Каталог книг

Наталья Борисовна Долгорукова

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Санкт-Петербург, 1899 год. Издание Н. Г. Мартынова. С иллюстрациями. Профессиональный новодельный переплет с золотым тиснением. Сохранность хорошая. Легкие временные пятна. Княгиня Наталия Борисовна Долгорукова (1714-1771) - знаменитая мемуаристка XVIII века, одна из первых русских писательниц, дочь графа Бориса Петровича Шереметева, жена князя Ивана Алексеевича Долгорукова. В 1758 году княгиня Долгорукова постриглась в монахини в Киево-Флоровском монастыре под именем Нектарии, в уже в марте 1767 года приняла схиму. В январе 1767 года, незадолго до принятия схимы, она написала для внуков мемуары («Своеручные записки…»), впервые опубликованные в журнале «Друг юношества» в 1810 году. В настоящее издание вошла историческая повесть Петра Фурмана (1809-1856), посвященная биографии знаменитой княгини. Издание не подлежит вывозу за пределы Российской Федерации.

Характеристики

  • Автор
    Петр Фурман
  • Сохранность
    Хорошая
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Тип обложки
    Твердый переплет
  • Формат издания
    130x180
  • Издательство
    Издание книгопродавца Н. Г. Мартынова
  • Год выпуска
    1899
  • Количество страниц
    298
  • Язык издания
    Русский
  • Произведение
    Наталья Борисовна Долгорукова
  • Вес
    250
  • Ширина упаковки
    180
  • Высота упаковки
    20
  • Глубина упаковки
    130

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Наталья Борисовна Долгорукова Наталья Борисовна Долгорукова 13390 р. ozon.ru В магазин >>
Алексеева А. Кольцо графини Шереметевой Алексеева А. Кольцо графини Шереметевой 176 р. book24.ru В магазин >>
Долгорукова Н. Сафо Средневековья. Мария Французская. Круг чтения и литературные принципы автора XII века Долгорукова Н. Сафо Средневековья. Мария Французская. Круг чтения и литературные принципы автора XII века 436 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Долгорукова Е. Мой муж - Александр II. Жизнь в тени императора Долгорукова Е. Мой муж - Александр II. Жизнь в тени императора 366 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бакаева С., Долгорукова Н. Экспресс-самоучитель французского языка Бакаева С., Долгорукова Н. Экспресс-самоучитель французского языка 170 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Северова Н. Б. Поваренная книга для голодающих Северова Н. Б. Поваренная книга для голодающих 282 р. ozon.ru В магазин >>
Наталья Борисовна Колокольцева Мозаика Наталья Борисовна Колокольцева Мозаика 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Наталия Борисовна Долгорукова биография, Память, Сочинения

Наталия Борисовна Долгорукова : биография

17 января 1714 - 03 июля 1771 княгиня, схимонахиня, дочь графа Б

Из рода Шереметевых. В возрасте четырёх лет потеряла отца, десяти — мать. В 15 лет стала выезжать в свет, вскоре приняла предложение фаворита Петра II князя И. А. Долгорукова. Обручение Наталии и Ивана состоялось через три дня после обручения Петра II с сестрой Долгорукова.

С наступлением опалы (после смерти Петра II и воцарения Анны Иоанновны) не оставила своего жениха. 8 (19) апреля 1730 года обвенчалась с ним и почти сразу поехала вместе с ним в ссылку в Берёзов.

В ссылке Наталья Борисовна родила сыновей: Михаила и Дмитрия, младшего через несколько дней после вторичного ареста мужа. После казни мужа получила разрешение возвратиться с двумя детьми, в Москву. Пострижение в монахини Долгорукова отложила до того момента, когда старший её сын выучился, поступил на службу и женился. С младшим сыном, страдавшим неизлечимым заболеванием, Наталья Борисовна не расставалась до его смерти в 1769 году.

В 1758 году постриглась в монахини в Киево-Флоровском монастыре под именем Нектарии, в марте 1767 года приняла схиму. В январе 1767 года, незадолго до принятия схимы, написала для внуков мемуары («Своеручные записки…»), впервые опубликованные в журнале М. И. Невзорова «Друг юношества» в 1810 (научная публикация — СПб., 1913).

Наталье Борисовне посвятил одну из своих «Дум» (XX) Рылеев. Превратности судьбы Долгорукой воспел и другой русский романтик, И. И. Козлов:

  • Отзыв Д. П. Мирского: «Главная прелесть [текста], помимо нравственной высоты автора, в совершенной простоте и непритязательной искренности рассказа и в великолепном чистейшем русском языке, каким могла писать только дворянка, жившая до эпохи школьных учителей».
  • Письма княгини Натальи Борисовны Долгоруковой // Русский архив. 1867. Вып.1. Стлб.52-59.
Комментарии

христианский богослов, философ и политик, один из отцов и влиятельнейших проповедников христианства

святой Русской церкви, основатель Троице-Сергиевой лавры

духовник императорской фамилии, личный целитель цесаревича Алексея, одна из самых одиозных личностей российской истории начала XX столетия

священнослужитель Православной Российской Церкви

американский религиозный деятель, второй президент Церкви Иисуса Христа Святых последних дней

итальянский религиозный поэт, монах-францисканец

княгиня Силезская, католическая святая, монахиня, покровительница сирот

архиепископ римско-католической церкви, дипломат

14 лет Федуна: Как менялся “Спартак”

Почему постоянно хочется спать? Причины сонливости

Настасья Самбурская о диетах, спорте, как изменить свое тело и свою жизнь!

Copyright © 2010 People.SU All rights reserved

Использование материалов без письменного согласия авторов сайта - запрещено!

Источник:

www.people.su

БРОКГАУЗ И ЕФРОН

Энциклопедический словарь

Долгорукова, Наталья Борисовна

(1714—1771) — княгиня, дочь фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. Страстно полюбив И. А. Долгорукова (см. Долгоруковы) она обручилась с ним в конце 1729 г. Когда, вслед за тем, скончался Петр II, родные Н. Б., зная нерасположение новой императрицы к Долгоруковым, уговаривали ее отказать кн. Ивану, но она с негодованием отвергла эти советы. Свадьба Долгоруковой состоялась 6 апреля 1730 г., а через три дня семью Долгоруковых постигла ссылка. В "Записках" Д. подробно рассказаны все злоключения, испытанные ею во время продолжительного путешествия сперва в Касимовские деревни, а потом в Березов. Здесь у нее родился сын Михаил, и молодая мать вся отдалась его воспитанию. Первые годы пребывания в Березове прошли для Д. довольно сносно, потому что тягости ссылки смягчались для нее любовью мужа и привязанностью к сыну; но в 1738 г. кн. Иван был внезапно увезен из Березова. Несколько дней спустя у Долгоруковой родился второй сын, Димитрий. Он страдал впоследствии нервным расстройством, что, быть может, объясняется нравственным потрясением его матери, испытанным ею во время увоза мужа. В конце 1739 года Д. послала императрице прошение, где просила, если ее муж жив, то не разлучать ее с ним, а если не жив, то разрешить ей постричься. Только из ответа на это прошение она узнала, что мужа ее уже нет на свете. Ей позволено было вернуться к брату. По приезде в Москву, 17 октября 1740 г. (в сам день смерти императрицы Анны), Д. изменила свое намерение — немедленно постричься. У нее на руках остались два малолетних сына, которым нужно было дать воспитание. Когда старший из них, Михаил, достиг совершеннолетия, она определила его в военную службу и женила, а с младшим, который оказался неизлечимым, уехала, в 1758 г., в Киев, где и постриглась во Фроловском женском монастыре под именем Нектарии. В январе 1767 г. она писала свои "Записки", доведя их только до приезда своего в Березов. В марте того же года она приняла схиму. В 1769 г. умер на ее руках меньшой сын, после чего Д. всецело предалась молитве и подвижничеству. Сделавшиеся известными через 70 лет после ее смерти "Записки" занимают одно из видных мест среди литературных памятников первой половины столетия. Помимо своего значения для характеристики нравов начала царствования императрицы Анны Ивановны, "Записки" эти представляют прекрасный образец душевной исповеди. Трагическая судьба княгини Д. служила много раз темой для очерков в прозе и стихах. Между прочим, ей посвящены одна из "Дум" Рылеева и получившая громкую известность поэма Козлова; но все эти произведения бледнеют в сравнении с бесхитростным рассказом самой княгини.

См. "Из жизни русских деятелей XVIII в.", Д. А. Корсакова; "Записки Н. Б. Д.", изд. Суворина, с биогр. ее, составленной С. Н. Шубинским; "Княгиня Н. Б. Д." (в "Отечественных Записках", 1858, кн. I).

Источник:

www.bibliotekar.ru

Долгорукова, Наталия Борисовна

Долгорукова, Наталия Борисовна

Ната?лия Бори?совна Долгору?кова (Долгорукая, Некта?рия; 17 (28) января 1714 — 3 (14) июля 1771, Киев) — княгиня, схимонахиня, дочь графа Б. П. Шереметева, жена И. А. Долгорукова, бабка И. М. Долгорукова.

Из рода Шереметевых. В возрасте четырёх лет потеряла отца, десяти – мать. В 15 лет стала выезжать в свет, вскоре приняла предложение фаворита Петра II князя И. А. Долгорукова. Обручение Наталии и Ивана состоялось через три дня после обручения Петра II с сестрой Долгорукова. С наступлением опалы (после смерти Петра II и воцарения Анны Иоанновны) не оставила своего жениха. 8 (19) апреля 1730 обвенчалась с ним и почти сразу поехала вместе с ним в ссылку в Берёзов. В ссылке Наталья Борисовна родила сыновей: Михаила и Дмитрия, младшего через несколько дней после вторичного ареста мужа. После казни мужа получила разрешение возвратиться с двумя детьми, в Москву. Пострижение в монахини Долгорукова отложила до того момента, когда старший её сын выучился, поступил на службу и женился. С младшим сыном, страдавшим неизлечимым заболеванием, Наталья Борисовна не расставалась до его смерти в 1769 г [1] . В 1758 постриглась в монахини в Киево-Флоровском монастыре под именем Нектарии, в марте 1767 приняла схиму. В январе 1767 года, незадолго до принятия схимы, написала мемуары («Своеручные записки…»), впервые опубликованные в журнале М. И. Невзорова «Друг юношества» в 1810 (научная публикация – СПб., 1913). Наталье Борисовне посвятил одну из своих «Дум» (XX) Рылеев.

Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой дочери г. фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. СПб., 1992.

Письма княгини Натальи Борисовны Долгоруковой // Русский архив. 1867. Вып.1. Стлб.52–59.

Е-а ‹Есипович› Я.Г. Княгиня Наталья Борисовна Долгорукова // Отечественные записки. 1858. Январь – февраль. Кн.1. Разд.I. С.275–300.

Толычева Т. Наталья Борисовна Долгорукова и березовские ссыльные. М., 1874.

Корсаков Д. А. Из жизни русских деятелей XVIII века. Казань, 1891.

Корсаков Д. Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая. Исторический вестник, 1886. – Т. 23. - № 2.

Шереметев С.Д., гр. Схимонахиня Нектария. Княгиня Наталья Борисовна Долгорукова, дочь Фельдмаршала Шереметова. Вып. I. М., 1909.

Дом Романовых. Составители П.Х.Гребельский и А.Б.Мирвис, СПб.: ЛИО "Редактор" ISBN 5-7058-0160-2

Источник:

globuss24.ru

Долгорукова Наталья Борисовна

Долгорукова Наталья Борисовна "Долгорукова Наталья Борисовна" в книгах Марина Валерьевна Ганичева НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА ДОЛГОРУКАЯ (1714–1771)

Марина Валерьевна Ганичева НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА ДОЛГОРУКАЯ (1714–1771) «Он один в сердце моем был. » Наташа Шереметева, девочка резвая и веселая, была утешением отца и матери и надеждою их в старости. Графу Борису в год ее рождения исполнилось уже 62 года. С 1671 года и до самой

VII. НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА НОРДМАН

VII. НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА НОРДМАН На предыдущих страницах не раз упоминается имя второй жены Репина — Натальи Борисовны, которая в то время, когда я познакомился с ним, занимала в «Пенатах» очень заметное место. В те годы, в 1907 — 1910-м, она и Репин были неразлучны: художник

Александр II и Долгорукова

Александр II и Долгорукова Александр II впервые увидел Катю Долгорукову летом 1859 года, гостя? у князя Долгорукова в имении Тепловка близ Полтавы во время военных учений. Ей было 11 лет, ему — 41.Отец Кати был из древнего рода князей Долгоруких, он рано умер, оставив кучу долгов.

Екатерина Долгорукова и Александр II

Екатерина Долгорукова и Александр II Император Александр II с юношеских лет отличался романтическим складом характера и влюбчивостью. Первым его серьезным увлечением стала фрейлина его матери, Ольга Калиновская. Ольга была старше на два года, но чувства Александра к ней

XXI. Освобожденіе князя Я. ?. Долгорукова изъ пл?на.

XXI. Освобожденіе князя Я. ?. Долгорукова изъ пл?на. Изъ анекдота X мы уже вид?ли, что въ числ? пл?нныхъ, взятыхъ шведами подъ Нарвою въ 1700 году, находился и князь Я. ?. Долгоруковъ. Онъ пробылъ въ Швеціи до 1711 года, а въ этомъ году освободился изъ пл?на, благодаря своему мужеству.

XXIX. Прямота кн. Я. ?. Долгорукова.

XXIX. Прямота кн. Я. ?. Долгорукова. Разъ, въ 1717 году, Петръ, будучи на одномъ пиру, завелъ съ окружающими разговоръ о царствованіи своего отца. Невольно при этомъ перешли на сравненіе д?лъ этого царствованія съ д?лами самого Петра. Графъ Мусинъ-Пушкинъ сталъ выхвалять д?ла

VII. НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА НОРДМАН

VII. НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА НОРДМАН На предыдущих страницах не раз упоминается имя второй жены Репина — Натальи Борисовны, которая в то время, когда я познакомился с ним, занимала в Пенатах очень заметное место. В те годы, в 1907–1910-м, она и Репин были неразлучны: художник проводил

Долгорукова

Долгорукова ДОЛГОРУКОВА, кн., вероятно, Стефания Сем. (1878). Поклонница Распутина. I, 31, 48,

Долгорукова

Долгорукова Екатерина Михайловна (1847—1922), русская княжна.Родилась 14 ноября 1847. По линии отца происходила из захудалой ветви древней княжеской фамилии. Отец – гвардейский капитан, князь Михаил Михайлович Долгоруков, мать – Вера Вишневская, праправнучка полковника

ПОХОД ДОЛГОРУКОВА В КРЫМ

ПОХОД ДОЛГОРУКОВА В КРЫМ Командующий Второй армией Петр Панин был обижен императрицей после взятия Бендер и подал в отставку, которая была принята незамедлительно. Но вот командиром Второй армии был назначен князь Василий Михайлович Долгоруков. Василий Михайлович

IV. Наталья Долгорукая (Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая, урожденная графиня Шереметева)

IV. Наталья Долгорукая (Княгиня Наталья Борисовна Долгорукая, урожденная графиня Шереметева) Женская личность, о которой мы намерены говорить в настоящем очерке, принадлежит также к той категории русских исторических женщин прошлого века, на которых обрушилась вся

ЕКАТЕРИНА ДОЛГОРУКОВА — ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР II

ЕКАТЕРИНА ДОЛГОРУКОВА — ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР II Первая встреча будущих любовников — русского императора и красавицы-княжны Екатерины Михайловны Долгоруковой (1847–1922) — произошла летом 1857 года, когда Александр II (1818–1881) после военных смотров проездом посетил имение

Дача Долгорукова

Дача Долгорукова Так, по имени местности, назывались железнодорожная станция и поселок возле нынешней станции метро «Ладожская» и Ладожского вокзала.Название свое станция получила потому, что когда-то эти земли принадлежали сподвижнику Петра I князю Якову Долгорукову.

Наталья Борисовна Иванова Русский крест. Литература и читатель в начале нового века

Наталья Борисовна Иванова Русский крест. Литература и читатель в начале нового

Экономика сноса Архитектурные страдания Алексей Комеч, Михаил Хазанов, Наталья Душкина, Ирина Коробьина, Наталья Самовер

Экономика сноса Архитектурные страдания Алексей Комеч, Михаил Хазанов, Наталья Душкина, Ирина Коробьина, Наталья Самовер Пролог. Николо-Урюпино впоследствии вернулось к государству; договор аренды с Брынцаловым был расторгнут. Но тему архитектурного наследия пришлось,

Источник:

slovar.wikireading.ru

Наталья Борисовна Долгорукова, дочь графа ШЕРЕМЕТЬЕВА

LiveInternetLiveInternet

Как опубликовать свой материал в Сообществе? Дорогие и Уважае.

Начинающим на ЛиРу Зарегистрировать твой ник! Серия сообщений "Для ЛиРу": Часть.

Помощь новичкам: Тег more или Как убрать текст под кат По просьбам читателей - новичков, попроб.

ВЕЛИКИЙ ПРАЗДНИК ПАСХИ НА КАРТИНАХ ИЗВЕСТНЫХ ХУДОЖНИКОВ ВЕЛИКИЙ ПРАЗДНИК ПАСХИ НА КАРТИНАХ ИЗВЕ.

ТЕМАТИЧЕСКИЕ СЕРИИ ХУДОЖНИКОВ (ЦИКЛ АНЖЕЛЫ ДЖЕРИХ К 8 МАРТА) Наступающему празднику 8 марта и все.

-Рубрики
  • История (765)
  • ,Туризм,страны,путешествия (697)
  • Автобусные туры по Европе (89)
  • История России (570)
  • Флот (380)
  • живопись (337)
  • Известные личности (319)
  • Культура (292)
  • Крым,народы Крыма (239)
  • Севастополь,Балаклава, (218)
  • оружие,техника (216)
  • Рецепты,кулинария (214)
  • искусство (196)
  • Война (194)
  • Армия (174)
  • фотошоп (172)
  • ЛиРу,Дневник (163)
  • Экзотический отдых в Крыму (160)
  • История Украины (154)
  • ПО УКРАИНЕ (35)
  • ФОТО (136)
  • из жизни царей,Романовы (133)
  • Политика (126)
  • Музыка (114)
  • Дворцы,поместья, (112)
  • Образование (105)
  • Разное (101)
  • видео (100)
  • Крымская война (100)
  • Литература (97)
  • Web дизайн (93)
  • Парусники (87)
  • Море (84)
  • Историческая летопись Севастополя (78)
  • Все о винах Крыма (70)
  • Юмор (69)
  • Архитектура (66)
  • фильмы и мультики (55)
  • Песни и романсы (54)
  • Праздники (48)
  • Клипарты (47)
  • Corel (44)
  • картинки (44)
  • Екатерина и Потемкин (37)
  • мода (35)
  • СМИ (34)
  • Анимация (31)
  • здоровье (28)
  • Web Dreamweaver (16)
  • Новости Севастополя (15)
  • Изучение html,css (12)
  • Голландия-СВВМИУ (4)
-Музыка -Я - фотограф КРЫМСКАЯ ВОЙНА 1854 - 1855 г.г.

-Всегда под рукой -Поиск по дневнику -Подписка по e-mail -Постоянные читатели -Статистика Наталья Борисовна Долгорукова,дочь графа ШЕРЕМЕТЬЕВА

Хочу рассказать о одной из дочерей графа Шереметьева – Наталье. Почему? – Меня очень заинтересовала ее судьба. Те жертвы, на которые она пошла ради любви своей, и вся ее нелегкая жизнь, достойны того, что бы потомки ее и не только? знали бы о судьбе этой замечательной женщины.

Фельдмаршал, боярин, граф Борис Петрович Шереметьев, сподвижник великого Петра I , был женат дважды. От первого брака с Евдокией Петровной Чириковой, у него было трое детей - Константин, Михаил и Анна.

В 1712 году граф Борис после всех своих военных подвигов, решил удалится от мира и постричься в монахи Киево-Печерской Лавры, но царь Петр не только отказал ему в этом желании но и обязал женится. В невесты была выбрана Анна Петровна Нарышкина, урожденная Салтыкова, для которой это тоже был второй брак. В этом браке детей было пятеро: Петр (1713), Наталья (1714), Сергей (1715), Вера (1716) и Екатерина (1718).

Наталья Борисовна родилась 17 января 1714 года, когда ее отцу исполнилось 62 года! Свое детство она провела в доме Шереметьевых на Фонтанке. Позже она писала: «… Молодость несколько помогала терпеть в ожидании в предбудущем счастия; думала еще: будет и мое время, повеселюсь на свете; а того не знала… что над ежда на будущее обманчива бывает…»

Наташа Шереметева, девочка резвая и веселая, была утешением отца и матери и надеждою их в старости.

Шурман. Портрет фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметьева

Поговаривали, что видели молодую графиню часто на вечерних зорях в санях, одну, стояла она на берегу реки, смотрела на воду, будто дула, да на месяц, еще бледный в свете первых звезд. А потом и в лавке травника старого видали не раз красавицу - барышню: перебирала она легкими перстами травы пахучие, столетние, да шептала что то над ними: не то молитву, не то ворожбу какую – ей то нетрудно, небось, с детства, кроме нянюшек, мадама заграничная, шведка Мария Штрауден, воспитывала, иноземности – премудрости научила! Несколько наречий иноземных знала упрямая графинюшка, среди них и греческий - мудрецу придворному впору али – клиросному певчему! Семья была дружная, веселая, оттого и характер маленькой Наташи был мягким и уступчивым. Но и горя познала сызмала не мало - рано потеряла родителей – отца – в пять лет, мать – в четырнадцать.

"Я осталась малолетна после отца моего, не больше, как пяти лет, однако я росла при вдовствующей матери моей во всяком довольстве, которая старалась о воспитании моем, чтоб ничего не упустить в науках и все возможности употребляла, чтобы мне умножить достоинств".

Любимая матушка, столь лелеявшая ее, Анна Петровна умерла летом 1728 года, и Наташа осталась круглой сиротой.

Она чувствовала себя одиноко среди родственников, мечтавших поскорее выдать ее замуж, чтобы оставить заботы о ней. Единственной родственной душой для нее оставалась «мадам», заботам которой вверила ее умирающая матушка. И действительно, мадам настолько была предана Наташе, что, когда ту отправили в ссылку, не оставила ее в несчастии и самоотверженно заботилась о ней, а при расставании, когда уже ей, иностранке, нельзя было следовать за госпожой, горько страдала.

И вот Наталья Борисовна осталась сиротой четырнадцати лет и «всех компаний лишилась», по ее собственному выражению. Предоставленная сама себе, она могла по-разному вести себя, никому до нее дела не было, а тогда в ходу были разные тайные встречи и увеселения. Но Наташа рассудила иначе: «Пришло на меня высокоумие, вздумала себя сохранять от излишнева гуляния - тогда очень наблюдали честь. Я свою молодость пленила разумом, удерживала на время свои желания в рассуждении о том, что еще будет время к моему удовольствию, заранее приучала себя к скуке. И так я жила после матери своей два года. Дни мои проходили без утешки».

Но время шло… Наталья подрастала, расцветала и вскоре вокруг юной красавицы стали тучами виться женихи.

Она прекрасно осознавала свою миловидность, девичью красоту и свежесть, к тому же знала о том, что она едва ли не самая богатая невеста в России. «Я очень была счастлива женихами», - напишет она в своих «Записках». Но держала она себя строго, о чем не могли не знать московские свахи. «Я не имела такой привычки, чтобы сегодня любить одного, а завтра другого, в нонешний век такая мода, а я доказала свету, что я в любви верна».

И вот долгожданный миг настал – к ней посватались. Среди толп почитателей, окружавших ее, зоркий глаз красавицы выделил двадцатилетнего князя Ивана Долгорукого, любимца императора Петра I и брата государыни-невесты ( В год своей смерти император Петр II, обручился с княжной Еатериной Долгорукой, в следствии козней Долгоруковых при дворе, целью которых было захватить власть при молодом имераторе, но об этом чуть ниже).

Вся сфера небесная для меня переменилась», - вспоминала она об этих днях много лет спустя. Она не была знакома с ним до сватовства, но вряд ли не знала о его похождениях в Москве. Но ни словом не обмолвится она об этом горьком знании, да и видно по словам ее, что влюблена она в него была с первого взгляда. Жених был хорош собой, весел, к тому же умел нравиться. Чего же еще было желать? «Думала, я - первая щастливица в свете, потому что первая персона в нашем государстве был мой жених, при всех природных достоинствах имел знатные чины при дворе и в гвардии. Я признаюсь вам в том, что я почитала за великое благополучие, видя его к себе благосклонность; напротив тово, и я ему ответствовала, любила ево очень, хотя я никакова знакомства прежде не имела. но истинная и чистосердечная ево любовь ко мне на то склонила».

Многие историки подвергали сомнению искренность чувств Долгорукого к Наталье Борисовне, мол, знал он и об ее богатстве, был и охоч до женского пола. Но уж очень искренни слова и наблюдения Натальи Борисовны. «Казалось, ни в чем нет недостатку. Милой человек в глазах, в разсуждении том, что этот союз любви будет до смерти неразрывной, а притом природные черты, богатство; от всех людей почтение, всякой ищет милости, рекомендуютца под мою протекцию». Природные черты - это, конечно, хорош собой, да к тому же еще богат, а еще велеречив и сумел рассказать о любви до самой смерти, рассказать искренне, без коварства. Но еще очень важно, что и к Наташе отношение всех окружающих изменилось, раньше никто и не замечал, теперь же все добивались протекции, заглядывали в глаза. «Все кричали: «Ох, как она щаслива!» Моим ушам не противно было это эхо слышить». Дочке фельдмаршала, юной графине, конечно, весьма лестно было прельстить такого жениха. К тому же, несмотря на дурные наклонности князя Ивана, многие отмечали в нем простоту, душевность и отсутствие коварства.

Жених требует отдельного рассказа .

Внук Великого Петра, цесаревич Петр подрастал, и ему требовались наперсники из хороших семей для игр. Тут-то и произошло знаменательное событие - ко двору цесаревича был послан камер-юнкером семнадцатилетний Иван Долгорукий, юноша не по годам развитый, весьма красивый, уже многое повидавший, так как долгое время жил в варшавском доме своего деда, знаменитого петровского дипломата Г.Ф. Долгорукого. Здесь он насмотрелся на жизнь двора польского короля Августа II, любителя роскоши и всяческих развлечений. Несомненно, именно там Иван приобрел и весьма галантные манеры, и умение обращаться с дамами, и научился обхождению с разными людьми. Его отец Алексей Григорьевич, человек весьма недалекий, но с большими амбициями, был вряд ли доволен таким назначением сына. Но все же Иван был приставлен к особе царского рода, да к тому же еще со всеми законными правами на престол, и батюшка втайне надеялся на будущую фортуну, способную поднять семейство родовитых Долгоруких на небывалую высоту.

Похоже, что дружба цесаревича Петра и Ивана Долгорукова была искренней. Петр, десятилетний мальчишка, конечно, с восторгом взирал на многоопытного Ивана, который играл с ним, был хорошим рассказчиком, приучал его к охоте, был неистощим на выдумку в развлечениях и забавах. Меншиков заметил это сближение и поспешил удалить князя Ивана от царевича, отправив поручиком в армейский полк.

После смерти Императрицы Екатерины страсти накалились. Меншиков желая оставить за собой власть и имея на это разрешение покойной Екатерины, хотел поженить юного Петра и свою дочь Марию. Но дни его уже были сочтены. И хотя в начале царствования светлейшему пожаловали звание генералиссимуса и состоялось уже обручение Петра с Марией, однако настойчивым просьбам императора о возвращении к нему Ивана Долгорукого, давнего сердечного друга, пришлось все же уступить.

Именно князь Иван и вся Долгоруковская партия сыграли главную роль в низвержении «прегордого Голиафа» - князя Меншикова. Конечно, за столь решительными действиями императора стояла воля могущественных Долгоруких. Иван Алексеевич Долгорукий сразу после удаления Меншикова стал майором гвардии, обер-камергером и кавалером орденов Александра Невского и Андрея Первозванного. Иван Долгорукий был неразлучен с царем, а у их клана возникла идея сосватать царю новую невесту, сестру Ивана, дочь Алексея Григорьевича, княжну Екатерину.

По Москве из уст в уста ходили слухи о похождениях царя вместе с Иваном, которого вряд ли можно было назвать образцом добродетели. Знаменитый князь М.М. Щербатов, историк и обличитель нравов своего времени, писал: «Окружающие однородны и другие младые люди, самим распутством дружбу его приобретшие, примеру его подражали, и можно сказать, что честь женская не менее тогда была в безопасности в России, как от турок во взятом граде».

Иоганн Пауль Людден. Портрет императора Петра II. Конец 1720-х гг. Русский музей

Против обручения Петра и Екатерины Долгорукой были многие вельможи двора. Испанский посланник де Лирия в ноябре 1729 года сообщал в Мадрид о важной новости: «Вчера царь в присутствии великого канцлера графа Головкина, вице-канцлера барона Остермана и других министров и магнатов этого двора (которые имели предварительное приказание быть в доме князя Алексея Долгорукова) дал слово вступить в брак с княжной Екатериной, старшей дочерью сказанного Алексея. И так как в ближайший вторник именины сказанной принцессы, то уверяют, что в этот день будет совершено обручение с обычной торжественностью. Эта новость весьма поразила многих, даже тех, которые живут в круговороте министерства и двора, потому что хотя и предполагали, что это может случиться, но не думали, чтобы это могло состояться так скоро. Весьма недовольны все русские магнаты, которые не могут скрывать своего неудовольствия, что дом Долгоруких делается таким сильным». Отец Ивана все-таки добился своего, обручив четырнадцатилетнего императора со своей восемнадцатилетней дочерью, но Москва роптала, и во время обручения к дворцу были стянуты войска, а гвардейцы, которыми командовал Иван Долгорукий, стояли даже в помещении. Свадьба была назначена на 19 января 1730 года.

Желая остепениться вместе со своим душевным другом, присматривал себе невесту и Иван Долгорукий. Много всяких особ женского полу было бы счастливо отдать сердце и руку этому красавцу, еще более родителей готовы были отдать своих дочерей за всесильного фаворита царя. Однако за обручением царя последовала новость о том, что и Иван сделал предложение нашей героине - Наташеньке Шереметевой.

Предложение князя Ивана было с радостью встречено и родственниками графини, которые стремились породниться с могущественным и приближенным к царю кланом Долгоруких. Они скоро обсудили все брачные статьи будущего брака, и накануне Рождества, в конце 1729 года, состоялся торжественный обряд обручения, сговор, Ивана и Натальи в присутствии царя, всей императорской фамилии, невесты императора Екатерины, иностранных министров, придворных и многочисленных родственников с обеих сторон. Обручение проводили один архиерей и два архимандрита, все комнаты были заполнены гостями. Обручальные кольца стоили по тем временам неимоверных денег, перстень Натальи - шесть тысяч, а перстень Ивана - двенадцать тысяч рублей. Кроме того, одарили их несметными подарками, богатыми дарами, бриллиантовыми серьгами и украшениями, «часами, табакерками и готовальнями и всякою галантерею», а еще подарили «шесть пуд серебра, старинные великие кубки и фляши золоченые», столько всего, что Наталья едва могла это принимать. Все, что можно было придумать для увеселения гостей, было сделано. На улице собрался народ, закрыв выход для всех карет, и радостно приветствовал дочь фельдмаршала.

«Казалось мне тогда по моему молодоумию, что это все прочно и на целый мой век будет, а того не знала, что в здешнем свете ничего нет прочного, а все на час», — вспоминая те времена, писала Наталья Борисовна.

В день, когда должны были состоятся две свадьбы - императора с Екатериной Долгорукой и Ивана с Натальей - Петр II умер. В тревоге и слезах наблюдала Наташа развитие событий. « «Как скоро эта ведомость дошла до ушей моих, что уже тогда было со мною — не помню. А как опомнилась, только и твердила: ах пропала, пропала! Я довольно знала обыкновение своего государства, что все фавориты после своих государей пропадают, чево было и мне ожидать», - пишет она. Все родственники съехались к ней в дом, жалея об ее участи и уговаривая ее не губить свою молодость и отказать своему жениху, так как взошедшая на престол Анна Иоанновна особо не жаловала род Долгоруких. «Правда, что я не так много дурного думала, как со мной сделалось… Мне тогда казалось, что не можно без суда человека обвинить и подвергнуть гневу или отнять честь, или имение…»

Уже был подготовлен и новый жених, который, как утверждали, «не хуже ево достоинством», разве только не в тех чинах, но любовь Наташи оказалась крепче дворцовых интриг и она не согласилась отказаться от любимого.

«Войдите в рассуждение, какое это мне утешение и честная ли эта совесть, когда он был велик, так я с радостию за нево шла, а когда он стал нещаслив, отказать ему. Я такому безсовестному совету согласитца не могла, а так положила свое намерение, когда сердце одному отдав, жить или умереть вместе, а другому уже нет участие в моей любви. Я не имела такой привычки, чтобы севодни любить одново, а завтре - другова. я доказала свету, что я в любви верна: во всех злополучиях я была своему мужу товарищ. Я теперь скажу самую правду, что, будучи во всех бедах, никогда не раскаивалась, для чево я за нево пошла, не дала в том безумия Бога; Он тому свидетель, все, любя ево, сносила, сколько можно мне было, еще и ево подкрепляла».

Наталья Борисовна, нисколько не колебалась, решившись на тяжкую участь. После смерти Петра князь Иван кинулся к своей невесте и нашел в ней такое участие, что был растроган душевно, «жалуясь на свое нещастие». «И так говоря, плакали оба и присягали друг другу, что нас ништо не разлучит, кроме смерти». Душевные силы Натальи Борисовны были настолько развиты и сильны, что со всей страстью молодого верного сердца она произнесла священную клятву многих поколений русских женщин: «Я готовая была с ним хотя все земные пропасти пройтить». Читая эти строки через два столетия после их написания, не на секунду не сомневаешься, что клятву эту сердечную юная пятнадцатилетняя девушка выполнит всенепременно. Даже если это будет стоить ей жизни. Но что гораздо сложнее, так это не пойти ради любимого на смерть, а пройти с ним рядом «все земные пропасти», не опуская рук и не впадая в отчаяние.

Каждый день приезжал к ней князь Иван, но вряд ли можно было предположить, что то ездит жених к невесте. «Только и отраду мне было, когда ево вижу; поплачем вместе, и так домой поедет». Тяжелые эти дни сблизили их. «Куда какое это злое время было! Мне кажетца, при антихристе не тошнее того будет. Кажетца, в те дни и солнце не светило».

5 апреля 1730 года в подмосковном имении Долгоруких Горенки, где так часто бывал император и где все было приготовлено, казалось, для увеселения, - и палаты каменные, и пруды великие, и оранжереи богатые, - состоялась грустная свадьба. Невесту сопровождали лишь две старушки из свойственников, старший брат болел оспою, младший, любимый, жил в другом доме, бабушка умерла, ближние родственники все отступились, а дальние и раньше того отказались. Какая разница с обручением - там все кричали: «Ах, как она щаслива!», а тут все провожают и все плачут. Приехала Наташа в дом свекра вся заплаканная, света не видела перед собой. Там встречала ее вся семья Долгоруких. После венчания в церкви всего три дня было покоя, а на третий день приехал в Горенки сенатский секретарь и объявил указ императрицы ехать в дальние пензенские деревни и там ждать дальнейших указов. Отец и сын пришли в растерянность, а молодая княжна Наталья Борисовна собрала все свои силы и вместо новых слез даже давала им советы, уговаривала: «Поезжайте сами к государыне, оправдайтесь». Свекор был удивлен ее смелостью и решительностью, но отнес это к юношескому малодумию. И хотя все уже было решено, она отправилась с визитами, чтобы разузнать суть дела. То были ей «свадебные конфекты» от императрицы. Вернувшись с визитов, она застала всех спешно собирающимися, так как вышел новый указ в три дня выехать в ссылку.

«Обоим нам и с мужем было 37 лет… Я думала… что очень скоро нас воротют». Родные не приехали проститься. «Итак, мы, собравшись, поехали. С нами собственных людей было десять человек да лошадей его любимых верховый пять… едем в незнакомое место, и путь в самый разлив, в апреле месяце… со мной поехала моя мадам, которая за маленькой за мной ходила, иноземка, да девка, которая при мне жила».

Тяжко пришлось Наталье Борисовне, слишком молода была для таких испытаний, только вошла в незнакомую семью и принуждена была ехать с ними в ссылку. Не было у нее и практического опыта, не взяла с собой ничего дорогого, все подарки, шубы, драгоценности отослала брату на сохранение. Никто не научил ее, как собраться. Золовки прятали золото, украшения, она же только ходила за мужем, «чтобы из глаз моих никуда не ушел». Брат прислал ей тысячу рублей на дорогу, она же взяла себе только четыреста, остальные отослала назад, приготовив еще мужу тулуп, себе шубу и одно черное платье. После поняла она свою глупость, да было поздно. Взяла еще с собою царскую табакерку, на память о государевой милости. Дорогою узнала княжна, что едет на своем коште, а не на общем. Так что на долгие-долгие годы родной ей стала семья Долгоруких, такая не похожая на ее собственную.

«Подумайте, каковы мне эти вести; лишилась дому своего и всех родных своих оставила; я же не буду и слышать об них, как они будут жить без меня; брат маленькой мне был, который меня очень любил; сестры маленькие остались. Боже мой. Думаю, я уже никого не увижу своих… руки помощи никто мне не подаст; а может быть, им там скажут, что я уже умерла, что меня и на свете нет; они только поплачут и скажут: лучше ей умереть, а не целый век мучаться».

Подороге к пензенским деревням случилось много всякого: ночевали в болоте, муж чуть не погиб. «сделался великий ветер, буря на реке, гром, молния — гораздо звончее на воде, нежели на земле… судно вертится с боку на бок, как гром грянет, так и попадают люди». Случалась и тихая погода, «тогда сижу под окошком в своем чулане; когда плачу, когда платки мою, вода очень близка… а бедная свекровь моя так простудилась от этой мокроты, что и руки и ноги отнялись, и через два месяца живот свой окончила». Немало вытерпеть пришлось, когда путь лежал через горы. «Эта каменная дорога, я думала, что у меня сердце оторвет, сто раз я просилась: дайте отдохнуть! никто не имеет жалости».

Но это было только начало горестей. Не прожили они и трех недель в деревнях, как вдруг прибыли офицер гвардии и солдаты.

На одной из остановок Наталья Борисовна узнала, что дальше их повезут «водой» на готовящемся специально для этого судне, и ей придется расстаться со своей воспитательницей и прислугой. «Моя воспитательница, которой я от матери своей препоручена была, не хотела меня оставить… ходила на… судно… все там прибирала, обивала стены, чтобы сырость не прошла, чтобы я не простудилась…» Своей воспитаннице отдала она свои последние деньги, «сумма не очень была велика, шестьдесят рублей, с тем я и поехала». Прощание было тяжелым, «ухватились мы друг за друга за шеи, и так руки мои замерли, и я не помню, как меня с нею растащили».

Не успели опомниться, объявлено было о новой ссылке, в дальний город. Но куда - не сказали. Со слов мужа узнала «под жестоким караулом везти их в дальние города, а куда, не велено сказывать» После этого известия - и когда выяснилось, что везут их в Березов, который отстоит от столицы на 4 тысячи верст - Наталья Борисовна ослабела и лишилась чувств.

«Великий плач сделался в доме нашем; можно ли ту беду описать? Я не могу ни у кого допроситься, что будет с нами, не разлучат ли нас… Велели наши командиры кареты закладывать; видно, что хотят нас везти, да не знаю, куда. Я так ослабла от страху, что на ногах не могу стоять». Князь Иван испугался, что она умрет, и всячески ухаживал за ней. Но Наталья Борисовна собрала все силы свои. Любовь спасла ее от отчаяния.

«Истинная ево ко мне любовь принудила дух свой стеснить и утаивать эту тоску и перестать плакать, и должна была и ево еще подкреплять, чтоб он себя не сокрушил: он всево свету дороже был. Вот любовь до чево довела: все оставила, и честь, и богатство, и сродников, и стражду с ним и скитаюсь. Этому причина все непорочная любовь, которою я не постыжусь ни перед Богом, ни перед целым светом, потому что он один в сердце моем был. Мне казалось, что он для меня родился и я для нево, и нам друг без друга жить нельзя ».

Такое объяснение в любви к мужу, которого уже давно не было в живых, Наталья Борисовна написала через много лет, в глубокой старости.

«Я по сей час в одном разсуждении и не тужу, что мой век пропал, но благодарю Бога моево, что Он мне дал знать такова человека, который тово стоил, чтоб мне за любовь жизнию своею заплатить, целый век странствовать и всякие беды сносить. Могу сказать - безпримерные беды. »

Затем снова пересели на судно. «Оно было отставное, определено на дрова… какое случилось, такое и дали, а может быть, и нарочно приказано было, чтоб нас утопить, однако, как не воля Божия, доплыли до показанного места живы».

Да, то действительно были «безпримерные беды». Вся семья Долгоруких была лишена званий, орденов и имуществ и отправлена в ссылки. На долю князя Алексея Григорьевича с женой Прасковьей Юрьевной, сына Ивана с женой Натальей Борисовной, сыновей Николая (18 лет), Алексея (14 лет), Александра (12 лет) и дочерей Екатерины (18 лет, царской невесты), Елены (15 лет) и Анны (13 лет) выпала ссылка в Березов, суровый северный городок в 1066 верстах от Тобольска, недалеко от современного Сургута, окруженный дремучей тайгой и пустынными тундрами, стоящий на крутом берегу реки Сосьвы близ впадения ее в Обь. Здесь зима длилась восемь месяцев в году, погода отличалась непостоянством, воздух был сырой и туманный, свирепствовали жестокие бураны, а от мороза лопались стекла в домах.

«Не можно всего страдания моего описать и бед, сколько я их перенесла… До такого местечка доехали, что ни пить, ни есть, и носить нечева, ничево не продают, ниже калача».

По недостатку помещений в остроге, в котором сидел до них светлейший князь Меншиков, князю Ивану с женой выделили дровяной сарай, наскоро перегороженный и снабженный двумя печками. Именным приказом императрицы Долгоруким было строжайше запрещено общаться с местными жителями, иметь бумагу и чернила и выходить куда-либо из острога, кроме церкви, да и то под надзором солдат. Надзор над пленниками был поручен специальной команде солдат сибирского гарнизона из Тобольска под началом майора Петрова. Содержание узников было самое скромное, по одному рублю на каждого ежедневно, а продукты в Березове были очень дороги. Для примера, пуд сахара стоил 9 руб. 50 коп., что было по тем временам ценой непомерной. Долгоруковы терпели большую нужду, ели деревянными ложками, пили из оловянных стаканов. Женщины занимались рукоделием, мужчины забавлялись утками, гусями и лебедями, которых разводили на острожном дворе.

Приставленный офицер, относившийся к арестантам как к преступникам, «однако со всею своею спесью ходил к нам обедать».

Семья Долгоруких не была дружной, часто они ссорились и пререкались друг с другом, говорили много бранных слов. Об этом доносили даже императрице, которая в 1731 году издала специальный указ: «Сказать Долгоруковым, чтоб они впредь от ссор и непристойных слов конечно воздержались и жили смирно, под опасением наистрожайшего содержания».

В Березове 2 апреля 1731 года, у Долгоруковой родился сын Михаил, и мать вся отдалась его воспитанию. Первые годы пребывания в Березове прошли для Долгоруковой довольно сносно, потому что тягости ссылки смягчались для нее любовью мужа и привязанностью к сыну.

Особенно он сошелся с флотским поручиком Овцыным, через которого и принял свою погибель. Они часто вместе кутили, и вино развязывало язык князя. Он проговаривался о многом, неосторожно и резко отзывался об императрице, о цесаревне Елизавете Петровне, о придворных. Последовали доносы и строжайшее предписание не выходить из острога. Но все по-прежнему навещали их, и в числе прочих был приехавший таможенный подьячий Тишин, которому приглянулась «разрушенная» царская невеста княжна Екатерина. Однажды напившись, Тишин высказал ей свои желания, а оскорбленная княжна пожаловалась Овцыну. Тот со своими знакомцами наказал обидчика, жестоко избив. Тишин поклялся отомстить и отправил донос сибирскому губернатору, в котором обвинял Долгоруких и майора Петрова с березовским губернатором в послаблении узникам. Тогда отправили в Березов в 1738 году капитана сибирского гарнизона Ушакова с тайным предписанием под видом лица, присланного по повелению императрицы для улучшения положения Долгоруких, разузнать все об их жизни. Он сумел войти ко многим в доверие, узнал все, что ему было нужно, а по его отъезде был получен строжайший приказ из Тобольска - отделить князя Ивана от сестер, братьев и жены и заключить его в тесную сырую землянку. Там ему давали грубой пищи лишь столько, чтобы он не умер с голоду. Наталья Борисовна выплакала у караульных солдат дозволение тайно по ночам видеться с мужем через оконце, едва пропускавшее свет, и носила ему ужин.

Но новые испытания ждали ее. Темной ночью августа 1738 года к Березову подплыло судно с вооруженной командой. На него в полной тишине препроводили князя Ивана Алексеевича, двух его братьев, воеводу, майора Петрова, Овцына, трех священников, слуг Долгоруких и березовских обывателей, всего более 60 человек. Никто не знал, куда их везут. Их привезли в Тобольск к капитану Ушакову, который учинил над ними следствие, по тогдашнему обычаю «с пристрастием и розыском», то есть с пыткою. Девятнадцать человек были признаны виновными в послаблениях Долгоруким и потерпели жестокую кару: майора Петрова обезглавили, других били кнутом и записали в рядовые в сибирские полки.

Через 2 месяца после того, как Ивана забрали, у Долгоруковой родился второй сын, Димитрий. Он страдал впоследствии нервным расстройством, что, быть может, объясняется нравственным потрясением его матери, испытанным ею во время увоза мужа. Вообще у нее в ссылке родилось еще несколько детей, но все умерли, кроме Михаила и Дмитрия, от стужи и крайне плохого питания.

Князь Иван подвергся особым пыткам, во время следствия содержался в тобольском остроге в ручных и ножных кандалах, прикованным к стене, истощился нравственно и физически и был близок к умопомешательству. Он бредил наяву и рассказал неожиданно даже то, о чем его не спрашивали - об истории сочинения подложного духовного завещания Петра II. Это дало новый ход делу, были взяты дяди князя Ивана, князья Сергей и Иван Григорьевичи и Василий Лукич Долгорукий. Всех их привезли в Шлиссельбург, а затем в Новгород, подвергли пыткам и затем казнили. На допросах обо многом говорил, а более всего - о любви своей к жене, Наталье Борисовне, оставшейся в Сибири без вести о нем. Считал себя князь пред нею непомерно виновным, просил Бога защитить ее, и все бормотал Молитву хранительную, дух укрепляющую. В день ужасной казни своей на Скудельническом поле, в Москве, Иван Алексеевич вел себя мужественно, исповедавшись и причастившись, надел чистую рубаху.

Когда палач отсек ему правую руку – читал псалом, и продолжал чтение сие, пока не потерял сознание от немыслимой боли. Палач тогда уж начал рубить правую ногу.

Последними словами князя Долгорукого были: «Благодарю тебя, Господи, что сподобил мя познать милость Твою!». Страшной казни подвергли князя Ивана - его колесовали 8 ноября 1739 года на Скудельничьем поле близ Новгорода. Теперь здесь стоит церковь во имя Св. Николая Чудотворца, построенная в царство Екатерины II родственниками казненных. Слава Богу, что в то время княжна Наталья Борисовна не имела никаких вестей от мужа. Братья Ивана князья Николай и Александр были биты кнутом и после урезания языков сосланы на каторжные работы, князь Алексей отправлен матросом на Камчатку, а сестры - княжны Екатерина, Елена и Анна - заключены в разные монастыри.

Вызволение пришло неожиданно. Занесло в их края неведомо каким чудом французского ученого - астронома Делиля, и безмерно удивился он, услышав на краю захолустья сибирского, перед острогом, французскую речь маленького мальчика лет семи: тот сидел на земле, и, раскинув руки, обнимал ими стайку гусей, что то лепеча на благозвучном, знакомом путнику наречии. Делиль немедля спросил у дитяти - кто он, потом задал еще вопрос, еше и еще, а потом – в ужасе замахал руками и стремглав понесся на крыльцо острога!

Через несколько минут дверь камеры – ямы отворилась, в нее заглянул заискивающе улыбаясь упрямый комендант, а следом за ним влетел рассерженный и потрясенный услышанным и увиденным профессор Сорбонны!

Увидев же на руках дамы – арестантки, учтиво приветствуюшей его поклоном и улыбкой, младенца в пеленах, француз от негодования потреял дар речи, а после, разразясь отборнейшей бранью, схватил за шиворот коменданта, отшвырнул его к двери и гневно приказал немедля освободить «несчастную мать», грозясь поведать о самоуправстве «ретивого Цербера» самой русской монархине Анне Иоановне! Комендант, заикаясь от испуга, рассыпался в галантно - пьяных извинениях перед растерянной княгинею и «важным гостем из столиц», и беспрекословно отворил двери.

Делиль под руку вывел из острога обессиленную княгиню, и целый месяц, пока был в Березове и проводил там свои астрономические опыты, не оставлял ее своим любезным вниманием, лечил отварами трав, составленных по каким то старинным латинским книгам врачевания, расспрашивал о судьбе Долгоруких, утешал рассказами о неведомой княгине Европе, и, кроме того, заставил Наталью Борисовну написать челобитную в Петербург, на имя Государыни, с просьбою освободить ее и детей и позволить им вернуться в Москву или Петербург, которое она и послала в конце 1739 года императрице, где просила, если ее муж жив, то не разлучать ее с ним, а если не жив, то разрешить ей постричься.

Было в это в мае – июне 1740 года, а уже 17 июля того же года княгиня Наталья Борисовна Долгорукая уже покинула Березов, и ехала вместе с двумя малолетними детьми в Москву. По высочайшему повелению Императрицы Анны ссылка ее была окончена. Длилась она десять лет, но восемь из них княгиня была все ж - таки рядом с любимым мужем.

По приезде в Москву, 17 октября 1740 г. (в сам день смерти императрицы Анны), Наалья Борисовна изменила свое намерение — немедленно постричься. У нее на руках остались два малолетних сына, которым нужно было дать воспитание. Позже поселилась в Петербурге с сыновьями в доме старшего своего брата Петра Борисовича Шереметева, унаследовавшего от отца более восьмидесяти тысяч крестьян и слывшего богатейшим помещиком России. Однако сестре своей он уделил только пятьсот душ. Наталья Борисовна принялась хлопотать о возвращении ее детям шестнадцати тысяч душ крестьян, конфискованных у князя Ивана Алексеевича. В ее просьбе обещал содействие и участие всемогущий тогда лейб-медик императрицы Лесток, но попросил за это в случае успеха вознаграждение за хлопоты - часы с курантами, купленные графом Петром Борисовичем в Лондоне за семь тысяч рублей. Но брат отказал сестре в этой безделице, сильно обидев ее. Правительство же возвратило ей всего лишь две тысячи душ. К Наталье Борисовне многажды и сватались, и обещались «составить счастие и ее и детей», но душа ее как то оставалась закрытой на замок.

Окончив воспитание старшего сына Михаила, когда он достиг совершеннолетия, она определила его в военную службу и женила на княжне Голицыной. Внук княгини, поэт Иван Михайлович Долгорукий, названный Иваном в честь дела, вспоминал: «Часто, держа меня на коленях, она сквозь слезы восклицала: “Ванюша, друг мой, чье имя ты носишь!” Несчастный супруг ее беспрестанно жил в ее мыслях.

С младшим, душевнобольным сыном в 1758 году, Наталья Борисовна уехала в Киев и после его смерти удалилась там в монастырь, во Фроловскую обитель, Она бросила в Днепр свой обручальный перстень и 28 сентября 1758 года приняла постриг, а 18 марта 1767 года приняла схиму под тем же именем Нектарии.

Из тиши своей монастырской кельи она приветствовала воцарившуюся в 1762 году Екатерину II и получила в ответ следующий рескрипт:

« Честная мать! Письмо ваше от 12 июня я получила, за которое и за присланную при том икону Пресвятыя Богоматери, также за усердные желания ваши, много вам благодарна. О сыновьях ваших будьте уверены, что по справедливости милостию и покровительством моим оставлены не будут.Впрочем, поручаю себя молитвам вашим и пребуду вам всегда благосклонна».

В 1769 г. умер на ее руках меньшой сын, после чего Наталья всецело предалась молитве и подвижничеству. «Счастливу себя считаю…» писала монахиня Нектария в своих записках.

Когда сын ее старший Михаил (1731-1794) и его жена посетили Наталью Борисовну в монастыре, то просили ее написать о своей жизни для потомков, и она написала повесть своей любви. «Своеручные записки княгини Натальи Борисовны Долгорукой» до сих пор остаются памятником литературы той эпохи. Язык и тонкость в изображении чувств и ее горьких приключений, живость воспоминаний и точные характеристики людей показали ее талант и свежесть восприятия, которые не притупились у нее с годами. Великого ума и душевной красоты была княжна. Заканчивая свою грустную повесть, она еще раз перечисляет достоинства человека, которого любила. «Я сама себя тем утешаю, когда спомню все его благородные поступки, и щасливу себя щитаю, что я ево ради себя потеряла, без принуждение, из свои доброй воли. Я все в нем имела: и милостиваго мужа и отца, и учителя и старателя о спасении моем; он меня учил Богу молитца, учил меня к бедным милостивою быть, принуждал милостыню давать, всегда книги читал Святое писание, чтоб я знала Слово Божие, всегда твердил о незлобие, чтоб никому зла не помнила. Он фундатор всему моему благополучию теперешнему; то есть мое благополучие, что я во всем согласуюсь с волей Божию и все текущие беды несу с благодарением. Он положил мне в сердца за вся благодарить Бога. Он рожден был в натуре ко всякой добродетели склонной, хотя в роскошах и жил, яко человек, только никому зла не сделал и никово ничем не обидел, разве што нечаянно». Наш рассказ свидетельствует о другом образе князя Ивана. Но любовь и вера княжны Натальи оставили для потомков ласково и тонко написанный портрет истинного мужа, исполненного всевозможных добродетелей. Это говорит лишь о том, что муж в глазах жены выглядит настолько достойно, сколько любви к нему ей отпущено Богом.

Судьба княгини Долгоруковой служила много раз темой для поэтов; ей посвящены одна из "Дум" Рылеева и получившая громкую известность поэма Козлова, книга Д.А. Корсакова: « Из жизни русских деятелей XVIII в » и др.

В 1771 году на 58-м году жизни закончила свои дня Наталья Борисовна Долгорукая. На ее могильной плите написано: «… в супружество вступила в 1730 году апреля 5, овдовела в 1739 году ноября 8 числа, постриглась в монахини в Киево-Флоровском девичьем монастыре в 1758 году сентября 28 и именована при пострижении Нектария, и в том имени приняла схиму в 1767 году марта 18 числа, и пожив честно, благородно по чину своему, скончалась в 1771 году 14 июля».

Источник:

www.liveinternet.ru

Наталья Борисовна Долгорукова в городе Москва

В данном интернет каталоге вы имеете возможность найти Наталья Борисовна Долгорукова по доступной цене, сравнить цены, а также найти похожие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара производится в любой город РФ, например: Москва, Казань, Волгоград.