Каталог книг

Русские до истории

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Достижения современной генетики человека сегодня позволяют не только узнать закономерности наследственности и изменчивости, но и заглянуть в глубь истории, проследить движения многочисленных древних народов. Данные этой необычной науки позволяют каждому человеку узнать принадлежность к той или иной группе этносов, увидеть длинную череду своих предков. Историк и журналист А. Пересвет, по его словам, "решил спуститься в прошлое, когда еще не было истории" по своеобразной генетической лестнице, на каждой ступеньке которой он открывает для себя подробности жизни своих предков и предков собственного народа.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Пересвет А. Русские до истории Пересвет А. Русские до истории 263 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Русские грибники Русские грибники 133 р. labirint.ru В магазин >>
Русские народные сказки. Рисунки Л. Владимирского Русские народные сказки. Рисунки Л. Владимирского 295 р. bookvoed.ru В магазин >>
Русские до славян Русские до славян 265 р. labirint.ru В магазин >>
Лев Усыскин Русские истории. Рассказы Лев Усыскин Русские истории. Рассказы 240 р. litres.ru В магазин >>
Казаки. История и традиции Русколани Казаки. История и традиции Русколани 1296 р. labirint.ru В магазин >>
Русские до истории Русские до истории 265 р. labirint.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Что знали о своей истории русские до Петра I, Русская семерка

Русские до истории

Считается, что только в период правления Петра I России встала на путь приобщения к научным знаниям, в том числе к истории. Однако и в допетровское время грамотное население страны имело представление, какими были античная эпоха, европейское средневековье и Древняя Русь.

Первые книги

Знакомство со всеобщей историей началось на Руси после появления письменности. Но в силурелигиозно-церковного склада всей древнерусской книжной словесности представления о ходе истории были поверхностными и однобокими. Более того, догматический характер религиозной литературы исключал критическое отношение к описываемым событиям минувших эпох.

Получению исторических сведений Древнерусское государство обязано многим византийским монахам, которые были на Руси учителями грамоты и носителями просвещения. Через их подвижничество русские жители знакомились с плодами византийской образованности – художественной и исторической литературой.

В X-XI веках как таковой исторической науки в Византии еще не было – она существовала в зачаточном состоянии, не отделившись от литературы в широком смысле. Первыми трудами, с помощью которых русское общество познакомилось со всемирной историей, были византийские летописи и хронографы, излагавшие ветхозаветные книги от сотворения мира до Вавилонского пленения.

Исторические факты в них перемешивались с апокрифическими сказаниями и в таком виде переходили в древнерусскую литературу времен первых летописцев. Византийская история предстала в древнерусских летописях в виде компиляций и пересказов трудов византийских историков, а также некоторых сербских и болгарских авторов.

Знакомство с античностью

Одним из самых известных представителей византийской историографии в конце XI – первой половине XII века был монах-богослов Иоанн Зонара. Его хроники были основаны на трудах Геродота, Ксенофонта, Иосифа Флавия, Плутарха и содержали сведения всемирной истории от сотворения мира до 1118 года.

С «Историей иудейской войны» в Древней Руси познакомились благодаря ее переводу непосредственно с греческого языка на церковнославянский. Известна на Руси была и «Александрия» – переводной роман о жизни и деяниях Александра Македонского, авторство которого приписывают греческому историку Каллисфену.

В Древнерусском государстве имели представление о Гомере как о великом мудреце и философе, правда, очень часто оценка личности Гомера, как и других «эллинских мудрецов», менялась в связи с позицией Церкви. Были периоды, когда русские церкви по примеру византийских и болгарских храмов стали украшаться не только изображениями христианских святых, но и древнегреческих философов – Гомера, Эврипида, Платона, Диогена, Плутарха.

Первый древнерусский хронографический свод «Летописец Эллинский и Римский» появился, предположительно, на рубеже XIII-XV веков. В этом источнике смешались библейские книги, древнегреческие мифы и рассказы о возникновения Рима. Сама история Древнеримского государства ведется вплоть до нашествия варваров, после чего в центре внимания читателя появляется Византия.

Хронографы и летописи

Хронографы можно назвать первыми сочинениями по всемирной истории. Попадая в руки древнерусских книжников, они переводились и дополнялись в той степени, которая соответствовала воображению автора. Порой эти сведения были малодостоверны и даже фантастичны, как и все представление о незнакомом окружающем мире.

Например, в одном из русских хронографов сообщалось: «Люди Астромове или Астании живут в индейской земли, сами мохнаты, без обоих губ, а питаются от древ и корения пахнучего, и от цветов, и от яблок лесных, а не едят, не пьют, только нюхают. А пока места у них те запахи есть, то та места и живут».

Постепенно на Руси растет интерес к светской литературе, в которой были представлены исторические события, однако все они пересказывались на библейский лад. Так, в повести, повествующей об Александре Великом, сопутствовавший Александру бог Гермес превратился в ветхозаветного пророка, «иерусалимского царя» Иеремию.

Особое место в русской историографии отведено летописям. Самая известная из них - «Повесть временных лет», представленная Лаврентьевским, Ипатьевским и Софийским списками. Однако их историческая ценность подвергается многими учеными сомнению. Так, академик Алексей Шахматов, разобрав хронологические домыслы разных редакторов «Повести» до 945 года, счел возможным признать только в четырех из них связи с первоисточником. Это годы заключения русско-византийских договоров – 907-й, 912-й, 945-й - и поход на Константинополь Игоря в 941 году.

Популярностью в Древнерусском государстве пользовались летописи о деяниях личностей из отечественной истории. В начале XIV века было составлено «Житие Александра Невского». Эта повесть, прошедшая через множество редакций, вплоть до XVI века являлась своего рода эталоном для изображения русских князей при описании их воинских подвигов.

И образование, и политика

В XV столетии в России зарождается историко-методическая литература. В это время получили распространения азбуковники – сборники, не только содержащие исторические сведения, но и объясняющие читателю малознакомые слова. В одном из них слово «Вавилон» истолковывалось как «смятение», а «Иерусалим» – как «обетование».

Ряд азбуковиков содержал обширную, почти энциклопедическую информацию о некоторых исторически событиях и личностях. Такими были азбуковики «О Иулии Кесаре», «О взятии Царьграда от латин», «О сожжении Гуса», «О славянском языце и о русском», «Об убиении Бориса и Глеба».

Меняется и характер самого изложения - история вносит в него более прагматичный и официозный характер. Например, в своем послании Великому князю Василию III псковский старец Филофей исторически обосновывает притязания московских царей на «всю Русь, на киевское наследство, наконец, на власть византийских императоров».

Со временем русские хроники перестают ограничиваться византийскими источниками и черпают сведения из польских и других западнославянских текстов. Под влиянием новых образцов форма летописного изложения мало-помалу выходит из моды. К тенденциозной официальной легенде присоединяется оппозиционный памфлет.

В конце XVI столетия в России появляется целый ряд «записок» современников, составляющих основной материал как для бытовой истории, так и для истории придворных и общественных течений. Эти записки служили ценными сведениями для тех, кто стремился узнать подробности из недавнего прошлого страны.

Такой можно назвать «Историю кн. великого Московского о делех, яже слышахом у достоверных мужей и яже видехом очима нашима», написанную одним из приближенных Ивана Грозного, князем Андреем Курбским. Главная задача сочинения, представляющего из себя серию записок, - достоверно поведать народам о правлении царя-злодея.

Новые перспективы

События Смутного времени создали почву для нового осмысление действительности и более широкого взгляда на свое прошлое. Во второй половине XVII века в Киеве появляется «Синопис» – сочинение, довольно подробно излагающее древнерусскую историю, неизвестную автору «Повести временных лет».

В частности, там содержаться указания на то, что прародителем московских народов являлся библейский Мосох, шестой сына Афета, внук Ноя. Много места в повествовании занимает история Киева после татаро-монгольского нашествия. «Синопис» в качестве учебника по русской истории использовался вплоть до начала XIX века.

В XVIII веке российский историк Василий Татищев дал этому сочинению критическую оценку: «Сокращенная история, именуемая «Синопсис», хотя весьма кратка и много нужное пропущено, но вместо того польских басен и недоказательных включений со избытком внесено».

В то время как киевское духовенство в «Синописе» возвеличивало роль Киева в становлении и развитии русского государства, в Москве появилось апологетическое сочинение думного дьяка Федора Грибоедова «История о царях и великих князьях земли русской», обосновывающее права Романовых на российский престол.

А на рубеже 70-80-х годов XVII века свет увидела уникальная книга «Историческое учение», написанная неизвестным автором эпохи правления Алексея Михайловича. По сути, это - первый российский труд с теоретическим обоснованием задач, стоящих перед историком и исторической наукой.

Поделиться:

как московия,появившаяся позже и на много,стала вдруг руссью,а то что было и вправду русью,вдруг стало нерусью.еще в статье описывается,как в угоду правящей династии романовых,к стати полукровок,а у некоторых из династии, даже вызывало отвращение ко всему русскому, переписывается история древней руси.

Источник:

russian7.ru

Великие русские историки

LiveInternetLiveInternet
  • Жизнь известных людей (3233)
  • Кинофильмы художественные (2904)
  • Мир музыки (2825)
  • Кинофильмы документальные (2036)
  • Литература (1827)
  • История (1645)
  • Крушение в России монархии и гражданская война (16)
  • Города и страны (1373)
  • Москва (47)
  • Природа (752)
  • В мире животных (583)
  • Театр (579)
  • Юмор (492)
  • Политика и общество (475)
  • Таинственные явления (386)
  • Мультфильмы (284)
  • Злодеи (130)
  • Необычные феномены: события. факты. аргументы (80)
-Поиск по дневнику -Подписка по e-mail -Статистика Великие русские историки

Великие русские историки- авторы Истории России.

Василий Татищев первым предпринял попытку перейти от средневекового летописного стиля к аналитическому или критическому повествованию. Именно ему пришло в голову рассматривать историю как череду причинно-следственных связей; связей дня сегодняшнего с событиями прошлого.

Главный труд Татищева «История Российская» создавался по мере изучения автором величайшего множества источников — как работ древнегреческих историков (Геродота, Страбона, Клавдия Птолемея), так и русских летописей и манускриптов. Татищевская «История» состояла из 4-х частей, охватывавших период с древнейших времен— до Смутного времени.

Деталь: само собой, многолетняя работа Татищева над «Историей Российской» не могла пройти без уникальных находок. В частности, именно ему русская история обязана обнародованием таких важнейших документов как «Русская правда» (1019-1054 гг.) и «Судебник Ивана Грозного» (1550).

«Великие народы, подобно великим мужам, имеют свое младенчество и не должны его стыдиться: отечество наше, слабое, разделенное на малые области до 862 года по летосчислению Нестора, обязано величием своим счастливому введению Монархической власти…» — так Николай Михайлович Карамзин описывает первые века русской истории в своем грандиозном научном труде «История государства Российского».

Работа Карамзина состоит из 12-ти томов, включающих в себя описания всех важнейших событий, произошедших на Руси со времен древних славян и призвания варягов до царствования Ивана IV Грозного и Смутного времени. Создавая свою «Историю» Карамзин использовал в качестве источников римские, греческие, византийские и русские летописи: он сравнивал разные описания одних и тех же событий, анализировал изученные факты и согласовывал их между собой дабы добиться максимальной объективности собственного изложения.

Эпохальная работа Карамзина издавалась в течении 12 лет — первые 8 томов были напечатаны в 1816-1819 годах, а 9, 10 и 11 тома — в 1821-1824 годах. Заключительный том «Истории» был выпущен в 1829 году, спустя 3 года после смерти автора.

Деталь: большинство современников Карамзина высоко ценили его как историка, однако, были и исключения, едва ли не самым интересным из которых является оценка деятельности Карамзина-историка Пушкиным:

В его «Истории» изящность, простота

Доказывают нам, без всякого пристрастья,

И прелести кнута.

На плаху истину влача,

Он доказал нам без пристрастья

И прелесть самовластья.

Русский историк, писатель и публицист Михаил Погодин интересовался историей России с раннего детства. Закончив словесное отделение Московского Университета и защитив магистерскую диссертацию «О происхождении Руси» (1825), он продолжил свои исторические изыскания.

Последователь Карамзина и знаток всех теорий образования древнерусского государства, Погодин занимался изучением славянской истории и преподавал ее студентам. Он анализировал процессы закрепощения крестьянства, причины возвышения Москвы и особенности русских летописей. В процессе ему неоднократно удавалось отыскивать важнейшие памятники словесности, ранее считавшиеся утерянными или открывать ранее неизвестные исторические источники.

Будучи одним из лидеров и идеологов движения славянофилов, Аксаков выражал свои общественно-исторические взгляды в работах, в большинстве своем посвященных противопоставлению исторического пути России и Запада.

В 1846 году Аксаков опубликовал магистерскую диссертацию на тему «Ломоносов в истории русской культуры и русского языка»; в своих статьях «Об основных началах русской истории», «О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности» и «О русском воззрении» полемизировал с Сергеем Соловьевым.

Фактически, Аксаков-историк не оставил потомкам ни одного цельного исторического труда, однако, его историко-филологические исследования, критические выкладки и размышления о судьбе России и связи ее прошлого с будущим были важнейшей частью культурного контекста его времени и многократно издавались и переиздавались отдельными книгами, а также публиковались в журналах славянофилов («Русская беседа», «Молва», «Парус»).

«… Я пришёл к убеждению, что историю нужно изучать не только по мертвым летописям и запискам, а и в живом народе…» — так вспоминал о формировании своего интереса к истории России и Украины Николай Иванович Костомаров.

Защитив диссертацию на тему «Об историческом значении русской народной поэзии», Костомаров приступил к исследованию украинских летописей и публицистических работ XVII века, изучению развития взаимоотношений русского и украинского народа и сбору народных песен, стихов и дум.

Основным историческим сочинением Костомарова считается «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», первая глава которой посвящена правлению Владимира Святого, а последняя — императрице Елисавете Петровне.

Выпускник, а впоследствии профессор и ректор Московского Государственного Университета Сергей Михайлович Соловьев увлекался исторической наукой с раннего детства. Известно, к примеру, что «История Государства Российского» авторства Карамзина — напомним, что это 12 томов! — была прочитана юным Соловьевым никак не менее 12 раз, а лекции Михаила Петровича Погодина были любимым предметом Соловьева-студента в его университетские годы.

После окончания Московского Университета Соловьев получил возможность слушать лекции ученых-историков в Берлине и Париже и понял, как уловить закономерности в смене явлений и проследить внутреннюю логику истории его родной страны.

Первая книга эпохальной двадцатидевятитомной работы Сергея Соловьева «История России» вышла в 1851 году и уже в этот момент, за 28 лет до публикации последнего, 29 тома, стало понятно, что научного труда такого уровня в России еще не было. «История России» стала подробнейшим, основанном на невиданном до Соловьева количестве источников, трудом, рассказывающим об истории России с древнейших времен до конца XVIII века..

Член-корреспондент и академик Императорской Академии наук Ключевский по праву считается важнейшим из русских историков конца XIX-начала XX веков, сумевшим описать историю России не только в высшей степени научно, но и по-настоящему ярко и художественно.

Автор знаменитого на весь мир «Курса русской истории», Ключевский более 36 лет преподавал в Московском Университете, параллельно читая лекции в Московской Духовной академии и на Московских женских курсах.

В 1899 году из под пера Ключевского вышло «Краткое пособие по русской истории» — и именно этот труд стал предвестником издания полного курса истории России. Работа Ключевского состояла из 4 томов — с древнейших времен до времени правления Екатерины II.

Источник:

www.liveinternet.ru

Книга - Древняя русская история до монгольского ига

Древняя русская история до монгольского ига. Том 1

ДРЕВНЯЯ РУССКАЯ ИСТОРИЯ

Ведя свой род из крепостного крестьянства, спешу принести Освободителю дань сердечной, глубокой благодарности.

Русское государство, в образе происхождения и в ходе событий, представляет совершенное различие с западными государствами.

Счастливым себя почту, если, трудясь много и долго, успел найти и представить ясно хоть некоторые своеобразные наши черты. Верное уразумение прожитой жизни содействует определению и достижению цели.

Да поможет Бог ВАШЕМУ ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ вести нас неукоснительно, по начатому славному пути освобождения, к этой заветной цели — народного развития, образования, благосостояния, — человеческого совершенствования, в духе святого учения Христова.

Всемилостивейший ГОСУДАРЬ, ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЕРНОПОДДАННЫЙ, МИХАИЛ Погодин. 1871 года, Мая 19.

Предание, донесшееся из глубины веков до наших летописцев, указывает племенам словенским первоначальное место поселения в Европе на среднем и нижнем Дунае, — Дунае, который до сих пор еще слышится у нас повсюду в народных песнях. «По мнозех временех (по потопе), говорит древнейший летописец наш, Нестор, живший в XI столетии, сели суть Словени по Дунаеви, где есть ныне Угорьска земля и Болгарьска».

Отсюда, вследствие естественного размножения и других побудительных обстоятельств, выселялись они по временам, — задолго до Рождества Христова, — и заняли, наконец, почти всю среднюю Европу.

Наша страна получила себе обитателей по случаю нашествия с запада кельтов или волохов, которые, растревожив словен в их пригретом гнезде, заставили многих искать себе новые места поселения. Они уже тогда стояли на известной степени образования, знакомые с земледелием и первоначальными искусствами, говорили богатым и значительно развитым языком, имели понятия и верования о Боге и жизни посмертной, принесенные еще из прародины своей, Индии, с которой до сих пор обнаруживают родство.

Одни из словен, племена ляшские, поселились к северо-западу от Дуная; другие, наши, к северо-востоку.

Передовым из последних были собственно словене. Спасаясь от нашествия, они должны были спешно и усиленно прокладывать себе дорогу, шли-шли и достигли, наконец, озера Ильмеря, [1] потеснив обитавшую в этих местах чудь. Только здесь смогли они остановиться и построить себе город — Новгород.

«Словени же седоша около озера Ильмеря, прозвашася своим именем, и сделаша град, и нарекоша и Новгород».

Словенский конец, улица Славно, ручей Словенский, известные до сих пор в Новгороде, указывают своими именами, может быть, на места первого поселения.

Соплеменники, следовавшие по их стопам, также остановились по пути, когда натиск с юга утих, где кому случилось: на Двине, Припяти, Соже — кривичи, дреговичи.

Другие, еще прежде повернувшие направо, расселились по Днестру, Бугу, Днепру и их притокам, — тиверцы, хорваты, северяне, поляне.

Все они не составляли сплошного народонаселения, разделяясь между собою реками, лесами, горами, болотами и степями.

Поляне, по сказанию летописца, отличались тихим и кротким нравом. Брак издавна совершался между ними по взаимному согласию. Семейные отношения отличались скромностью. Древляне же имели обычаи дикие, подобно зверям, с которыми жили в своих дремучих лесах, питались всякой нечистотой, в распрях и ссорах, и убивали друг друга; брака полюбовного не знали, но уводили или похищали себе жен. Так же жили радимичи, вятичи, северяне. Они сходились на игрища и плясанья между селами и там выбирали себе девиц, с кем которая сговорится. Многоженство было у них в обыкновении. Над покойниками совершалась тризна, насыпалась высокая кладь, на которой и сжигался труп. Сожженные кости собирались в небольшой сосуд и устанавливались на столбах при дорогах. Так поступали вятичи, кривичи и другие вплоть до XII столетия. Мыться и париться в банях составляло древнейший обычай, которому удивился еще, как говорит предание, Св. Апостол Андрей.

Болотистая и лесистая, бедная дарами природы страна досталась на долю словенам, которые, освоившись, должны были подумать о средствах существования.

К счастью, недостатки их вознаграждались удобствами водных сообщений, не только с ближними, но и самыми отдаленными землями.

Вскоре они познакомились со своими приморскими соседями: это были родственные племена, переселившиеся прежде них с Дуная, а далее норманны, известные у нас под именем варягов, самый деятельный и удалой народ в Европе того времени, которые уже с V века хозяйничали на всех морях и имели сообщения по всем берегам: в Британии, Галлии, Германии, Италии, наконец, ближайшие, финны, так называемая ими чудь.

Чудью, состоявшей из множества племен, заселен был, по другую сторону за новгородцами, и весь Восток, от Северного моря до Каспийского.

Смышленые пришельцы разузнали, где в основном расположены естественные ресурсы, в которых они наиболее имели нужду, и что могут они предлагать в замену перми, булгарам, хозарам, югре. Им удалось даже впоследствии стать твердой ногой на самых выгодных для себя в этом отношении местах, откуда они могли распространять свою власть над соседними областями. Так возникли новые поселения, оказавшиеся вскоре для них необходимыми — Изборск, Торжок, Белозерск, Ростов, Муром, Бежецк, Волок Ламский.

В торговле новгородской приняли вскоре участие и норманны, нигде не упускавшие случая заводить свои связи и расселявшиеся повсеместно; они распространили новгородскую торговлю еще далее, до самого устья Волги, куда, с противоположной стороны, через Каспийское море, из внутренней Азии, проникло с той же целью другое — бодрое, живое, и, вместе, образованное племя того времени — арабы.

Арабы привозили в устье Волги к хозарам пряности, южные плоды, шерстяные ткани, драгоценные камни, которые до сих пор удерживают у нас свои восточные наименования: изумруд, яхонт, бирюзу, жемчуг… Чудские племена доставляли меха, рыбу, хлеб, металлы, юфть. Из низовых южных славянских поселений доставлялся хлеб, мед, воск. Из Греции — паволоки, золото, вино. Норманны торговали мечами франкской работы, янтарем, пухом, невольниками.

Очень рано между всеми этими народами началась взаимная мена, из которой мало-помалу, по мере распространения сообщений, образовалась правильная обширная торговля с определенными путями.

«Бе путь из Варяг в Греки, говорит Нестор, и из Грек по Днепру, и вверх Днепра волок до Ловати, по Ловати внити в Илмер озеро великое, из негоже озера потечет Волхов, и втечет в озеро великое Нево, того озера устье внидет в море Варяжское.

Тем же из Руси может ити в Болгары и в Хвалисы… потече Волга на восток, и втечет семидесятью жерел в море Хвалисское (Каспийское)».

Огромное количество арабских монет (диргемов), седьмого, восьмого и следующего веков, равно как и византийских, норманнских, часто находимых по всему этому пространству, служит неопровержимым доказательством живого сообщения между племенами, здесь обитавшими, с отдаленной древности.

Смышленые словене умели воспользоваться своим выгодным положением, на перепутье норманнов в Грецию и к финским племенам, передавали товары из рук в руки и богатели. Город их стал, в некотором смысле, перевалочным местом на Севере. Слава о Новгороде распространилась по всему Варяжскому (Балтийскому) поморью, а исландские саги наполнились сказаниями о богатстве и могуществе великого Гольмгарда.

Точно такое же значение получил на юге Киев, принадлежавший другому славянскому племени, полянам (предкам, кажется, нынешних великороссиян).

Новгород подвергся нападению норманнов, господствовавших на всех соседних морях, Киев со всеми южными племенами — хозаров, главная сила которых сосредоточивалась в Итиле (нынешней Астрахани), на устье Волги.

В 859 году (первое определение времени в летописи) какая-то ватага норманнов, называвшихся у нас варягами, приплыла по Варяжскому морю в устье Невы, рассыпалась по сторонам и обложила данью встреченные ею племена, славянские и финские.

Но владычество норманнов продолжалось не долго: племена вскоре восстали, одно за другим, потому ли, что были выведены из терпения насилием пришельцев, или потому, что увидели возможность легко справиться с ними, и не захотели нести напрасных убытков.

Как бы то ни было, хозяева прогнали незванных гостей туда, откуда они приходили, «за море», и начали по-прежнему «владеть сами о себе», но вскоре перессорились между собою, «встал род на род», полилась кровь, и усобице не видать было конца, а норманны, с часу на час, могли воротиться с новыми, еще большими силами, отмстить жестоко за полученное оскорбление и наложить иго тяжелее прежнего!

Тогда, среди общей смуты, пришла в голову кому-то из воевавших благая мысль, чтобы прекратить кровопролитие: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву».

Совет пришелся по душе. Но где искать князя столь сильного, чтобы он мог дома держать свое имя грозно, а в нужном случае защитить мирные племена от внешних врагов?

Здравый смысл, народный толк, указал им норманнов, которые господствовали по всему взморью, ближнему и дальнему, ходили беспрестанно на все четыре стороны, селились везде, где пригревало солнце, и готовы были служить кому угодно, лишь было бы из чего, — норманнов, о которых грозная слава распространялась всюду. Да и кого же в то время было выбрать? Кто имел столько силы и смелости, чтобы взяться за такое трудное и опасное дело? Кто мог лучше защитить от норманнов, как не их соотечественники?

Словене, с подчиненными им, более или менее, кривичами, чудью, весью и мерею, пошли «за море», к одному норманнскому племени, по какой-то причине им более знакомому, которое жило, кажется, в углу Варяжского моря, в соседстве и совокупности с родственными нам племенами, и «называлось Русью, как другие племена назывались Свеями, Англянами, Готами и Мурманами».

Ильмерь, современное название — Ильмень. Примеч. ред.

Источник:

detectivebooks.ru

Русские до истории в городе Тула

В этом каталоге вы сможете найти Русские до истории по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти другие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой населённый пункт России, например: Тула, Рязань, Уфа.