Каталог книг

Поселягин, Владимир Геннадьевич ВоенФантастика Поселягин Офицер красной армии(ИДЛенинград)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Второй роман цикла «Командир Красной Армии». Возвращение Виталия Мишина произошло несколько необычно. Не понимая, кем он стал, Виталий возвращается в тот же мир, где погиб. Военное время, оккупированная немцами территория Украины. Молодой красный командир, что идёт по грязным весенним дорогам. Идёт к фронту, несмотря ни на что...

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Поселягин В. Офицер Красной Армии Поселягин В. Офицер Красной Армии 253 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Поселягин Владимир Геннадьевич Рунный маг Поселягин Владимир Геннадьевич Рунный маг 233 р. ozon.ru В магазин >>
Поселягин Владимир Геннадьевич Империя (комплект из 3 книг) Поселягин Владимир Геннадьевич Империя (комплект из 3 книг) 639 р. ozon.ru В магазин >>
Игорь Шенгальц, Александр Бауров, Владимир Поселягин, Рустам Максимов Лучшие хиты современной фантастики (комплект из 4 книг) Игорь Шенгальц, Александр Бауров, Владимир Поселягин, Рустам Максимов Лучшие хиты современной фантастики (комплект из 4 книг) 499 р. ozon.ru В магазин >>
Поселягин В. Псион Поселягин В. Псион 253 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Поселягин В. Становление Поселягин В. Становление 237 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Поселягин В. Братишка Поселягин В. Братишка 379 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Офицер Красной Армии автора Поселягин Владимир Геннадьевич - RuLit - Страница 14

Читать онлайн "Офицер Красной Армии" автора Поселягин Владимир Геннадьевич - RuLit - Страница 14

Кстати, у Семенова теперь появился постоянный подчиненный. Да-да, наш курсант-артиллерист Иван. Он был фанатом артиллерии, я об этом знал, так что, официально представив их друг другу перевёл Ивана под командование Семенова. Орудия когда-нибудь будут, но расчёты нужно формировать уже сейчас. Ивана я записал в будущую противотанковую батарею наводчиком первого орудия, командиром батареи Семенова. Пока всё это на бумаге, но я надеюсь, что скоро всё у нас будет, потому что знал, где находятся склады трофеев, а там даже тяжелое вооружение есть. Боров об этом поведал. Из танкистов, что пока оставались не удел я сформировал пулемётный расчёт, отдав им нашего инвалида, это я про 'Максим'. Те почесали затылки, но делать нечего начали осваивать это чудище. Рядом крутился Иван поясная, что мы с ним сделали и как реанимировали. Ничего, парни из кадровых, разберутся.

— Докладывай, — приказал я, когда разведчик подскакал к обозу. Конечно, на дороге остались отпечатки копыт и двигающиеся нам на встречу неизвестные их наверняка обнаружат, но тут ничего не поделаешь.

Спрыгнув с коня и бросив повод одному из моих пехотинцев, он подскочил ближе и, козырнув, отчитался:

— Полицаи это, товарищ старший лейтенант. Семеро. Двигаются на двух подводах. Двое на первой подводе, пятеро на второй. Оружие в основном винтовки, но у одного вроде даже наш автомат, я круглый диск рассмотрел. Другого оружия не заметил, если только где в подводах лежит. Груз — какие-то мешки. Сейчас они находятся в низине дальше по дороге, пара минут и они поднимутся сюда на поле и мы их увидим и они нас.

— Вроде нет, беспокойства я не заметил, но следы могу увидеть. Дорога одна, в поле не уйдёшь сразу в пашне по брюхо утонешь. Это только дорога чуть просохла.

— Это да, — согласился я, задумчиво посмотрев в сторону двух танков башни, которых было видно на склоне. Сами корпуса было не рассмотреть из-за складок местности, но я знал, что это были Т-26, только что за третий танк я определить не смог, его раскидало от внутреннего взрыва по всему полю. — Ладно. Всем внимание! Обоз двигается дальше, старший в обозе, капитан Семенов. Я же с красноармейцем Беловым выдвинусь вперёд и займусь противником. Нас двоих вполне хватит, нападения они вряд ли ждут.

— Но командир. — начал было возмущенно возражать капитан Семенов, однако я перебил его.

— Я обучен быстрой схватке лицом к лицу. Нам требуется оружие и лошади, как и повозки, а неповрежденными их можно захватить только так. Ясно? Всё, выполнять приказ, выдвигайтесь следом за нами.

— Есть, — козырнул тот и, поправив сбитую набок фуражку, стал отдавать команды. А я, кивнув Белову, направился к Рыжему, который был привязан к одной из повозок. Следует поторопиться.

Через пару секунд мы уже выдвинулись вперёд по дороге. Я был закутан в плащ-палатку, на голове вместо каски была кепи полицая, так же плащ-палатка скрывала и оружие что я приготовил к бою. Это были 'ТТ' и 'наган'. Пулемёт был приторочен к седлу. Быстро его не снимешь, так что оружие ближнего боя у меня было короткоствольное.

Двигались мы нетерпеливо, полицаи должны подняться на холм, чтобы увидеть не только нас, но и обоз. Семенову я велел проследить, чтобы бойцы не высовывались, чтобы их не разглядели и не опознали войсковую принадлежность, так что обоз сыграет роль ширмы, нас примут за своих. Кто ещё будет тут двигаться так нагло большим обозом?

Неторопливо двигаясь по дроге бок о бок, чуть ли не касаясь боками коней, я расспрашивал Белова о том, как он оказался на оккупированных территориях. Ещё при приёме я расспросил его об этом, но мельком, тут же мне требовалось более полная информация. Так слушая злоключения бойца, пока он не оказался в том селе, где вступил в мой отряд, мы и двигались дальше.

— Вон они, — хмуро бросил Егор.

— Давай мне за спину, будешь прикрывать. Работай в основном по второй телеге, первая моя. Понял?

— Да, товарищ старший лейтенант.

— Хорошо, — буркнул я и придирчиво осмотрел Белова.

Тот не успел получить свою форму, поэтому был в полугражданской одежде, шаровары он потерял в бою, когда на них плеснуло горящего бензина из бака автомобиля. Их тут совсем недалеко из засады били, в этих краях. Потом его ранило и товарищи что отрывались от противника по лесу оставили парня в селе, подарив мне такого ценного спеца. Обычная история. Единственно, что я выдал ему на замену это точно такую же кепи полицая, как и у меня. Так что со стороны он очень сильно напоминал подручного немцев.

До полицаев осталось метров двести те, заметив наше приближение, остановились, пристально разглядывая нас. Обоз они не разглядели, не успели подняться по дороге выше.

— Кто такие? — крикнул с передовой телеги один из полицаев. Это был кряжистый рыжеватый мужчина с недельной щетиной и заметным синяком на скуле. Своим лицом он очень сильно напоминал советского актёра, тот тоже играл роль полицая в приключениях сержанта Цибули.

— Народичи, взвод вспомогательной полиции! — крикнул в ответ я.

— С чего это?! — натурально удивился я. — Зиновьев еще четыре месяца назад ушёл на повышение в Житомир. Лютов у нас командир.

— Всё нормально, подходите!

Тронув поводья, я ударил одновременно по бокам Рыжего, пуская его вперёд. Полицаи тоже начали движение навстречу. Похоже, опознание действительно прошло штатно и они нас опознали как своих. Поглядывали они на наше приближение спокойно, у большинства винтовки были за плечами, только у двоих оружие было в руках, у автоматчика и у второго с первой телеги. Вот они на нас поглядывали настороженно.

— Вы чего тут делаете? — спросил один из полицаев на второй подводе. Причём не автоматчик, которого я посчитал командиром, им был другой, учительского вида мужчина с очками на носу.

— Обоз сопровождаем, — указав большим пальцем себе за спину, пояснил я, натягивая поводья, чтобы остановится рядом с первой подводой. Причём так, чтобы не перекрыть траекторию стрельбы Егору.

Тут мне стало понятно такое расположение полицаев в повозках, они везли не мешки, за мешки Егор принял трех парней в лётных комбинезонах связанных по рукам и ногам, у них даже кляпы были во рту. Мельком осмотрев их, я положил ладонь правой руки на рукоятку 'ТТ' скрытого плащ палаткой и вытащив его из-за пояса, направив на двух полицаев на первой подводе. Сперва нужно отработать их, потом можно заняться второй подводой присоединившись к Белову.

— Понятно… — начал было говорить старшой, но тут сухо щелкнул выстрел, и почти сразу загрохотала длинная очередь из автомата Егора.

Стрелял естественно я, это и было сигналом для Белова для открытия огня, добив третьим выстрелом возничего первой телеги, я перевёл ствол пистолета на вторую подводу, но выстрелить пришлось всего лишь один раз, да и то добивая раненого что свалился на подсохшую полевую дорогу.

Соскочив с коня я по разу выстрелив из пистолета, провёл контроль обоих полицаев на первой повозке, пока Егор, повторив мой манёвр осматривал полицаев на второй телеге.

Источник:

www.rulit.me

Читать Офицер Красной Армии (СИ) - Поселягин Владимир Геннадьевич - Страница 1 - ЛитЛайф - литературная социальная сеть

Поселягин, Владимир Геннадьевич ВоенФантастика Поселягин Офицер красной армии(ИДЛенинград)

Поселягин Владимир Геннадьевич

Командир Красной Армии-2

Офицер Красной Армии

Боль, холод… Как мне больно… и холодно… Я умираю… Странно, я полностью осознаю себя живым человеком, но понимаю что умираю от холода, отсутствия воды и пищи… Снова умер, но смог пошевелить одной рукой… Я не знаю сколько прошло времени, умирал я уже шестнадцать раз… или семнадцать? Неважно, всё это уже привычно. За это время я уже определил, что нахожусь в могиле. Как? Теснота, отчего практически невозможно было пошевелиться и сыплющаяся вокруг сырая земля. Выжил, смог. Сосал сырую землю, стараясь обмануть желудок. Воздух был, не много, но был. Как я понял, это просела земля и через щель, небольшими порциями поступал воздух.

Как же мне холодно. Я не чувствовал рук и ног, но наверное это даже к лучшему, когда я царапал промёрзшую землю, не чувствовал той боли от ободранных ногтей и содранной кожи… Освободил вторую руку… Снова умер от переохлаждения… Страшно. Уже не помню номер этой смерти. Холодно и очень страшно.

Сколько прошло, неделя? месяц? когда я ударом кулака проделал отверстие в земле и стал жадно хватать лёгкими воздух, шумно дыша при этом. Сил проделать отверстие шире, чтобы вылезти у меня уже не хватило… умер.

Снова очнулся там же. Всё уже стало привычно, но был свежий воздух, и просвет сверху. На поверхности был день и кажется, шёл дождь, в дыру я разглядел покачивающиеся ветви деревьев. Похоже, могила находилась в лесу, или на опушке. Листвы не было, ветви были голыми, но почки я рассмотрел отчётливо, хотя старался проморгаться от грязи и жижи, что стекала по стенкам проделанного прохода и капала на лицо.

Чувствуя, что скоро снова от переохлаждения протяну ноги, я с рычанием стал пробиваться наверх. Не смог, увеличил отверстие в промерзшей земле, я не ошибся, земля действительно не оттаяла, на сколах был виден лёд, умер он переохлаждения. Когда очнулся, снаружи была ночь, однако я продолжил борьбу за жизнь. Не помню, какая она у меня, может уже сотая… Не важно. Подкрадывается апатия… Нет, я смогу, я выберусь.

Скользя ногами по склизкой и мокрой земле могилы, вода через отверстие всё-таки попала внутрь, я с рычанием по пояс высунулся наружу и, помогая себе руками, рывком выбрался и свалился на прошлогоднюю листву, шумно дыша. Подгребая к себе ободранными руками листву, я уткнулся в неё лицом и заплакал. Не помню, сколько времени мне понадобилось, чтобы откопаться, но это время было самым тяжёлым в моей жизни.

Не знаю, какое сейчас время года, но думаю весна. Где я находился, в каком времени и местности тоже не знал, однако напавшая апатия после того как покинул могилу буквально раздавила меня.

— Встать, — негромко приказал я себе, продолжая тискать болевшими пальцами листву, и тут же заорал, будя в себе жажду жизни. — Встать!

С трудом приняв сидячее положение я подполз к стволу дерева, в темноте было видно неподалеку его тёмную массу и, хватаясь руками за кору которую пробороздили глубокие трещины, с трудом встал. Покачиваясь, я держался одной рукой за ствол, а другой балансировал. Ноги с трудом держали меня. Я все силы вложил в этот последний рывок, так что чувствовал изрядную обессиленность. Мысли путались, и я никак не мог сосредоточиться.

Пока прорывался на поверхность, я пытался проанализировать ситуацию. Но из-за недостатка информации быстро бросил это дело. Выводы были не утешительны. Я воскрес и был жив, хоть и умирал и воскресал в жутких мучениях, но был похоронен и шансы выбраться, у меня были минимальны. Однако размышлял я и о том, где находился. По всем прикидкам после того смертельного ранения, когда меня разорвало почти пополам снарядом пушки 'мессера', моё тело было похоронено. На это намекали все те вещи, что были на мне. Конечно, за то всё время, что я пытался выбраться, одежда пришла практически в полную негодность, но определить, что я был в командирском френче и галифе смог. Даже нащупал кубари в петлицах. Да и попорчена она была попаданием снаряда. Он ведь не только тело повредил.

Так что по всем прикидкам я оказался на том же месте где меня похоронили. Знать бы ещё это сделали на месте ранения или отвезли куда? Ничего выясню.

Думаю, я бы не вылез из могилы, если бы не один заинтересовавший меня факт. Воскресал я всегда в полном порядке. Во время копания я трижды ломал руку, как-то умудрялся, пальцы не в счёт. Один раз вообще указательный палец повис на коже, и пришлось её перегрызать, откусывая чтобы не мешал. Однако во время следующего воскрешения всё было в порядке. На руках и ногах ни царапинки. Ощупывая себя, я убеждался, что полностью здоров. А дальше следовало продолжение борьбы за жизнь и я снова повреждал свои руки до такой степени, что нельзя было копать. Сколько раз я умирал от переохлаждения, обезвоживания, кровопотери? Много, я давно сбился со счёта.

Многие спросят, а куда я девал землю копая? Под себя, куда же ещё? Так потихоньку и поднимался. Поднялся и выбрался.

Всё ещё не веря своей свободе, я продолжал стоять, трясясь от крупного озноба и от холода, буквально упиваясь тем, что выбрался. Длилось это секунд десять, после чего я пошатнулся и ухватился за ствол обеими руками.

— Что б тебя, — тихо пробормотал я себе под нос.

Так держась за дерево, я стоял и улыбался, размышляя о своей судьбе. Нет, то, что я столько умирал и воскресал, меня нисколько не удивляло. Со мной такое уже было. Еще в моём времени я заживо сгорел в обломках вертолёта и очнулся здесь, в этом мире голый и живой. Так что воскрешение меня скорее озадачивало. Не зная о первопричинах таких действий, я просто не знал, как на всё это реагировать, но своим новым умениям был рад. Чую ещё не раз мне всё это пригодится.

Было темно, хоть глаз выколи, луну закрывали густые тучи. Я их не видел, но звёзд не было видно, как и спутника, так что вывод напрашивался сам собой.

Хотелось есть. Нет не так. Хотелось буквально жрать. Желудок сводило от голода. Видимо именно поэтому был такой упадок сил. Пошатываясь, я сделал пару шагов вперёд и, ухватившись за низко висевшую ветку, нащупал грязными пальцами набухающие почки. Почти сразу я стал сдирать их зубами и быстро пережевывая глотать. Ненадолго желудок обману, дальше будет легче. Вернувшись обратно к дереву, снова прижался к нему. Я две ветви полностью обглодал, так что хоть немного, но дал желудку пищу. Теперь хотелось пить.

— Весна, — пробормотал я. — Похоже, середина или конец апреля. Где-то так.

Ощупав себя, я стал сдирать остатки формы. Галифе были ещё ничего, одна дыра на колене, а вот от френча и нижней рубахи остались одни только воспоминания. Содрав левый ободранный рукав, я отбросил его в сторону, поёживаясь от ночного холода и сырости. Обнажённое тело тут же стал остужать холодный ветерок. После этого плюхнувшись на зад, я занялся галифе и сапогами. Да на ногах у меня были мои старые добротные сапоги. Правда их тронула сырость и тление, но хоть что-то. За неимением лучшего как говорится.

Больше всего я провозился с сапогами. С трудом стянув их, я размотал сгнившие портянки и повесил сушиться. Утром посмотрю, может ещё пойдут в дело? Следом последовали галифе, их я снял быстро. Теперь я стоял полностью обнажённый, дрожа от холода, но всё такой же грязный, хотя на боку корка могильной жижи стала подсыхать и отваливаться при движении.

Как ни парадоксально, но во время борьбы с сапогами я согрелся, даже немного сил вернулось. По крайней мере, встав с листвы, я накинул грязные от сырой земли, и надо сказать моих испражнений галифе на ветку и, покачиваясь, щупая перед собой левой ногой землю, направился к могиле. Дело в том, что там остались некоторые вещи, которые видимо, положили со мной, когда хоронили. Это были плащ-палатка, фуражка и что важно, командирский ремень с кобурой. Причём не пустой.

К сожалению, когда я продирался, через узкое отверстие, то как-то не думал о сохранности этих вещей, единственное желание, на уровне инстинктов, было выбраться на поверхность. Так что, немного придя в себя, вспомнил об этих нужных мне вещах. Ремень с пистолетом тогда скользнул по ногам и остался внизу. Там же остались и палатка с фуражкой, превращённой в блин, пока я откапывался. Хотя вроде перед двумя последними смертями я уже не заботился об её сохранности и кажется, завалил землёй. Вниз я не полезу, до того натерпелся что в данный момент просто духу не хватит. Так что если нет её на виду, брошу. Главное чтобы плащ-палатка была цела. Хоть сверху её накину. Влажная она и грязная, но что ни говори, а от ветра защита.

Источник:

litlife.club

Владимир Поселягин Офицер Красной Армии скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Офицер Красной Армии

Поселягин Владимир Геннадьевич

Командир Красной Армии-2

Офицер Красной Армии

Боль, холод… Как мне больно… и холодно… Я умираю… Странно, я полностью осознаю себя живым человеком, но понимаю что умираю от холода, отсутствия воды и пищи… Снова умер, но смог пошевелить одной рукой… Я не знаю сколько прошло времени, умирал я уже шестнадцать раз… или семнадцать? Неважно, всё это уже привычно. За это время я уже определил, что нахожусь в могиле. Как? Теснота, отчего практически невозможно было пошевелиться и сыплющаяся вокруг сырая земля. Выжил, смог. Сосал сырую землю, стараясь обмануть желудок. Воздух был, не много, но был. Как я понял, это просела земля и через щель, небольшими порциями поступал воздух.

Как же мне холодно. Я не чувствовал рук и ног, но наверное это даже к лучшему, когда я царапал промёрзшую землю, не чувствовал той боли от ободранных ногтей и содранной кожи… Освободил вторую руку… Снова умер от переохлаждения… Страшно. Уже не п…

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга "Офицер Красной Армии" Поселягин Владимир Геннадьевич окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Не часто встретишь, столь глубоко и проницательно раскрыты, трудности человеческих взаимосвязей, стоящих на повестке дня во все века. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. "Офицер Красной Армии" Поселягин Владимир Геннадьевич читать бесплатно онлайн необычно, так как произведение порой невероятно, но в то же время, весьма интересно и захватывающее.

Очень хорошая книга .Спасибо что дали скачать.

Добавить отзыв о книге "Офицер Красной Армии"

Источник:

readli.net

Читать Офицер Красной Армии - Поселягин Владимир Геннадьевич - Страница 1

Поселягин, Владимир Геннадьевич ВоенФантастика Поселягин Офицер красной армии(ИДЛенинград)
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 769
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 959

Владимир Геннадьевич Поселягин

Офицер Красной Армии

Серия «Военная фантастика»

© Владимир Поселягин, 2016

© ООО «Издательство ACT», 2016

Боль, холод… Как мне больно… и холодно… Я умираю… Странно, я полностью осознаю себя живым человеком, но понимаю, что умираю от холода, отсутствия воды и пищи… Снова умер, но смог пошевелить одной рукой… Я не знаю, сколько прошло времени, умирал я уже шестнадцать раз… или семнадцать? Неважно, всё это уже привычно. За это время я уже определил, что нахожусь в могиле. Как? Теснота, отчего практически невозможно было пошевелиться, и сыплющаяся вокруг сырая земля. Выжил, смог. Сосал сырую землю, стараясь обмануть желудок. Воздух был, немного, но был. Как я понял, это просела земля и он через щель поступал небольшими порциями.

Как же мне холодно. Я не чувствовал рук и ног, но, наверное, это даже к лучшему – когда я царапал промёрзшую землю, не чувствовал боли от ободранных ногтей и содранной кожи… Освободил вторую руку… Снова умер от переохлаждения… Страшно. Уже не помню номер этой смерти. Холодно и очень страшно.

Сколько прошло – неделя? месяц? – когда я ударом кулака проделал отверстие в земле и стал жадно хватать лёгкими воздух, шумно дыша при этом? Сил проделать отверстие шире, чтобы вылезти, у меня уже не хватило… умер.

Снова очнулся там же. Всё уже стало привычно, но были свежий воздух и просвет сверху. На поверхности был день и, кажется, шёл дождь, в дыру я разглядел покачивающиеся ветви деревьев. Похоже, могила находилась в лесу или на опушке. Листвы не было, ветви были голыми, но почки я рассмотрел отчётливо, хотя старался проморгаться от грязи и жижи, что стекала по стенкам проделанного прохода и капала на лицо.

Чувствуя, что скоро снова от переохлаждения протяну ноги, я с рычанием стал пробиваться наверх. Не смог, увеличил отверстие в промёрзшей земле – я не ошибся, земля действительно не оттаяла, на сколах был виден лёд – умер он переохлаждения. Когда очнулся, снаружи была ночь, однако я продолжил борьбу за жизнь. Не помню, какая она у меня, может, уже сотая… Не важно. Подкрадывается апатия… Нет, я смогу, я выберусь!

Скользя ногами по склизкой и мокрой земле могилы, вода через отверстие всё-таки попала внутрь, я с рычанием по пояс высунулся наружу и, помогая себе руками, рывком выбрался и свалился на прошлогоднюю листву, шумно дыша. Подгребая к себе ободранными руками листву, я уткнулся в неё лицом и заплакал. Не помню, сколько времени мне понадобилось, чтобы откопаться, но это время было самым тяжёлым в моей жизни.

Не знаю, какое сейчас время года, но думаю, весна. Где я находился, в каком времени и местности, тоже не знал, однако напавшая апатия, после того как покинул могилу, буквально раздавила меня.

– Встать! – негромко приказал я себе, продолжая тискать болевшими пальцами листву, и тут же заорал, будя в себе жажду жизни. – Встать.

С трудом приняв сидячее положение, я подполз к стволу дерева, в темноте было видно его тёмную массу, и, хватаясь руками за кору, которую пробороздили глубокие трещины, с трудом встал. Покачиваясь, я держался одной рукой за ствол, а другой балансировал. Ноги с трудом держали меня. Я все силы вложил в этот последний рывок, так что чувствовал полную обессиленность. Мысли путались, и я никак не мог сосредоточиться.

Пока прорывался на поверхность, я пытался проанализировать ситуацию. Но из-за недостатка информации быстро бросил это дело. Выводы были неутешительны. Я воскрес и был жив, хоть и умирал и воскресал в жутких мучениях, но был похоронен и шансы выбраться у меня были минимальны. Однако размышлял я и о том, где находился. По всем прикидкам после того смертельного ранения, когда меня разорвало почти пополам снарядом пушки «мессера», моё тело было похоронено. На это намекали все те вещи, что были на мне. Конечно, за всё то время, что я пытался выбраться, одежда пришла практически в полную негодность, но определить, что я был в командирском френче и галифе, смог. Даже нащупал кубари в петлицах. Да и попорчена она была попаданием снаряда. Он ведь не только тело повредил.

Так что по всем прикидкам я оказался на том же месте, где меня похоронили. Знать бы ещё, это сделали на месте ранения или отвезли куда? Ничего, выясню.

Думаю, я бы не вылез из могилы, если бы не один заинтересовавший меня факт. Воскресал я всегда в полном порядке. Во время копания я трижды ломал руку, как-то умудрялся, пальцы не в счёт. Один раз вообще указательный палец повис на коже, и пришлось её перегрызать, чтобы не мешал. Однако во время следующего воскрешения всё было в порядке. На руках и ногах ни царапинки. Ощупывая себя, я убеждался, что полностью здоров. А дальше следовало продолжение борьбы за жизнь, и я снова повреждал свои руки до такой степени, что нельзя было копать. Сколько раз я умирал от переохлаждения, обезвоживания, кровопотери? Много, я давно сбился со счёта.

Многие спросят, а куда я девал землю, копая? Под себя, куда же ещё? Так потихоньку и поднимался. Поднялся и выбрался.

Всё ещё не веря своей свободе, я продолжал стоять, трясясь от озноба и от холода, буквально упиваясь тем, что выбрался. Длилось это секунд десять, после чего я пошатнулся и ухватился за ствол обеими руками.

– Чтоб тебя, – тихо пробормотал я себе под нос.

Так, держась за дерево, я стоял и улыбался, размышляя о своей судьбе. Нет, то, что я столько умирал и воскресал, меня нисколько не удивляло. Со мной такое уже было. Ещё в моём времени я заживо сгорел в обломках вертолёта и очнулся здесь, в этом мире голый и живой. Так что воскрешение меня скорее озадачивало. Не зная о первопричинах этих событий, я просто не понимал, как на всё это реагировать, но своим новым умениям был рад. Чую, ещё не раз мне всё это пригодится.

Было темно хоть глаз выколи, луну закрывали густые тучи. Я их не видел, но звёзд не было видно, как и спутника, так что вывод напрашивался сам собой.

Хотелось есть. Нет, не так. Хотелось буквально жрать. Желудок сводило от голода. Видимо, именно поэтому был такой упадок сил. Пошатываясь, я сделал пару шагов вперёд и, ухватившись за низко висевшую ветку, нащупал грязными пальцами набухающие почки. Почти сразу я стал сдирать их зубами и, быстро пережевывая, глотать. Ненадолго желудок обману, дальше будет легче. Вернувшись обратно к дереву, снова прижался к нему. Я две ветви полностью обглодал, так что хоть немного, но дал желудку пищу. Теперь хотелось пить.

– Весна, – пробормотал я. – Похоже, середина или конец апреля. Где-то так.

Ощупав себя, я стал сдирать остатки формы. Галифе были ещё ничего, одна дыра на колене, а вот от френча и нижней рубахи остались одни только воспоминания. Содрав левый ободранный рукав, я отбросил его в сторону, поёживаясь от ночного холода и сырости. Обнажённое тело тут же стал остужать холодный ветерок. После этого, плюхнувшись на зад, я занялся галифе и сапогами. Да, на ногах у меня были мои старые добротные сапоги. Правда, их тронула сырость и тление, но хоть что-то. За неимением лучшего, как говорится.

Больше всего я провозился с сапогами. С трудом стянув их, я размотал сгнившие портянки и повесил сушиться. Утром посмотрю, может, ещё пойдут в дело? Следом настала очередь галифе, их я снял быстро. Теперь я стоял полностью обнажённый, дрожа от холода, но всё такой же грязный, хотя на боку корка могильной жижи стала подсыхать и отваливаться при движении.

Как ни парадоксально, но во время борьбы с сапогами я согрелся, даже немного сил вернулось. По крайней мере, встав с листвы, я накинул грязные от сырой земли и, надо сказать, моих испражнений галифе на ветку и, покачиваясь, щупая перед собой левой ногой землю, направился к могиле. Дело в том, что там остались некоторые вещи, которые, видимо, положили со мной, когда хоронили. Это были плащпалатка, фуражка и, что важно, командирский ремень с кобурой. Причём не пустой.

Источник:

www.litmir.me

Поселягин, Владимир Геннадьевич ВоенФантастика Поселягин Офицер красной армии(ИДЛенинград) в городе Ижевск

В представленном интернет каталоге вы всегда сможете найти Поселягин, Владимир Геннадьевич ВоенФантастика Поселягин Офицер красной армии(ИДЛенинград) по разумной цене, сравнить цены, а также найти похожие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой город РФ, например: Ижевск, Чебоксары, Нижний Новгород.