Каталог книг

Ясин Е. Приживется ли демократия в России

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Евгений Ясин Приживется ли демократия в России Евгений Ясин Приживется ли демократия в России 150 р. litres.ru В магазин >>
Ясин Е. Новая эпоха - старые тревоги: политическая экономия Ясин Е. Новая эпоха - старые тревоги: политическая экономия 253 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александр Щипков Христианская демократия в России Александр Щипков Христианская демократия в России 99.9 р. litres.ru В магазин >>
Игорь Прокопенко Теории заговоров. Кто правит миром? Игорь Прокопенко Теории заговоров. Кто правит миром? 249 р. litres.ru В магазин >>
В. В. Познер Противостояние В. В. Познер Противостояние 373 р. ozon.ru В магазин >>
Голосов Г. Демократия в России: инструкция по сборке Голосов Г. Демократия в России: инструкция по сборке 147 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Лукьянова Е., Шаблинский И. Авторитаризм и демократия Лукьянова Е., Шаблинский И. Авторитаризм и демократия 363 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Журнальный зал: Знамя, 2006 №5 - Ревекка Фрумкина - Евгений Ясин

Журнальный зал

толстый журнал как эстетический феномен

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты
Евгений Ясин. Приживется ли демократия в России

Евгений Ясин. Приживется ли демократия в России. — М.: Новое издательство, 2005.

Все, кто хотя бы несколько раз слышал публичные выступления Ясина — например, его еженедельные беседы по радио “Эхо Москвы”, — ценят умение Евгения Григорьевича сочетать сжатость изложения и прозрачность, трезвость оценки и юмор. Те же качества, точнее сказать — такая же тональность свойственна и обсуждаемой книге. Книга замечательна проницательным анализом нашего безрадостного прошлого, конфликтного настоящего и весьма проблематичного с точки зрения шансов на демократическое развитие будущего. И все это при непреклонной убежденности автора в неизбежной победе здравого смысла, а значит — в том, что раньше или позже, но демократия в России приживется. В отличие от двух предыдущих книг Ясина, также опубликованных “Новым издательством” в серии “Библиотека фонда “Либеральная миссия” (“Новая эпоха — старые тревоги: политическая экономия” и “Новая эпоха — старые тревоги: экономическая политика”. М., 2004), это не сборник, а монография.

Нынче издается немало книг, посвященных анализу политического и экономического положения России и прогнозам на будущее. По замыслу эти книги как будто рассчитаны на “широкого читателя”, но, перелистав многие из них, хочется задать вопрос: а кто, собственно, этот читатель? И тут оказывается, что это персонаж, ожидающий от книги не возможности приобщения к новым смыслам, а подтверждения своих житейских клише, формирующих и оправдывающих его “негативную идентичность” (это выражение я заимствую у Л.Д. Гудкова). Пафос таких книг чаще всего сводится к разнообразным анти: антиглобализм, антиамериканизм, антимусульманство, антилиберализм. Позитив там тоже есть, но выражен он в лучшем случае в мифологизации советского, иногда — дореволюционного прошлого. Не уверенному в завтрашнем дне читателю старшего поколения остается идеализировать свою молодость и поносить демократов; младшее поколение самоопределяется как может: одни через поиск “таких же, как я” — например, “Наших”; другие — через неприязнь к “не таким, как я” — черным, желтым, “оранжевым”.

Книга Е.Г. Ясина о перспективах демократии в России с точки зрения ее доступности действительно написана для всех. Но при этом автор исходит из того, что потенциальный ее читатель, хоть и знает мало, но все-таки стремится жить своим умом, а не воспроизводить тиражируемые СМИ слоганы и клише.

Автор не без основания полагает, что современники событий любой бурной эпохи помнят не столько то, что реально случилось, сколько то, что задело их лично. Что уж говорить об интерпретации событий, значимость которых становится ясна лишь задним числом. С учетом этого понятно, почему книга разбита на три части: часть I — “Теория и история”, часть II — “Настоящее” и часть III — “Россия перед вызовом”.

Теория — это о том, что такое демократия и какая она бывает в разные исторические эпохи и в разных странах. История, среди прочего, — о том, что за все время существования России как государства можно насчитать всего пять эпизодов открытой политической борьбы, которая влияла на принятие политических решений. Это, по Ясину: Смутное время, земские соборы, особенно Собор 1648—1649 годов, либеральные реформы Александра II, далее — революция 1905—1907 годов, в результате которой возник русский парламентаризм. Последний, пятый эпизод — революция 1917 года, от февраля до разгона Учредительного собрания.

Возможности либерального развития России были перечеркнуты войной, которая так ослабила все скрепы, что обеспечила успех государственного переворота октября 1917-го, который на много лет закрыл для России путь демократического развития. Однако социальная структура советского общества “господства и подчинения” не могла не меняться. В результате индустриализации и урбанизации к 90-м годам более половины населения России — это горожане во втором поколении. Революция уничтожила феодальное землевладение, а коллективизация привела к уничтожению крестьянства как класса. Нет ни империи, ни той иерархической структуры, которая гарантировала всеобщую управляемость и подавление всякого самостоятельного действия — идеологического или экономического. Остались инерция, усталость и бюрократическая “вертикаль”, направленная прежде всего против бизнеса, признающего одну власть — власть денег. Так что, по мнению автора, объективных препятствий для развития демократии в России нет.

Так что же впереди — шестой эпизод, то есть всего лишь еще одна попытка, или это действительно начало истории демократической России? Эта тема обсуждается в последней главе части I, где дан политический и экономический анализ событий от начала горбачевской перестройки до Путина. Хотя эта глава занимает чуть более двадцати страниц, мне она представляется чрезвычайно важной, поскольку содержит убедительный анализ периода, который получил в нашем социуме совершенно разные оценки. Пятнадцатилетие с 1985 до 2000 года одновременно объединило людей, которые прежде никогда бы не вошли в контакт друг с другом, но и развело по разные стороны — увы, не всегда лишь воображаемых — баррикад тех, кто и не думал там оказаться.

Здесь особенно уместным кажется прием “врезок”, хотя в предисловии автор оценивает его как обусловленный темпом, в котором делалась книга. Во врезках даны цитаты (а иногда пересказ) из выступлений, докладных записок и книг известных авторов — ученых, политических деятелей, публицистов, чье мнение важно в данном контексте. Так, едва ли далекий от социологии и экономики читатель доберется сегодня до книги А. Пшеворского “Демократия и рынок”, изданной у нас в 1999 году. Ясин неоднократно дает нам возможность оценить проницательность этого автора. В ряде случаев “врезки” содержат примеры и пояснения, которые одни читатели внимательно изучат, а другие могут и пропустить без ущерба для последовательности изложения.

Часть II открывается размышлениями о ситуации, в которой началось президентство Путина. В дальнейшем читателя ожидает подробный анализ проблем, удачное или неудачное решение которых определяет наше ближайшее будущее.

Это преодоление или, наоборот, упрочение моносубъектности власти в России — выбор в пользу президентской или парламентской республики. Для выбора в пользу парламентской демократии необходимо формирование настоящих, а не фиктивных парламентских партий.

Это дискуссия о роли национальных особенностей “русского характера” — откуда убежденность в его неизменности? В какой мере мы как социум способны на действия без указки сверху? А кстати, существуем ли мы вообще как социум? Как граждане, а не как толпа?

Ясин показывает, как на фоне постоянных разговоров о формировании гражданского общества в эпоху президентства Путина (под лозунгом наведения порядка) стали последовательно подавляться реальные возможности местного самоуправления — подлинной основы этого самого общества. Автор не отрицает, что ельцинская эпоха, как всякая эпоха бурь и перемен, оставила социум в достаточно взвихренном состоянии. Одной из главных задач, стоявших перед государственными мужами, был выбор типа федерализма. Основными моделями здесь являются федерализм кооперативный, или перераспределительный (ближайшая модель — Германия), где в результате переговоров с Центром стороны приходят к определенному выравниванию налоговых поступлений, и федерализм конкурентный, предполагающий фискальную автономию самоуправляющегося региона или общины, которые сами стараются привлечь к себе бизнес и крупных налогоплательщиков (как это происходит в США).

Отечественное изобретение — федерализм унитарный, где на деле все решается в Центре, а финансовая автономия регионов по сути не более, чем фикция. По мнению Ясина, отмена выборности губернаторов — мера хоть и откровенно недемократическая, но фактическая ликвидация зародышей местного самоуправления куда более опасна для перспектив демократии в России: что можно сделать, лишившись возможности распоряжаться местным бюджетом?

Далее автор последовательно рассматривает положение вещей с основными институтами нашего общества и их отношениями с гражданами: это политические партии (точнее — зародыши таких партий), СМИ, суд, прокуратура, спецслужбы, налоговая служба. Центральным конфликтом текущего времени Ясин считает конфликт бюрократии и бизнеса. На фактическом материале он показывает, что дело “ЮКОС”’а — это именно и прежде всего конфликт власти (бюрократии) и бизнеса. Если до 2003 года отношение государства и бизнеса можно было с оговорками все-таки считать сотрудничеством, то после ареста Ходорковского стало ясно, что цель государства — полное подчинение бизнеса бюрократии.

После всего сказанного у читателя этих строк должен возникнуть вопрос: что позволяет Евгению Григорьевичу Ясину оставаться оптимистом? Ответ характерен для мудрого человека, успевшего побывать на высших административных постах, возглавить достойную и эффективную общественную организацию и не жалеть времени и сил на просветительскую деятельность. В краткой форме этот ответ выглядит так: небыстро можно (с. 232, курсив Ясина).

Более подробный ответ распределен по трем главам части III, названной “Россия перед вызовом”: “Общество”, “Элита” и “Альтернативы и перспективы”. Ясин слишком много видел, чтобы тешить себя иллюзиями — как по поводу нашего общества с его позорным для цивилизованной страны соотношением между бедностью и богатством, так и по поводу элиты, о большинстве которой так и хочется сказать “так называемая”. Тем более он не склонен видеть наши перспективы в розовом свете.

Если в России и возможна демократия, то это будет так называемая элитарная демократия, а не демократия участия (о различии между ними см. гл. 3 части I данной книги). Элита у нас есть — и бизнес-элита, и элита интеллектуальная. О первой Ясин пишет, что она взрослеет, и это дает основания для серьезных надежд. При анализе нашей интеллектуальной элиты автор напоминает нам о том, что социалистическая идеология не может быть просто отброшена за ненадобностью или исчерпанностью, поскольку никакого социализма в России пока не было, а в остальном мире социал-демократические ценности достаточно популярны и, как правило, существуют в определенном равновесии с либеральными. Основания для подобного равновесия сил автор формулирует так: “Либерализм — идеология сильных, он более элитарен; социализм — эгалитарен. Либерализм представляет творческое начало, динамизм, активность, успех; социализм — справедливость, равенство, спокойствие. Либерализм создает, социализм распределяет. Борьба этих противоположностей будет постоянно присутствовать в обществе, пусть и под разными масками”. Итак, демократия — это равновесие, которое предполагает существование разных идеологий.

Свою книгу Е.Г. Ясин закончил в декабре 2004 года, а в типографию она ушла в мае 2005-го. За это время произошли некоторые события, достаточно важные для судеб демократии в России, чтобы автор счел необходимым их учесть, добавив к основному корпусу книги постскриптум. Небольшой по объему, текст этот в сжатом виде резюмирует важнейшие тенденции в политике и экономике, как они обозначились в первые четыре месяца 2005 года. События эти скорее безрадостные, тем не менее, они не катастрофичны и, в рамках авторской концепции, были более или менее предсказуемы.

Итак, очень небыстро. Но можно.

По всем вопросам обращаться к Сергею Костырко

Журналы

  • Новые поступления
  • Журналы
    • ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ
    • Арион
    • Вестник Европы
    • Волга
    • Дружба Народов
    • Звезда
    • Знамя
    • Иностранная литература
    • Нева
    • Новая Юность
    • Новый Журнал
    • Новый Мир
    • Октябрь
    • Урал
    • НОН-ФИКШН
    • Вопросы литературы
    • НЛО
    • Неприкосновенный запас
    • НОВОЕ В ЖЗ
    • Homo Legens
    • Prosodia
    • ©оюз Писателей
    • День и ночь
    • Дети Ра
    • Зеркало
    • Иерусалимский журнал
    • Интерпоэзия
    • Крещатик
    • Новый Берег
    • АРХИВ
    • ВОЛГА-ХХI век
    • Зарубежные записки
    • Континент
    • Критическая Масса
    • Логос
    • Новая Русская Книга
    • Новый ЛИК
    • Отечественные записки
    • Сибирские огни
    • Слово\Word
    • Старое литературное обозрение
    • Студия
    • Уральская новь
  • Проекты
    • Вечера в Клубе ЖЗ
    • Египетские ночи
    • Премия «Поэт»
    • Премия Алданова
    • Премия журнала «Интерпоэзия»
    • Поэтическая премия "Anthologia"
    • Страница Литературной премии И.П.Белкина
    • Страница Литературной премии им. Ю.Казакова
    • Академия русской современной словесности
    • Страница Карабчиевского
    • Страница Татьяны Тихоновой
  • Авторы
  • Выбор читателя
  • О проекте
  • Архив
  • Контакты

© 1996 - 2017 Журнальный зал в РЖ, "Русский журнал"

Источник:

magazines.russ.ru

Читать бесплатно книгу Приживется ли демократия в России, Евгений Ясин

Приживется ли демократия в России

Трем моим музам, Лиде, Ирине и Варе, посвящаю

Предисловие

В этой книге речь идет о событиях, произошедших до конца 2004 года. Жизнь продолжается, но надо поставить точку, тем более что я писал не «хронограф».

Первые десять дней нового 2005 года, т. е. все новые каникулы, мы с женой болели и вынужденно были прикованы к телевизору. Десять дней – одни эстрадные концерты с диким шумом, миганием и мерцанием, парад смехачей во главе с Е. Петросяном и фильмы, фильмы – старые, по пять раз виденные; сравнительно новые, но с теми же стрелялками, ментами и бандитами. На худой конец, после полуночи – сладкая эротика от Эммануэль. По «Эхо Москвы» Матвей Ганапольский обсуждает с Михаилом Леонтьевым вопросы кулинарии, и слушатели благодарят их за то, что они наконец не говорят о политике, не портят людям нервы.

Мне вдруг пришла в голову ужасная мысль: а если так будет весь год? А что, вполне может быть, к этому все и идет. Ужасная тоска! А потом что – вообще одно «Лебединое озеро»? Поэтому я сел за предлагаемую вниманию читателя книгу. Она написана человеком, который тешит себя иллюзией о своей принадлежности к ученому сословию. Но это не научный трактат, а что-то вроде публицистики, в общем, не мой жанр. Это книга гражданина, который озабочен судьбами своей страны и тревожится за ее будущее.

Я торопился, стараясь успеть. Не знаю, правда, к чему и почему. Видно, казалось, что, если мои сограждане поскорей прочтут мою книгу, они станут хоть немного другими, поймут что-то важное. Конечно, я знаю, что это не так. Но здесь дело не в разуме, а в эмоциях – ведь это они движут человеком в момент опасности, когда нужна мобилизация сил.

Торопясь, я рассчитывал уложить задуманное в 50—80 страниц. Но не вышло. Над текстом работал впопыхах, вопреки научным нормам: я отказался от идеи давать обзор отечественной и иностранной литературы, посвященной разбираемым мной темам; вместо этого брал работы одного–двух уважаемых мною специалистов в каждой такой области, привлекал материалы текущей прессы – что попадалось под руку, только бы скорей. И все равно работа затянулась, а объем возрос многократно.

Я попытался сделать книгу максимально доступной, хоть фрагментарно, именно для этого я разбил текст на главы, параграфы и рубрики. Читать ее можно выборочно. В тексте много врезок с цитатами и примерами, они не всегда сделаны в традиционной манере. Это тоже от спешки: хотелось дать иные мнения, интересные факты, подтолкнуть размышления читателя, при этом не вдаваясь в дискуссии.

Теперь, так и не чувствуя, что работа завершена, я отдаю свой труд на суд читателя.

В 2004 году мне исполнилось 70 лет. На юбилейном вечере Егор Гайдар в своем выступлении сказал: «Вы создали в России рыночную экономику (такое, знаете, юбилейное преувеличение. – Е. Я. ). Теперь, я знаю, Вы тревожитесь о российской демократии.

Мне, разумеется, знаком философский взгляд Егора Тимуровича на сегодняшнюю ситуацию (он детально изложен в его только что вышедшей фундаментальной книге «Долгое время»): такое время, неизбежная полоса неустойчивого развития, в которой власть оказывается попеременно в руках разных сил, используя имеющиеся возможности, необходимо делать то, что будет содействовать развитию страны завтра, а сегодня стараться не допустить до власти демагогов и экстремистов. Правда, чтобы следовать этой концепции, у самого Гайдара порой не хватает выдержки.

Тем более не хватает ее у меня. Так случилось, что я имел отношение к тем переменам, которые произошли в нашей стране в последнее десятилетие ХХ века. Дело вовсе не в заслугах, которые я сам оцениваю более чем скромно. Когда судьба позвала меня во власть, я понимал, меня будет ждать не слава, а попреки. Но мне казалось, я обязан выполнить свой долг: да, на поприще реформ не сыщешь ни славы, ни благодарности, но страна сможет встать на ноги и двинуться на пути к процветанию. Так оно и вышло. Я радовался всем продвижениям реформ, всем позитивным изменениям, которые эти реформы вызывали. Однако с середины 2003 года дела у нас стали поворачиваться таким образом, что экономические и политические преобразования в России, за которые я переживал, оказались под угрозой. Именно это заставило меня взяться за книгу не по моей специальности, однако именно эта проблема кажется мне сегодня самой важной для нашей страны.

Россияне не больно-то ценят демократию, как в силу отсутствия привычки и вкуса к ней, так и потому, что в недавнем прошлом она не оправдала, как многим из них кажется, их ожиданий; другие считают, что демократия и вовсе не подходит России, у которой свой, особый исторический путь. Но я убежден, что демократия жизненно необходима для нас. Именно сейчас пришло ее время. Но властям предержащим, похоже, дело представляется иначе, и они пытаются нас убедить, что лучше знают, что нам нужно. В книге я пишу, почему это не так.

Сразу скажу: я не против Путина, в 2000 году я голосовал за него в надежде на продолжение курса рыночных реформ и демократии. Второй раз я уже не мог отдать ему свой голос. Еще раз: я вообще не против кого-либо – я за! – за демократию, за новую демократическую Россию под российским триколором, под которым в августе 1991 года мои сограждане защищали Белый дом.

Я уже не буду голосовать за Путина, впрочем, он и сам вроде бы уважает Конституцию. Но я также не хочу, чтобы преемником Путина оказался еще один выходец из спецслужб, чтобы эти ребята создали из своей корпорации правящую династию. Не потому что я против безопасности, а потому что полагаю их власть опасной для страны. И еще больше я не хочу, чтобы при их попустительстве, пользуясь недовольством народа, к власти пришла оголтелая кучка националистов и популистов, уже сейчас разжигающая и эксплуатирующая народный гнев. Я хочу, чтобы все мы захотели и привыкли быть свободными людьми и свободно выбирали своих представителей для управления страной. Чтобы они служили нам и были бы ответственны перед нами. Я хочу, чтобы частная инициатива бурлила и поднимала экономику, делая нас богаче. Я хочу, чтобы всем было интересно смотреть телевизор – кому «Аншлаг», а кому Л. Парфенова и В. Шендеровича.

О том, можно ли это сделать и как, написана эта книга.

Огромная благодарность моим товарищам, которые способствовали ее написанию. Спасибо тем из них, кто согласился прочитать рукопись и высказал свои замечания, – Е. Гайдару, И. Клямкину, Д. Зимину, Г. Сатарову, Л. Шевцовой. Я также хочу выразить глубокую признательность всем моим коллегам по Высшей школе экономики и Фонду «Либеральная миссия» – С. Авдашевой, Ф. Алескерову,

В. Бессонову, Е. Гавриленкову, В. Гимпельсону, В. Голиковой, Т. Долгопятовой, Д. Драгунскому, Л. Ионину, Я. Кузьминову, Л. Любимову, В. Радаеву, Е. Серовой, М. Урнову, О. Шкаратану, Л. Якобсону А. Яковлеву, а также С. Алексашенко, Л. Алексеевой, Ю. Афанасьеву, А. Аузану, А. Белоусову, М. Бергеру, А. Венедиктову, А. Вишневскому, Л. Григорьеву, Е. Гурвичу, М. Дмитриеву, Т. Заславской, А. Иванченко, А. Кара-Мурзе, Н. Косаревой, М. Краснову, Б. Кузнецову, О. Лацису, М. Либоракиной, Т. Малевой, В. Мау, Э. Набиуллиной, Л. Овчаровой, В. Преображенскому, А. Рогинскому, Е. Сабурову, Б. Салтыкову, С. Синельникову-Мурылёву, Я. Уринсону, Т. Шанину, К. Юдаевой, И. Юргенсу, Александру Николаевичу Яковлеву и многим другим – тем, кто образует мою узкую интеллектуальную среду, жизненно необходимую для творческой работы. Политиков, чиновников и бизнесменов не называю, чтобы не сказали, что подлизываюсь.

Мне очень помогли Г. Трубецкая, Н. Давиденко, И. Разумов, И. Евницкая, А. Косыгина, А. Венедиктов, И. Толмачева – спасибо им всем. А за все, что вам не понравится, отвечаю я сам.

Теория и история

Зачем нам демократия

После последних президентских выборов и политических реформ, предложенных В. Путиным 13 сентября 2004 года, вопрос о судьбах демократии в России встал весьма остро.

Начало демократическим преобразованиям в нашей стране положила горбачевская перестройка. Гласность, общечеловеческие ценности и альтернативные выборы получили в России права гражданства. На широкой волне массового демократического движения был устранен коммунистический режим, просуществовавший 74 года. Потом прошли трудные рыночные реформы, развалился СССР, над страной нависала угроза сепаратизма, развивался дикий капитализм эпохи первоначального накопления капитала, предпринимались попытки стабилизации. В. Путин, сменивший Б. Ельцина на посту президента, продолжил политическую стабилизацию и как бы для ее завершения предпринял ряд мер, которые, по мнению многих экспертов, привели к свертыванию демократических свобод. Это касалось установления контроля за СМИ (прежде всего, за федеральными телеканалами), за выборами, деятельностью парламента и политических партий, за властью регионов с утверждением так называемой «вертикали власти» и, наконец, за крупным бизнесом как последним форпостом независимой общественной силы. Арест М. Ходорковского обозначил апогей этой кампании, а выборы – парламентские и президентские – подвели итог этих действий. На политической арене осталась одна сила – исполнительная власть с ее реальным главой – президентом. И вдруг, когда дело было сделано и все независимые силы в публичной сфере были поставлены под контроль, движение снизу – против монетизации льгот и против отмены отсрочек от военного призыва – показало, что происходит, когда публичной жизни нет.

1. 1. Две оценки текущего момента

Оценки этих итогов, естественно, разнятся. Победители, сторонники президента и новой партии власти «Единая Россия», утверждают, что все хорошо. Мы пользуемся достоинствами политической стабильности. Все демократические институты работают. Есть оппозиционные партии – слева и справа, хотя последние и не прошли в Думу. Но они сами виноваты, не нашли пути к сердцу избирателя. Коммунисты потеряли много голосов, но ведь нельзя бесконечно жить вчерашним днем, пора считаться с реальностью.

Есть оппозиционные газеты, в том числе принадлежащие опальным олигархам. Их читают мало, ну что ж, значит, нет спроса. Да, у Гусинского отняли НТВ, но ведь он не возвращал кредит; и вообще, телевидение должно быть свободно от влияния олигархов в еще большей степени, чем от влияния государства.

Выборы стали намного чище, сейчас уже нельзя снять кандидата за сутки до голосования. Манипулирование административным ресурсом, может быть, и есть, но давайте смотреть на вещи реалистично: разве можно в нашей стране столь ответственное дело пустить на самотек? Мало ли кого навыбирает наш великий, но неискушенный в предвыборной демагогии народ? (Со слов известного правозащитника С. Ковалева: «Один из критиков избирательных ограничений добрался до Администрации Президента, и там ему ответили, что он, конечно, прав, но если бы Вешняков в 1933 году руководил выборами в Германии, то Гитлер не победил бы»[1] 1

Независимая газета. 2003. № 41

И вообще, результаты выборов отражают настроения большинства россиян. Они высоко ценят президента, доверяют ему. Разве это плохо? Россия всегда нуждалась в твердой руке. И президент использует народное доверие, проводит либеральные рыночные реформы, жизненно важные для страны. События развиваются по нормальному сценарию. Будут условия, будет и демократизация. Недовольны только проигравшие. Ну и бог с ними.

Оценки проигравших – прежде всего, правых либеральных партий – иные. Коротко их можно выразить так: демократические завоевания 90-х годов утрачены, установился авторитарно-бюрократический режим так называемой «управляемой демократии». Мы движемся вспять, под влиянием политики властей в обществе растут консервативные, державно-националистические и популистские настроения, составляющие серьезную угрозу для цивилизованного развития страны. Поэтому необходимо решительно противостоять политике Путина. Чем дальше, тем меньше возможностей будет у оппозиции. Если все демократические силы не найдут пути к объединению и не смогут привлечь голоса демократически настроенных избирателей и в 2007 году, то сползание России к авторитаризму станет неизбежным.

Выбор первой оценки означает переход на позиции власти: можно вступать в «Единую Россию». Выбор второй оценки влечет за собой маргинализацию демократического движения, превращение его в кучку диссидентов, которых почти никто не хочет слышать, которые ни до кого не могут достучаться. И в том, и в другом случае – снижение способности демократических сил влиять на развитие событий, потеря перспективы.

Между тем именно для будущего демократии в России крайне важно как можно точнее оценить суть происходящего. Тогда можно будет верно выбрать образ действий для тех, кто все же лелеет надежду увидеть Россию демократической и процветающей страной.

1. 2. Преимущества демократии

Лично у меня есть желание во всем разобраться с самого начала. Прежде всего, что такое демократия? Правление народа? Если понимать эти слова буквально, то становится ясно, что в сложных современных обществах оно либо невозможно, либо неэффективно. Более точно с учетом имеющегося опыта можно сказать, что это способ организации управления государством, а стало быть, и применения власти, который обеспечивает реализацию воли большинства, соблюдение прав меньшинства и исключает возможность злоупотребления властью в личных интересах. Государство есть организация, обладающая правом применения насилия. Поэтому крайне важно, чтобы это право применялось под надежным контролем общества.

Антитеза демократии – диктатура, олигархия, авторитаризм, которые дают правителям, т. е. людям, имеющим доступ к средствам государственного насилия, применять их бесконтрольно, в своих интересах, в том числе для захвата и удержания власти.

Поэтому первое, зачем нужна демократия, – недопущение применения государственного насилия в частных интересах. Опыт нашей страны говорит о том, что нам это нужно как, наверное, никому. Деспотизм терзал нашу страну б?льшую часть ее истории и во многом является причиной ее отсталости. Всем любителям твердой руки стоит напомнить об этом.

Второе, зачем нужна демократия, – соблюдение прав и свобод личности. Демократия – это такой порядок организации государства, который предоставляет гражданам максимум свободы и гарантирует их права. Это порядок для свободных людей. В этом связь либерализма и демократии. Либерализм – идейное течение, ставящее выше других ценность свободы. Демократия – нечто иное, и порой либерализм и демократия плохо сочетаются, поскольку демократия – это в конечном счете воля большинства, а большинство далеко не всегда более всего ценит свободу. Оно может предпочесть, например, равенство и справедливость. Но демократия создает наилучшие возможности для тех, кто предпочитает свободу и гарантирует права меньшинства.

Обеспечивая свободу личности, демократия создает в конечном итоге и наилучшие условия для развития и благосостояния общества. Как говорил Дж. Локк, – точную ссылку я не нашел, – свобода на самом деле нужна немногим, но они должны обмануть остальных, убедив их, что она нужна всем. Но поскольку она – непременное условие творчества, а творчество – непременное условие развития, плодами творчества пользуются все, в конечном счете все от свободы выигрывают. И чем большую роль в приросте общественного богатства играют инновации, тем выше ценность свободы. Отсюда, кстати, следует, что сейчас, на пороге постиндустриального общества, ценность свободы и демократии возрастает как никогда ранее.

Третье, зачем нужна демократия, – она предоставляет гражданам наилучшие возможности для защиты их основополагающих интересов. Конечно, демократия сама по себе не дает гарантий, что будут учтены и удовлетворены интересы каждого. Для этого требуется воля и настойчивость тех, кто хочет, чтобы их интересы были приняты во внимание. Но если вы исключены из сообщества избирателей в демократическом стране или же живете в стране недемократической и непричастны к кругу власть предержащих, можно не сомневаться, что вашими интересами пренебрегут. Демократия – это строй, основанный на открытом столкновении и согласовании интересов разных людей, разных социальных групп и предоставляющий каждой их них наилучшие условия для защиты ее интересов.

Четвертое, зачем нужна демократия, – гибкость и динамичность социальной организации, позволяющей экономике и обществу развиваться в условиях политической стабильности, без серьезных потрясений, без революций, вынуждаемых неспособностью и нежеланием правящих элит уступить власть или поделиться ею, когда их неэффективность становится очевидной для большинства.

Демократия, как и рыночная экономика, характеризуется некоторой врожденной неопределенностью, которая связана с известными рисками, но эти риски и являются ценой свободы, конкуренции и развития.

Вообще между рыночной экономикой и демократией есть органическая связь, обусловленная сходной гибкой сетевой структурой социальных взаимодействий в экономической и политической областях. Рыночная экономика без демократии возможна, но она будет прозябать. Теоретически возможна и демократия без рыночной экономики, но недолго и с дурными последствиями. История позитивных примеров такого рода практически не знает. Соединение же рыночной экономики и демократии органично и дает синергический эффект, ведущий к процветанию.

Сколько раз предрекали гибель капитализма и демократии, сколько раз на самом деле казалось, что очередной кризис закончится катастрофой. Но именно в силу этой неопределенности, в силу свободы, в которой происходила игра экономических и политических сил, демократия всегда выходила из кризисов и всегда побеждала в конфликтах.

У противников демократии – а среди них много могущественных людей, которым она мешает воспользоваться своим могуществом в полной мере, – всегда есть доводы, чтобы доказывать обратное.

Даже в обычной жизни каждый из нас сталкивался с ситуациями, когда, например, надо было в ходе споров разных людей прийти к согласию и это никак не получалось в силу, например, противоречий их интересов. И тогда приходила мысль: ну его к черту, пусть лучше кто-то один примет решение за всех и покончит с этим занудством. Или: пусть все действуют как хотят, а там посмотрим.

В других случаях согласию препятствуют не только различия интересов, но и невежество, предрассудки, эмоции. Бывает, какой-то краснобай увлекает демагогией участников собрания, и они перестают руководствоваться рациональными доводами.

Таким образом, не факт, что согласованное решение будет наилучшим. Зачастую оптимальным оказывается решение авторитетного специалиста (профессионала, технократа). То есть демократическому по процедуре решению противостоит то, что я назвал бы преимуществом технократии. Очевидно, в определенных случаях целесообразны не коллективные, а единоличные решения умного и авторитетного профессионала или группы экспертов.

Точно так же не только при неосведомленности заинтересованных сторон, но и в случае столкновения их интересов зачастую наиболее эффективна единая воля к достижению той или иной цели. Для этого кто-то наделяется правом принуждения, устанавливается подчинение, субординация. Я назвал бы это преимуществом единоначалия, однозначно признаваемого, например, в армии. Также можно считать это преимуществом бюрократии.

Сторонники третьей группы доводов против демократии признают ее достоинства, но утверждают, что воспользоваться ими можно только в том случае, если члены общества обладают необходимыми свойствами, в частности, такими, как образованность, рациональность, терпимость, ответственность, готовность считаться с интересами и мнениями других сограждан. Словом, утверждают, что для демократии нужно зрелое гражданское общество. Если же его нет, то от нее будет больше вреда, чем пользы. Люди должны созреть. В той или иной мере эти доводы справедливы. Вопрос в том, как они будут зреть – под опекой монархии или бюрократии?

И все же имеется множество аргументов, позволяющих понять, что справедливость приведенных выше доводов против демократии относительна, а ценность демократической организации общества, несмотря на многочисленные изъяны, абсолютна. Тем более что в социальной практике вырабатываются формы демократии, позволяющие сводить ее минусы к минимуму и использовать в ее рамках достоинства технократии и бюрократии. Недаром У. Черчилль говорил, что демократия – очень плохая система, но она лучше всех остальных. Сегодня это утверждение еще более справедливо, чем во времена великого британца.

При использовании книги "Приживется ли демократия в России" автора Евгений Ясин активная ссылка вида: читать книгу Приживется ли демократия в России обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Ясин Е. Приживется ли демократия в России в городе Красноярск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Ясин Е. Приживется ли демократия в России по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Красноярск, Ростов-на-Дону, Хабаровск.