спускался в мрачную империю мертвых и разговаривал с сиятельными духами и собирал их просвещенные откровения; затем я прошел через пламя, дрался с чудищем тьмы и убил его в пещере. Потом я переплыл реку, взобрался по лестнице, которая обрывалась подо мной, и оказался в месте, где красивые женщины с обнаженной грудью клялись мне в любви. А оттуда меня привели сюда.

Первый жрец.Подходи без боязни. (Церикс усаживает Платона перед алтарем.)Что самое красивое и благородное, изучению чего человек может посвятить себя в этом мире?

Платон.То, что является целью познания человека: кто он есть, откуда пришел и куда он идет; то, что ведет его к поиску законов природы внутри его самого и во внешнем мире.

Первый жрец.Изида и Озирис, Луна и Солнце – оба символизируют природу; когда природу представляет Изида, на ее лице – покрывало. В чем его смысл?

Платон.Здесь такой же смысл, как и в надписи на ее статуе в храме Саиса. «Я – то, что уже свершилось, что есть сейчас и что еще будет; и ни одному смертному еще не удалось убрать покрывало, которое скрывает меня». Я думаю, что это неверно.

Первый жрец.Неверно?! Да как твоя гордыня додумалась до такого?

Платон.В каждой абсолютной истине, в каждом законе природы, который человек открывает, разве не поднимает он ее покрывало?

Первый жрец.Нет, сама проблема‑то не устранена! Ты можешь высчитать вес звезд, их скорость, как далеко они находятся, куда движутся. Ты можешь раскрыть законы света и электричества и сделать молнию своим помощником, сравнять с землей гору или пройти сквозь нее, спуститься в бездну. Ты можешь переделать землю и утихомирить волны, но великий неведомый T.S.A.O.T.U останется таким же непостижимым – он над законами природы! Запомни – этот треугольник, символ нашего культа, есть знак единства Бога, а Солнце – символизирует нам душу мира. Посмотри, как невежда пришел к поклонению животным. Лишенный календаря труженик назвал Тельцом звезды, которые восходят вместе с солнцем во время его труда. Девой – те, которые появляются во время урожая, и так далее. Затем, позабыв причину, по которой их отцы назвали так звезды, люди начали верить, что и Дева, и Телец, и Лев действительно существуют на небесах, откуда благословляют их труды и плоды земные; они сделали из них богов! Ты веришь, что сфинкс – один из них?

Платон.Нет. Это двойной символ Девы урожая и Льва, напоминающий о плодоносном разливе Нила.

Второй жрец.Солнце находится в центре Вселенной. Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер, Сатурн вращаются одновременно вокруг своей оси и вокруг Солнца. Неподвижные звезды вращаются противоположно движению Земли и уходят далеко, очень далеко от планет. Некоторые планеты обладают благоприятной атмосферой, и они населены. Ведомо ли тебе значение красного креста на знамени Египта?

Платон.Это символ возвращения времен года, или бессмертия. Горизонтальная линия обозначает экватор, ее крайние точки – равноденствие, или весну и осень. Вертикальная линия – это меридиан, а ее крайние точки – солнцестояние, или зима и лето.

Второй жрец делает знак одобрения.

Платон.Это правила честного, обязанности, которые накладывает совесть. Это то, что человек не может нарушить, не заслужив стыда и позора.

Платон.Это практическое применение закона воздаяния ко всему, что его касается.

Третий жрец.Веришь ли ты, что авторитет судей уменьшится из‑за сделанных ими ошибок?

Платон.Нет. Наоборот, упорство в обвинении невинного человека, если он при этом умрет, – вот что убавит их авторитет.

Третий жрец.Откуда происходят мораль и справедливость?

Третий жрец.Как ты различаешь добро и зло?

Платон.Все то, что наносит ущерб достоинству или ограничивает права человека есть зло, а все, что благоприятствует им, – добро.

Третий жрец.Твои ответы достаточно точны. Считаешь ли ты, что женщина ниже мужчины?

Платон.Нет. Я полагаю, что она равна ему и является лучшей его подругой.

Третий жрец.А что ты скажешь о телесных наказаниях и смертной казни?

Платон. Яскажу, что это знаки все еще варварской цивилизации.

Третий жрец.Тогда что, по твоему мнению, явится знаком высшей, чем наша, цивилизации?

Первый жрец(поднимаясь). Мы, значит, окажемся бесполезными? Таким, стало быть, образом твое знаменитое правило о добре и зле сделает человека счастливым? Платон, ты неблагодарный!

Второй жрец (поднимаясь). Ты порочишь самую первую потребность общества!

Третий жрец.Успокойтесь, братья. Лучше похвалить честность неофита, чем бросать в него камни. (К Платону.)В чем, как ты думаешь, состоит счастье?

Третий жрец.Да, оно запрятано глубоко в сердце. Именно эта неопровержимая истина существует, чтобы утешить жертву, усмирить преступника и восславить доброе имя.

Церикс приносит Платону Etangi и чашу, чтобы он ее осушил.

Третий жрец.Это напиток Лотоса, испей его и забудь все чувства ненависти, зависти и нетерпимости. Надень этот плащ в знак преданности наукам и добродетели. (Платон осушает чашу и с помощью церикса надевает Etangi. Публика уходит.) Ты будешь посвящен в последнее таинство.

Источник:

lektsii.org

Три жреца в городе Томск

В представленном каталоге вы всегда сможете найти Три жреца по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой город РФ, например: Томск, Тольятти, Москва.