Каталог книг

Каждый в своем раю. Стихотворения

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Марина Гарбер - поэт, эссеист. Родилась в Киеве, Украина. Эмигрировала в 1989 году. Жила в США и Европе. Магистр искусств, выпускница факультета иностранных языков и литературы Денверского университета (University of Denver, Colorado, USA). Преподаватель английского, итальянского и русского языков. Автор трех поэтических сборников: "Дом дождя" ("Побережье", Филадельфия, 1995), "Час одиночества" ("Побережье", Филадельфия, 1999), "Между тобой и морем" ("Новый журнал", Нью-Йорк, 2008). Живет в Люксембурге.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Гарбер М. Каждый в своем раю Гарбер М. Каждый в своем раю 322 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Иеромонах Роман Единственная радость. Стихотворения Иеромонах Роман Единственная радость. Стихотворения 175 р. ozon.ru В магазин >>
Нармина Мамедова Вселенная на двоих Нармина Мамедова Вселенная на двоих 360 р. litres.ru В магазин >>
Росмэн 100 стихов о России Росмэн 100 стихов о России 266 р. mytoys.ru В магазин >>
иеромонах Роман (Матюшин-Правдин) Единственная радость иеромонах Роман (Матюшин-Правдин) Единственная радость 199 р. litres.ru В магазин >>
Кристина В Моя любовь. Стихотворения о любви Кристина В Моя любовь. Стихотворения о любви 12 р. litres.ru В магазин >>
Хейзе П. В раю Хейзе П. В раю 742 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Журнальный зал: Новый Журнал, 2016 №284 - Григорий Стариковский - Марина Гарбер

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
Марина Гарбер. Каждый в своем раю: Стихотворения

Марина Гарбер. Каждый в своем раю: Стихотворения. – М.: Водолей, 2015, 160 с .

Необитаемость человека. Его живучесть, его живая участь и то, что остается после. Человек потерянный, он же – найденыш, который просит: пожевать бы чего. Человек – заклятый остров; человек – уголь последний, угольная пыль, память об использованном угле. Человек – это часть суши, отделенная от себя, человек в поисках своего дома, человек, чей порыв, прорыв – раскрывшимися за спиной крыльями – закончится понятно чем; человек – это шелест памяти, это краткость, щадящая тусклость солдатского вещмешка, о котором пишет Марина Гарбер в своей новой книге. Деревья, расправившие крылья, чтобы удариться кронами об лед:

И устремляя в небо сухожилья,

Забывшись в зимнем ледяном бреду,

Твои деревья расправляют крылья

И самоубиваются в саду.

Мне нравится, как оседает в глотке ил, теплохолодная кровь стиха, покашливание рыбаков на берегу, задыхание выловленной рыбы. И, конечно, вжатость стиснутой двери, острота ветра, вообще вещность безвозвратная, «оцинкованные ведра», «изгвазданная дегтем акварель». И еще – эта детскость, порой ломкая, как ветвь в январе, порой изогнутая вся. Для поэта детскость равносильна внезапности, молниеносности удивления, когда ожог, полученный от стихов, неизбежен и неизлечим:

Орнамент каверзен и тонок: крапь , бирюза,

И завороженный ребенок – во все глаза.

Смотри, пока не оторвали от красоты!

Ты вылит из такой же стали – и ты, и ты.

Всё круглится и катится, и взлетает пухом, распрощавшись с силами притяжения. Это поэзия о воздушной, духовной свободе, которую нельзя носить в нагрудном кармане вместе с блокнотом и авторучкой, местонахождение которой неизвестно, но которая (поэт об этом хорошо знает) имеет место быть:

Но только воздух катится из рук,

И – пухом камышовая ограда,

Прилив – так обессиленный хирург

Идет к тебе, не поднимая взгляда.

Умереть, чтобы восстать, но не говорить об этом; посредством стихов прийти к бытию через небытие, любить недвижимое, застывшее, как бы рассерженное на самое себя из-за того, что воздух весь вышел, и вот стоит дерево, чем-то похожее на холодную оленью шкуру. Камень в кармане, как удостоверение вечности:

Мой ветер, мой мастер, гордец-стеклодув,

В тебя завернусь и усну,

Булыжник в кармане Вирджинии Вулф

Настойчиво тянет ко дну.

Отдельно – о задержанном дыхании, о продленности слов, как, например, здесь: «Не пригодившиеся для растопки щепки», или: «Лишь бы ветер не дул, не смахнул его ненароком», или: «Карандашом выпрастывала обескровленные слова». Слово длится внутри себя, радуют звучащие долготы, и – стихотворный поток останавливается на мгновение. Еще одно напоминание, что над развернутой книгой развернута другая книга – небесная, а под строчками-проводкáми лежит земля, смысл которой мы пытаемся понять, но не можем. Стихи помогают напасть на след значений и смыслов, и мы за это им благодарны:

они сами вылепливали себя,

не для мамы и папы, вообще – не для ,

высятся, соляные столпы, не огля -

и двоясь, как дорогой расколотые поля,

как ручьями распоротая земля,

обезветвленные тела свои для

Отдельно – о зимних садах: «Серебрятся ветви, как сабли Хача-туряна ». И эта роскошь, конечно: «запах коньяка и воды из Кёльна». Поэзия – тихая плетка, которая хлещет беззвучно по скулам, губам. Стихи Марины для тех, кто виноват, а виноваты все, даже те, кого еще носят под сердцем. Беспомощно слово «боль». Человек беспомощный – может быть, так имело смысл нас всех назвать. Человек, желающий забиться в темный угол, чтобы никто его там не нашел, и чтобы ни слова больше:

Эти кадры монтировал сам Хичкок ,

Солнце, попавшееся на крючок, –

Цвет закатный, как чай в стакане.

Берген-Бельзен – глоток – Майданек.

Бытование поэта, выехавшего из Киева в Соединенные Штаты много лет назад, а потом перебравшегося (оказалось, временно) в Европу, свободно владеющего, кроме русского, итальянским и английским языками. Вот (в сторону кричащих «без родины ты – никто») доказательство примата языка и культуры над кривизнами государственных границ. Поэт остается русским поэтом, пока о н( а) пишет такое:

Всяк подорожник – материя для заплат,

Всяк стебелек колет острее спицы.

Если пойдешь налево, случится ад,

Если направо – ад всё равно случится.

Собственно, сказанное выше не требует особых усилий при желании понять, что речь можно сохранить, если вцепиться в нее и не выпускать. А еще – освоение, вернее, присвоение пространств, обживание новых миров за окном. Можно и по-другому: родина – это то, что мы видим из окна, надо только найти свой плющ, обвивающий дерево. Это та самая реальность, которая, по слову Целана , не существует сама по себе, – но та, которую ищут и обретают.

Источник:

magazines.russ.ru

ДОМ РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ ИМЕНИ АЛЕКСАНДРА СОЛЖЕНИЦЫНА

Наши новости

Новогоднее поздравление Мэра Москвы С.С.Собянина

Церемония вручения главного приза киноклуба «Русский путь» «Бронзовая свеча» по итогам показов в 2017 году

Памяти Андрея Анатольевича Зализняка

Вечер, посвященный ученому-гелиобиологу, поэту, художнику А.Л.Чижевскому

Выставка «Писатель и тайна: Александр Солженицын» в музее-заповеднике «Царицыно»

Вечер, посвященный Дому русского зарубежья, в Рязани

Открытие мемориальной доски Александру Солженицыну

Публичная лекция о жизни и творчестве А.И.Солженицына в Брянской областной научной библиотеке им. Ф.И.Тютчева

Торжественная церемония подведения итогов Всероссийского конкурса на памятник А.И.Солженицыну

Конференция «Сотрудничество с соотечественниками: новые пути» и круглый стол «Роль русской эмиграции в сохранении духовных связей России и Франции в ХХ–ХХI веках» в рамках «Дней России во Франции»

Открытие выставки «“Денежный потоп”: Банкноты эпохи Русской Смуты. 1917–1922»

Презентация проектов и ресурсов Дома русского зарубежья в Нижнем Новгороде

Семинар по наследию митрополита Антония Сурожского «Семья, супружество, интимность. Телесность Церкви, телесность семьи»

Новогоднее поздравление Мэра Москвы С.С.Собянина

Церемония вручения главного приза киноклуба «Русский путь» «Бронзовая свеча» по итогам показов в 2017 году

Памяти Андрея Анатольевича Зализняка

Вечер, посвященный ученому-гелиобиологу, поэту, художнику А.Л.Чижевскому

Выставка «Писатель и тайна: Александр Солженицын» в музее-заповеднике «Царицыно»

Вечер, посвященный Дому русского зарубежья, в Рязани

Открытие мемориальной доски Александру Солженицыну

Публичная лекция о жизни и творчестве А.И.Солженицына в Брянской областной научной библиотеке им. Ф.И.Тютчева

Торжественная церемония подведения итогов Всероссийского конкурса на памятник А.И.Солженицыну

Конференция «Сотрудничество с соотечественниками: новые пути» и круглый стол «Роль русской эмиграции в сохранении духовных связей России и Франции в ХХ–ХХI веках» в рамках «Дней России во Франции»

Источник:

www.bfrz.ru

Евразийский журнальный портал - Публикации - А других и не нужно

А других и не нужно. Рецензия на книгу Марины Гарбер «Каждый в своем раю: Стихотворения»

Новая книга Марины Гарбер вышла после восьмилетнего перерыва, представляя собой новое избранное. Что Гарбер сегодня – один из самых заметных в современной русской поэзии авторов, можно было разглядеть уже по первой её книге стихов, и последующие лишь подтвердили этот очевидный факт русской культурной жизни за рубежом! А недавно прошедшие вечера Марины в России дали возможность коллегам и читающей стихи публике в метрополии убедиться, насколько сильный поэт образовался из фигуры, не сразу достойно оценённой.

Стихи Гарбер производят необычное впечатление: они легко прочитываются, пробегаются скользящим взглядом. Но прочитав стихотворение, вдруг осознаёшь, что ты ничего не понял, что тебя зацепило, а чем – не можешь сам себе объяснить! Надо вернуться к тексту, упрекнув себя за эту лёгкость и торопливость. И это возвращение к тексту побуждает тебя в дальнейшем читать стихи Марины Гарбер с пристальным вниманием. Откуда же это первоначальное чувство лёгкости?

Дело в том, что Гарбер пишет в формальном отношении абсолютно традиционным стихом: железный ритмический рисунок, точная полнозвучная рифма. Правда, этот ритмический рисунок, стихотворный размер порой изменяются, создавая интонационные оттенки. Правда, рифма чаще всего свежа и остра. Поэтому при формальной традиционности её поэтики, чувство новизны и неординарности читателя не покидает, но и не напрягает его в первоначальном прочтении. Это один из парадоксов поэзии Гарбер!

Но «приученный» автором читатель, внедряясь в текст внимательным взглядом, убеждается, насколько же насыщенны эти строки метафорическим, образным видением, каким сложным контекстом они нагружены! Иными словами, читать стихи Марины Гарбер – это эмоциональное наслаждение и интеллектуальный труд одновременно.

Нынче ветер жесток и остёр,

многокрыло январское вече –

на перроне шумит контролёр,

по-над взлётной бушует диспетчер.

Нынче небо до самых краев

наполняется липкой водицей,

безбилетно шумит вороньё,

расправляет крыла проводница.

Пропетляет впотьмах колея

да скукожатся рельсы косые,

век учись – «оставаться нельзя

улетать» – проставлять запятые.

Концентрация метафор и мысли – немыслимые. Это, дорогой читатель, не каламбур. Это – данность! Вдумываешься в эту картину, и захватываешь по воле поэта огромный объём пространства: тут и земля («колея впотьмах»), и небо, наполненное до краёв, и перрон, и взлётная полоса, и безбилетное вороньё, и расправляющая крылья проводница (она же – бортпроводница), и вечная коллизия необходимости выбора, необходимости проставить запятые, чему жизнь то ли заставляет учиться, то ли усложняет эту задачу… Даже прочитанное целиком, стихотворение не даёт однозначных ответов, да и вопросов однозначных не ставит. Это мир ощущений, переживаний, боли, сомнений, страданий, мир, в котором есть место радости, но и неотъемлемой тревоги. Здесь проявлена способность видеть реальную земную действительность и умение не заземляться в ней, умение видеть её над и с высоты полёта. Это трагизм жизни, постоянно ощущаемый, но не опустившийся до бытовой жалостливой примитивности. Это поэтический стиль Марины Гарбер, мало похожий на чей-либо ещё.

Ты ненавидишь слово «ад», но мне

В нём слышится детсадовское что-то:

Игра в войну, и в ней, как на войне,

В нас яблоки летят из пулемёта.

Покуда саблевидная трава

Растёт из-под строительной щебёнки,

В песочнице волчок или юла

Буравят ямки, выемки, воронки.

И сахарное сыпется драже

На эти головы, на эту долю пташью,

Как будто на последнем этаже

Художник зёрна выпачкал гуашью.

Читатель современной поэзии вроде бы уже попривык к философской усложнённости поэтических текстов, вроде бы не раздражается в случаях, когда не до конца понимает замысел автора, или теряет сюжетную канву текста. В случае Гарбер это не вина читателя и не упрёк автору: эти внешне сюжетные, я бы сказал, балладные стихи, возможно лишены авторского замысла и не имеют продуманного сюжета. Они – эти стихи – и не нуждаются чаще всего ни в том, ни в другом. Они – рождены этой самой «пташьей долей», они – поток непрерывного лирического переживания. Разгадывать их, то же самое, что задаваться вопросом: почему и о чём поёт птица?!

Но не видеть, не слышать того, что эти строки наполнены реалиями непростого человеческого бытия, невозможно.

Говорят, зима – это лекарь, врачует зренье,

Терапия светом: не вылечит, так залечит.

Наберись, дружок, до февраля терпенья,

А весной не важно, кого отпевает кречет.

Говорить не нужно – смотреть, ослепляться, снежить,

Сапогом взрыхляя нетающие настилы.

По лесам-болотам попряталась злая нежить,

И не кажет носа, и дышит уже вполсилы.

Тематическое разнообразие её стихов – уже подтверждение того, что они наполняются живыми соками бытия, о которых шла речь выше. Но отмечая высокую стиховую культуру поэта, предельную точность словопользования, надо ещё сказать и о её свободном долгом поэтическом дыхании, которое ни на мгновенье не отказывает автору, держит температуру стиха на одном и том же уровне, сохраняя естественность и свободу интонации. Это сочетание природного дара с абсолютным профессионализмом.

Вдруг приснится, что завтра будет большой потоп,

Побежит лавиной из сна за волной волна.

Разбегутся звери – ты слышишь их гулкий топ?

А за ними воды, смертельные, как война.

И зальют просторы, в пугливых цветочках луг,

То есть, то же море жёлто-зелёных ртов.

Не уйти-не скрыться, говорю же, приснится вдруг,

А ты спишь и видишь, и к худшему не готов.

А в соседней кухне уже разливают чай,

Припадают к чашкам, как чадо к родной груди.

Так всегда бывает: средь пира и невзначай,

С полудетской верой, что лучшее впереди.

У окна старушка вяжет крючком чепец –

И дитяти польза, и облегчит артрит…

В небе кружат птицы и падают, наконец,

Ибо тот, кто выше, наверное, тоже спит.

Но ему не снятся кошмарные наши сны,

Он, должно быть, видит, как обнимает нас,

Замедляя время и бег ледяной волны,

Не важны ни возраст, ни день, ни который час.

Тревога, страдание, ощущение того, что мир живёт без «присмотра» свыше, живёт в безмятежном сне, вяжет крючком, а в это время свершаются судьбы – содержание поэзии Марины Гарбер.

Для поэта, волей обстоятельств оказавшегося в эмиграции, определённой лакмусовой бумажкой служит тема ностальгии. Её мало кто избегает, даже те, кто бодрится, отрицает переживания по этому поводу. Надо сказать, что современный коммуникационный мир и политические реалии – по крайне мере, пока – остроту подобных переживаний часто сводят на уровень стоимости авиабилета. И тем не менее, тема существует и порой раздражает банальной унылостью. Гарбер не обходит эту тему, периодически возвращается к ней:

Не всё ль равно, как назовёшь свой дом,

Страну, погост – каким прельстишься дымом,

Когда поймёшь, что суть не в нём, а в том,

Что вороном прикинулось бескрылым.

Сказано в её духе, но вполне определённо.

В «сюжетах» Марины Гарбер нет искусственности. Они рождены не в результате кабинетного затворничества. И если «сюжет» получает театрально-постановочный характер, он «покидает сцену», превращаясь в гораздо более широко объемлющее обобщение:

Присмотрись, самый верхний прожектор

Авансцену берёт на прицел,

И его указующий вектор

Выявляет, что жив ты и цел,

Что от занавеса до рампы –

Ровно десять красивых шагов,

Но суфлёр в забытьи, да и сам ты

К этой пьесе пока не готов.

Не много ли цитат, не слишком ли они пространны? – может спросить читатель. Да я бы цитировал ещё и ещё, сам получая наслаждение от этих текстов. Стихи чаще всего – а стихи Марины Гарбер в огромной степени – говорят сами за себя. Так что наши скромные суждения больших открытий не сулят. Это скорее желание поделиться радостью общения с новой книгой ярко одарённого поэта. И, признаюсь, порой диву даёшься, как скупы бывают на цитирование пишущие о поэзии. Иной раз, прочитав некую декларацию о достоинствах автора, так и хочется воскликнуть: дай же текст, иллюстрирующий эти достоинства! Особенно, если незнаком пока с творчеством рецензируемого поэта. Поневоле возникает подозрение, что цитировать особенно нечего. Гарбер – не тот случай! Я убеждён, что у неё есть свои слова, после которых другие – не нужны, как, возможно, не задумываясь об этом, утверждает она:

И пока ты плывёшь, нерадивый, пропащий, чужой,

Горьковатую воду ловя вороватой губою,

Посмотри, как бескрайне закат покрывается ржой,

Как безадресно птицы кружат над твоей головою.

На прибрежье любовь, пошатнувшись, сошла с колеи

И пошла под откос, покатилась под насыпь послушно,

И бросает слова, словно сети, на губы твои,

Но других не дано, и не будет других, и не нужно.

Зачем ей «другие» слова, если всю свою боль, всю тревогу, всю «ненадёжность» человеческой жизни ей дано высказать настоящими стихами, проникающими в душу словом поэта:

Зачем ты перечишь, надеясь с поличным

Поймать его, колешься в бок?

Но всё-таки, кажется, бог.

Ты только гневишь его, если некстати

Смеёшься и плачешь над ним,

Ведь думает он, что – прекрасен и статен,

Хоть сумрачен и нелюдим.

Блестят сапоги, серебрятся застёжки,

Часы в золочёной узде…

«Мы звёзды, Марина?» – Мы хлебные крошки

В косматой его бороде.

Так и застынешь в благодарности за сказанное языком поэзии живое неравнодушное человеческое слово!

Голосование Современная русская поэзия – это Журналы, публикация которых на сайте прекращена:

Наверх

Источник:

www.promegalit.ru

Ольга Балла-Гертман

Ольга Балла-Гертман. ЧЕЛОВЕК – ЭТОТ СВЕТ В ПРОЁМ

(О книге: Марина Гарбер. Каждый в своём раю. Стихотворения. – М.: Водолей, 2015)

«Рецензировать их, – писал уже довольно много лет назад о стихах Марины Гарбер историк и литературовед Василий Молодяков, – вообще невозможно – как невозможно «рецензировать» закат или пение соловья» [1]. Что бы ни понимал очарованный рецензент под рецензированием, внятной рефлексии эти стихи поддаются прекрасно [2], более того, предполагают и даже требуют её – поскольку сами, сплошь, насквозь – тонко и чутко выстроенная, внимательная, пристальная рефлексия. О том, как устроен мир и пути человека в нём.

Веки опущены, взгляд – вовне:

Позывное мигание в потолок.

Сверху-снизу – небесный. Морской ли бог? –

Как пятно на карте, нераспознаваем.

Человек – это остров – необитаем.

Я живу на самой отчаянной глубине,

Даже редкий камень не долетит ко мне,

А беззвучно канет в подземных её путях,

В темноте излучин, протёршихся на локтях.

Последнее прокладывает русло –

Так смерти безыскусное искусство

Одолевает жизни мастерство.

Скулы скрыл, коса наперевес, –

И она является нежданно,

Как любовь, как чудо из чудес.

произнесёшь: спасибо моя дорогая…

Жизнь умещает в скважине замочной,

Жизнь – два забытых за спиной крыла –

В лёд – траурным контрастом ненарочным.

Если направо – ад всё равно случится.

иллюзорную близость с былой страной,

Что, однажды сгинув, не родилась,

У ворот осела, стопталась в грязь…

Но не гаснет огненный окоём –

Человек – этот свет в проём.

2 Впрочем, может быть, тогда сама Гарбер писала иначе?

3 Б. Кутенков. Москва – немного Люксембург. Серия встреч и презентация Марии Гарбер. // Ex Libris НГ от 03.12.15

Источник:

literratura.org

Рай: цитаты, высказывания, афоризмы

Каждый в своем раю. Стихотворения

Умер человек. Его пес рядом лег и тоже умер. И вот душа человека стоит перед вратами с надписью « Рай» и рядом душа собаки. На вратах надпись: «с собаками вход воспрещен!». Не вошел человек в эти врата, прошел мимо. Идут они по дороге, вторые врата, на которых ничего не написано, только рядом старец сидит.

— А что за этими воротами?

— А с собакой можно?

— А там, раньше, что за врата?

— В Ад. ДО РАЯ ДОХОДЯТ ТОЛЬКО ТЕ, КТО НЕ БРОСАЕТ ДРУЗЕЙ…

Учитель сказал одному из своих студентов: «Когда ты принесешь мне горсть земли из Рая, ты будешь успешным студентом» На следующий день мальчик пришел с горстью пыли и отдал его учителю. Учитель рассердился и сказал: «Ты что, шутишь? Откуда у тебя это? Откуда?» Студент ответил со слезами на глазах « Это пыль из-под ног моей матери, разве не вы учили нас, что рай находится под ногами матерей? »

…Кто скажет — Что для женщины есть — РАЙ?

…Быть может — шубка из мехов, из соболиных?

…Из бутикОв, из модных, из красивых.

…Или быть может — шёлк и жемчуга? -

…Которые все кучу стОят денег.

…Или поездка на курортные юга? -

…Её зимой холодною согреет.

…Зачем ей это? — Чтобы жить в РАЮ.

…Всего лишь надо — чтоб её оберегали!

…Ещё -чтоб Бог ВСЕГДА берёг её семью!

…Чтобы рождались в ней!

…И НИКОГДА не умирали!

Опубликовала автор 23 октября 2012

Надо вообще избегать говорить что-либо о людях, оценивать их, хвалить или порицать, ибо сердце человека — это глубокое море, а мы видим лишь поверхность его. Некий святой Отец как-то сказал: «Если я попаду в рай, то удивлюсь трем вещам. Я не увижу в раю тех, кого думал там увидеть. Я увижу в раю тех, кого не ожидал увидеть там. И, наконец, я буду удивлен, если спасусь сам!»

Опубликовала Marol 10 сентября 2013

Неизвестность

Четыре человека умерли в одну ночь. Их звали Джим , Рон , Майк и Дэйв. Вскоре , они обнаружили себя идущими по широкой вымощенной дороге , по которой они и продолжили вместе свой путь пока не дошли до развилки. Перед ними открылись два пути: налево и направо. В раздумье , они остановились , и тут перед ними появился человек в белом.

— Добро пожаловать , друзья, — сказал он. — Перед вами дорога в ваш новый дом. Один путь ведет в Рай , где красота невообразимая , а другой путь — в Ад , где ужасы , отчаяние…

… показать весь текст …

Опубликовала Marol 08 мая 2013

Некий человек попал в рай и , поскольку привык работать , попросил себе какое-нибудь занятие. Ему поручили разбирать картотеку от сотворения мира. Сначала он бездумно разбирал , потом прочитал одну из карточек… Там рядом с фамилией и именем жителя рая было указано , какие блага полагались ему в земной жизни. Мужик нашел свою карточку — и прочитал , что у него должны были быть в жизни отличная работа , трехэтажный дом , красавица жена , двое талантливых детей , три машины…

И он ощутил , что его обманули…

… показать весь текст …

Для совести открыт ломбард.

Процент довольно низкий…

Не пахнут деньги — это факт

И можно их потискать…

Купить какой-нибудь фигни

Ненужной , но красивой.

А с совестью полно возни

И сложно стать счастливой…

А вот с деньгами , хоть куда…

В политику , на сцену…

В Европе фоткать города,

Цеплять себе на стену…

Вернуть потерянных друзей,

Что в радости бывали…

Я совесть сдам на пару дней,

За ней вернусь , едва ли…

Прощаю всех , кому должна…

В лихое время наше

Душа сегодня не важна —

… показать весь текст …

Опубликовала автор 15 августа 2015

Все мы — странники… Каждый из нас — пилигрим!

Мы — изгнанники… И от себя мы бежим.

Сбросив прошлого груз, мчим куда-то вперёд!

Ностальгия когтистою кошкой скребёт.

Нас зовут миражи и огни дальних стран.

По дорогам чужим наш идёт караван.

Может, годы пройдут, чтоб смогли мы понять —

Рай — где любят и ждут, и где Родина-Мать.

Так бывает порой — тщетны наши пути,

Можно свет обойти, и свой рай не найти.

Рай повсюду со мной, даже в годы разлук.

Папин голос родной, запах маминых рук.

Опубликовала автор 23 января 2013

Злой человек, умерев, в воротах Ада встретил ангела. Ангел сказал ему:

— Для тебя достаточно было сделать один хороший поступок в твоей жизни, и это поможет тебе. Подумай хорошо.

Человек вспомнил, что однажды, когда он проходил по лесу, он увидел паука на своем пути и обошёл его так, чтобы не раздавить.

Ангел улыбнулся, и с неба спустилась паутина, позволяющая человеку подняться в Рай. Другие осуждённые на Ад, стоящие близко к паутине, тоже начали подниматься по ней. Но человек увидел это и стал скидывать их в страхе, что паутина оборвётся. В этот момент она действительно оборвалась, и человек снова вернулся в Ад.

— Какая жалость, — сказал ангел. — Твоё беспокойство за себя превратило во зло тот единственный хороший поступок, который ты когда-либо сделал.

Опубликовал(а) Маркер 04 января 2012

Однажды добрый человек беседовал с Богом и спросил его:

-ГОсподи, я бы хотел узнать, что такое Рай и что такое Ад?

Бог повел его к двум дверям, открыл одну и провел его внутр, Там был большой круглый стол, на середине которого стояла огромная чаша, наполненная пищей. Люди, сидящие вокруг стола, выглядели голодными и больными. Все они выглядели умирающими с голода. У всех их были ложки с длинными-длинными ручками, прикрепленными к их рукам. Они могли достать чашу, наполненную едой, и набрать пищу, но т.к.ручки у ложек были слишком длинные, они не могли поднести ложки ко ртам.

Добрый человек был потрясен видом их несчастья. Бог сказал:

-Ты увидел Ад Бог и добрый человек направились ко второй двери. Бог отворил ее. Сцена, которую увидел добрый человек, была идентична предыдущей. Только люди выглядели сытыми, счастливыми и довольными.

Добрый человек изумился:

-Как это возможно? В чем разница?

-Все просто,-улыбнулся Бог.-Они научились кормить друг друга!

Везёт локомотив нас в дальний край…

Кто знает, может, в ад, а может, в рай,

И неизвестно время остановки…

Про это никогда не забывай!

Опубликовала автор 20 апреля 2013

чтобы побывать в раю или аду необязательно умирать…

Опубликовала автор 30 марта 2013

В шалаше с миленком рай, если он купил весь край.

Умерли старые дед с бабкой, попали в рай. Красотища: птички поют, деревья с невиданными фруктами, музыка тихая играет… Благодать!

Вдруг дед как залепит наотмашь бабке в ухо.

— Да все ты, дура, со своими кашами да диетами! Давно бы тут были!

Сколько человеку не тверди, что рая на земле быть не может…

Один верит и ворчит, а другой — идет и собственный создает)

Опубликовал автор 07 ноября 2013

Если бы Бог знал, во что мы превратим нашу красавицу Землю, он бы не за какие грехи не изгнал бы Адама и Еву из Рая!

Опубликовала TamaraToma 21 апреля 2013

Невозможно превратить землю в рай,

надо помешать ей превратиться в ад.

Опубликовала Marol 18 июня 2013

По всему миру шла молва о том, что есть мудрец, который живет в раю. Решил один юноша посмотреть на эту жизнь и собрался в путь. Долго он добирался до этого места, но его ждало разочарование. Он увидел холодную темную пещеру, мешок соломы, старика, который питался рыбой и пил воду. Юноша удивился и спросил у мудреца, почему все считают его жизнь раем. Тогда мудрец взял юношу за руку и вывел из пещеры. Им открылся удивительный вид: красивейший водопад, зеленый простор, высокие горы, покрытые белоснежным снегом, невиданный аромат цветов и трав. Затем мудрец спросил: «Неужели, ты не видел всю эту красоту, когда ехал сюда. Это и есть мой рай!». Но юноша ответил, что он действительно не обратил внимания, поскольку очень торопился и постоянно думал о том, что его здесь ждет. Мудрец на это ответил: «Так часто бывает, что ум бежит впереди, поэтому мы не видим той красоты, которая окружает нас. Иногда стоит остановить бег ума и оглянуться вокруг!

там пьют парное молоко,

там суп с тушенкою едят,

и с Дантом за полночь сидят.

Там столько солнца и дождей,

чтоб вечно алы были маки:

рай — это там, где нет людей,

а только дети и собаки.

Опубликовала Маrol 21 июля 2014

Кто-то находит свой Рай, а кто-то создаёт его сам.

Источник:

www.inpearls.ru

Каждый в своем раю. Стихотворения в городе Улан-Удэ

В данном каталоге вы сможете найти Каждый в своем раю. Стихотворения по разумной цене, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт РФ, например: Улан-Удэ, Нижний Новгород, Томск.