Каталог книг

Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

У оставшегося без корабля - единственного средства возвращения из смертоносной Зоны - космического разведчика Егора Плужникова по прозвищу Плюх имеется лишь две цели: разыскать любимую и друга, а потом найти выход из-под таинственного багрового "купола". Впрочем, первоочередной задачей для него теперь является банальное - выжить. Вот только цели Плюха и создавших Зону неведомых Игроков зачастую кардинально расходятся.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ASE000000000827060

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Буторин А. Упавшие в Зону. В поисках выхода Буторин А. Упавшие в Зону. В поисках выхода 301 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода 271 р. book24.ru В магазин >>
Андрей Буторин Упавшие в Зону. В поисках выхода Андрей Буторин Упавшие в Зону. В поисках выхода 149 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Буторин Упавшие в Зону. В поисках выхода Андрей Буторин Упавшие в Зону. В поисках выхода 269 р. ozon.ru В магазин >>
Буторин А. [Упавшие в Зону]. Вынужденная посадка Буторин А. [Упавшие в Зону]. Вынужденная посадка 288 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Буторин, Андрей Русланович Упавшие в Зону. В поисках выхода Буторин, Андрей Русланович Упавшие в Зону. В поисках выхода 324 р. bookvoed.ru В магазин >>
Упавшие в Зону. В поисках выхода Упавшие в Зону. В поисках выхода 349 р. labirint.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Упавшие в Зону

Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 769
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 961

Упавшие в Зону. В поисках выхода

Там – чужие слова, там – дурная молва,

Там ненужные встречи случаются,

Там пожухла, сгорела трава

И следы не читаются, –

Плюх шагал, куда глаза глядят. Хотя век бы они все это не видели: разрываемое непрестанными молниями, багровое, в темных разводах небо; тянущиеся к нему по-змеиному ветви-щупальца темно-красных, как венозная кровь, деревьев; затаившуюся, приготовившую смертельные подарочки Зону… Особую, почти физически ощутимую боль вызывал густой столб черного дыма возле самой линии горизонта – траурное напоминание о разбитой Плюхом «Ревде», космическом корабле, который занес его в этот неприветливый мир, и до последнего времени остававшийся единственным шансом из этого мира выбраться.

«Ревду» было жалко. И не только потому, что лишь она открывала дорогу к «своей» Земле. Корабль для косморазведчика – это рабочий инструмент; это дом; это друг, наконец. Плюх иногда всерьез начинал подозревать наличие у Информатория корабля как минимум зачатков интеллекта. Разведчику часто слышались в механическом говоре компьютера нотки обиды, недовольства, так же как и удовлетворения, радости, а то и начальственной важности. Скорее всего, конечно, только слышались – за долгие месяцы полета и в позвякивании ложки о чайный стакан начнешь различать капризное бурчание. Но «Ревду» все равно было жалко, тем более, погубить ее пришлось своими руками. Точнее, голосом, которым он отдал Информаторию последнее руководство к действию: «Приказываю выполнить следующий порядок команд: стартовать после отсчета минутной готовности на полной тяге планетарных двигателей. На высоте двадцати километров катапультировать ложемент номер один. Развернуть корабль на сто восемьдесят градусов. Лететь на полной тяге планетарных двигателей до точки касания с поверхностью».

Так было нужно. Потому что на корабле, кроме него, находились еще два человека, которых и людьми-то можно назвать лишь условно – сталкеры Бизон и Робин, – а им оставаться в живых, да еще и выбраться из Зоны Плюх никак не мог позволить; потеряли они такую привилегию, а если точнее, приближеннее к местным речевым оборотам, – просрали.

А еще – Плюх просто не мог улететь, оставив в Зоне двух самых дорогих ему, не считая родителей, людей. Пусть не совсем людей… то есть, не всех людей… В общем – одного человека и одного… инопланетянина по прозвищу Блямс – похожего на гигантского богомола существа, привязавшегося к разведчику, словно верный пес, на обследуемой до «прибытия» в Зону планете, названной Плюхом в честь любимой девушки Машечкой[1].

Так что теперь перед космическим разведчиком третьего класса Егором Плужниковым (позывной Плюх) стояла первостепенной важности цель: во что бы то ни стало разыскать поселок группировки «имперцев» Новоромановск, где и должны были – во всяком случае, он на это сильно надеялся – находиться его верные друзья Илона и Блямс. Нет, даже не так. Верный друг Блямс и…

Плюх прервал внутренний монолог. Затем помотал выбритой налысо головой и пробурчал вслух:

– Что, даже наедине с собой боишься называть вещи своими именами? А ведь ты говорил ей, что она тебе дороже самой жизни, что ее не любить невозможно… Ага, правильно, потому что тогда смерть тебе в харю дышала и произнести это было не страшно. А что поменялось сейчас? Ты ведь любишь Илону, чего перед собой-то выеживаться, косморазведчик третьего класса? Кстати, когда найдешь ее – сразу об этом прямым текстом доложишь. Приказ понял, разведчик.

Хотя, если насчет Илоны чувства и помыслы не вызывали больше сомнений, то по поводу своего «самоопределения» Плюх находился в смятенных чувствах. Может ли он по-прежнему называться косморазведчиком? Да, на нем была сейчас форма Космической разведки: темно-синий костюм с вышитым на правом рукаве кителя символом – стилизованной под стрелу звездой. Левый рукав украшали три шеврона из желтого позумента, подтверждающие его классность. Но у него не было самого главного – корабля. И он не мог не только совершать свои непосредственные обязанности, но и в принципе вернуться на базу, чтобы доложить о выполнении прошлого задания и получить новое. Так какой же он теперь косморазведчик? Разве что чисто номинально, в бессрочном, так сказать, отпуске. А точнее – в самоволке, ведь отпуск ему никто не давал.

Сталкер – вот он кто сейчас. Потому что в Зоне. Потому что сам за себя. Потому что ищет – неважно, что или кого. А вот когда найдет… А что – когда найдет. Как это «что»?! Тогда все равно нужно будет искать выход отсюда. Косморазведчики не сдаются. Тьфу! Он же решил, что не может называться косморазведчиком. Впрочем, почему не может? А что же он сейчас делает, если не разведывает? Ну да, он в первую очередь ищет друга и любимую, но вместе с тем он все равно ведь, пусть и невольно, изучает Зону, которая, между прочим, включает в себя части сотен планет. И пусть формально каждая из них – это Земля, на деле они порой отличаются сильнее, чем Меркурий от Сатурна.

В итоге Плюх решил, что пока надежда выбраться из Зоны окончательно не рухнет, он все-таки может считать себя космическим разведчиком, но поскольку в настоящее время он действует именно в ней, то невольно становится и сталкером. Новое определение сорвалось с языка само собой: космосталкер. Что ж, ёшки-блошки, тоже годится.

«Стоп! – осадил себя Плюх. – Какие еще «ёшки-блошки»? Детство кончилось. Ты убил несколько человек и вырос из коротких штанишек. Ты теперь сталкер, так что пора менять привычки. И, стало быть, не «ёшки-блошки», а «ёхи-блохи». Пусть все теперь будет по-взрослому».

Плюх, размашисто до этого шагая, внезапно замер как вкопанный. Со лба по виску на щеку скатилась капля пота.

– Сталкер, ёхи-блохи! – прошипел под нос Плюх. – Нахрена ты вообще катапультировался? Подох бы сразу, меньше бы пришлось мучиться…

В самом деле, то, что он до сих пор оставался живым и невредимым, было невероятным везением. Плюх хорошо помнил, что здешняя местность нашпигована смертоносными сюрпризами, как сдобная булочка изюмом. И если раньше он эти аномалии – да и то не все – мог видеть благодаря оптике венчающего его скафандр шлема, то теперь, в форменных брюках, футболке и кителе он был для Зоны все равно что голым, а без шлема – слепым и глухим. Одни лишь ботинки кое-чего стоили. Их сверхпрочная подошва выдержала бы, пожалуй, взрыв противопехотной мины. Правда, все, что выше ботинок, вряд ли при этом осталось бы полностью целым.

Плюх отер со лба пот, присел и осторожно стал собирать с земли камешки. Набил ими карманы кителя, брюк, поднял еще горсть и, взяв из нее камень, стал соображать, куда конкретно его бросить. Да, именно так, как ни странно. До этого топал наобум, куда глаза глядят, а теперь вдруг задумался. Нет, подумать – оно никогда не вредно, особенно когда отправляешься погулять на минное поле. Без миноискателя. Но в данном случае идти наугад было вполне неплохим вариантом, потому что, в какой стороне находится Новоромановск, он понятия не имел. Неподходящими Плюх посчитал лишь два направления. Первое, то, откуда он шел, – слишком уж назойливо-приставучим был там тошнотворный багровый лес. О втором же, где чадили обломки «Ревды», можно и вовсе было забыть навсегда. Взорвавшиеся внепространственные генераторы корабля извергали сейчас такие излучения, не о каждом из которых знали даже ученые его родного мира. Здешние-то к этим областям физики только-только начали подбираться.

«Кстати, ученые! – осенило Плюха. – Если получится найти лабораторию вместо Новоромановска, это тоже неплохо». В самом деле, если он встретится со своими добрыми знакомыми, то, во-первых, сможет худо-бедно вооружиться для дальнейших действий, а во-вторых, он расскажет им о случившемся и о том, что принимает их предложение работать вместе – а что ему еще остается? Только он предупредит их, что будет отлучаться, потому что поиск выхода из Зоны станет для него первоочередной целью. Понятно, лишь после того, как он найдет Илону и Блямса – хотя, пока они не отыщутся, он к ученым и не вернется.

См. роман «Упавшие в Зону. Вынужденная посадка» – Прим. автора.

Источник:

www.litmir.me

Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода

Литература

Дэвид Ганди: Фан-творчество: https://www.facebook.com/OfficialDavidGandy/ »

Каждый из нас, родителей, проходит опыт первооткрывателя в сфере воспитания ребенка. . »

для Colorfest the Horror Tales »

С Иркой мы не виделись давно - года два. Работа за границей. И вон он, долгожданный о. »

Саломея-75 "Правила выживания" Хочешь выжить в чужом мире? Тогда надо быть сильной. Хочешь, чтобы выжил твой ребенок. »

Мое знакомство с мастичными тортами началось совсем неожиданно. На одном из Интернет-. »

Если Вы обнаружили на этой странице нарушение авторских прав, ошибку или хотите дополнить информацию, отправьте нам сообщение.

Если перед нажатием на ссылку выделить на странице мышкой какой-либо текст, он автоматически подставится в сообщение

Источник:

lady.webnice.ru

Упавшие в Зону

Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода

Упавшие в Зону. В поисках выхода

скачано: 163 раза.

скачано: 131 раз.

скачано: 102 раза.

скачано: 92 раза.

скачано: 62 раза.

скачано: 53 раза.

1 час 50 мин назад

1 день 20 час 16 мин назад

2 дня 21 час 34 мин назад

4 дня 10 час 1 мин назад

5 дней 11 час 42 мин назад

5 дней 12 час 39 мин назад

7 дней 11 час 4 мин назад

8 дней 9 час 49 мин назад

8 дней 15 час 55 мин назад

Мне очень понравилась СЕРИЯ "АКАДЕМИИ ЗА ЗАНАВЕСЬЮ"! Читается легко, сюжет интересный!

Читала давно на литэре. ждала каждую главу.Автор пишет классно,захватывающе, всем рекомендую! Странно,что здесь не платно

Есть книги которые сложно забыть, к которым возвращаешься. Это именно та книга. Накал чувств, страстей. Главные герои не обычны, но люди со своими слабостями. Великолепно!

Книга понравилась, яркая читать легко,советую, только почему сразу не проинформировать что будет еще одна книга? Блин на самом интересном месте.

Три четверти второй книги - повтор первой части. И динамика начинается только с 15 главы. До этого смола и нудятина.

Источник:

www.litlib.net

Упавшие в Зону

«Упавшие в Зону. В поисках выхода» Андрей Буторин читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Упавшие в Зону. В поисках выхода

Там — чужие слова, там — дурная молва,

Там ненужные встречи случаются,

Там пожухла, сгорела трава

И следы не читаются, –

Плюх шагал, куда глаза глядят. Хотя век бы они все это не видели: разрываемое непрестанными молниями, багровое, в темных разводах небо; тянущиеся к нему по-змеиному ветви-щупальца темно-красных, как венозная кровь, деревьев; затаившуюся, приготовившую смертельные подарочки Зону… Особую, почти физически ощутимую боль вызывал густой столб черного дыма возле самой линии горизонта — траурное напоминание о разбитой Плюхом «Ревде», космическом корабле, который занес его в этот неприветливый мир, и до последнего времени остававшийся единственным шансом из этого мира выбраться.

«Ревду» было жалко. И не только потому, что лишь она открывала дорогу к «своей» Земле. Корабль для косморазведчика — это рабочий инструмент; это дом; это друг, наконец. Плюх иногда всерьез начинал подозревать наличие у Информатория корабля как минимум зачатков интеллекта. Разведчику часто слышались в механическом говоре компьютера нотки обиды, недовольства, так же как и удовлетворения, радости, а то и начальственной важности. Скорее всего, конечно, только слышались — за долгие месяцы полета и в позвякивании ложки о чайный стакан начнешь различать капризное бурчание. Но «Ревду» все равно было жалко, тем более, погубить ее пришлось своими руками. Точнее, голосом, которым он отдал Информаторию последнее руководство к действию: «Приказываю выполнить следующий порядок команд: стартовать после отсчета минутной готовности на полной тяге планетарных двигателей. На высоте двадцати километров катапультировать ложемент номер один. Развернуть корабль на сто восемьдесят градусов. Лететь на полной тяге планетарных двигателей до точки касания с поверхностью».

Так было нужно. Потому что на корабле, кроме него, находились еще два человека, которых и людьми-то можно назвать лишь условно — сталкеры Бизон и Робин, — а им оставаться в живых, да еще и выбраться из Зоны Плюх никак не мог позволить; потеряли они такую привилегию, а если точнее, приближеннее к местным речевым оборотам, — просрали.

А еще — Плюх просто не мог улететь, оставив в Зоне двух самых дорогих ему, не считая родителей, людей. Пусть не совсем людей… то есть, не всех людей… В общем — одного человека и одного… инопланетянина по прозвищу Блямс — похожего на гигантского богомола существа, привязавшегося к разведчику, словно верный пес, на обследуемой до «прибытия» в Зону планете, названной Плюхом в честь любимой девушки Машечкой [См. роман «Упавшие в Зону. Вынужденная посадка» — Прим. автора.].

Так что теперь перед космическим разведчиком третьего класса Егором Плужниковым (позывной Плюх) стояла первостепенной важности цель: во что бы то ни стало разыскать поселок группировки «имперцев» Новоромановск, где и должны были — во всяком случае, он на это сильно надеялся — находиться его верные друзья Илона и Блямс. Нет, даже не так. Верный друг Блямс и…

Плюх прервал внутренний монолог. Затем помотал выбритой налысо головой и пробурчал вслух:

— Что, даже наедине с собой боишься называть вещи своими именами? А ведь ты говорил ей, что она тебе дороже самой жизни, что ее не любить невозможно… Ага, правильно, потому что тогда смерть тебе в харю дышала и произнести это было не страшно. А что поменялось сейчас? Ты ведь любишь Илону, чего перед собой-то выеживаться, косморазведчик третьего класса? Кстати, когда найдешь ее — сразу об этом прямым текстом доложишь. Приказ понял, разведчик.

Хотя, если насчет Илоны чувства и помыслы не вызывали больше сомнений, то по поводу своего «самоопределения» Плюх находился в смятенных чувствах. Может ли он по-прежнему называться косморазведчиком? Да, на нем была сейчас форма Космической разведки: темно-синий костюм с вышитым на правом рукаве кителя символом — стилизованной под стрелу звездой. Левый рукав украшали три шеврона из желтого позумента, подтверждающие его классность. Но у него не было самого главного — корабля. И он не мог не только совершать свои непосредственные обязанности, но и в принципе вернуться на базу, чтобы доложить о выполнении прошлого задания и получить новое. Так какой же он теперь косморазведчик? Разве что чисто номинально, в бессрочном, так сказать, отпуске. А точнее — в самоволке, ведь отпуск ему никто не давал.

Сталкер — вот он кто сейчас. Потому что в Зоне. Потому что сам за себя. Потому что ищет — неважно, что или кого. А вот когда найдет… А что — когда найдет. Как это «что»?! Тогда все равно нужно будет искать выход отсюда. Косморазведчики не сдаются. Тьфу! Он же решил, что не может называться косморазведчиком. Впрочем, почему не может? А что же он сейчас делает, если не разведывает? Ну да, он в первую очередь ищет друга и любимую, но вместе с тем он все равно ведь, пусть и невольно, изучает Зону, которая, между прочим, включает в себя части сотен планет. И пусть формально каждая из них — это Земля, на деле они порой отличаются сильнее, чем Меркурий от Сатурна.

В итоге Плюх решил, что пока надежда выбраться из Зоны окончательно не рухнет, он все-таки может считать себя космическим разведчиком, но поскольку в настоящее время он действует именно в ней, то невольно становится и сталкером. Новое определение сорвалось с языка само собой: космосталкер. Что ж, ёшки-блошки, тоже годится.

«Стоп! — осадил себя Плюх. — Какие еще «ёшки-блошки»? Детство кончилось. Ты убил несколько человек и вырос из коротких штанишек. Ты теперь сталкер, так что пора менять привычки. И, стало быть, не «ёшки-блошки», а «ёхи-блохи». Пусть все теперь будет по-взрослому».

Плюх, размашисто до этого шагая, внезапно замер как вкопанный. Со лба по виску на щеку скатилась капля пота.

— Сталкер, ёхи-блохи! — прошипел под нос Плюх. — Нахрена ты вообще катапультировался? Подох бы сразу, меньше бы пришлось мучиться…

В самом деле, то, что он до сих пор оставался живым и невредимым, было невероятным везением. Плюх хорошо помнил, что здешняя местность нашпигована смертоносными сюрпризами, как сдобная булочка изюмом. И если раньше он эти аномалии — да и то не все — мог видеть благодаря оптике венчающего его скафандр шлема, то теперь, в форменных брюках, футболке и кителе он был для Зоны все равно что голым, а без шлема — слепым и глухим. Одни лишь ботинки кое-чего стоили. Их сверхпрочная подошва выдержала бы, пожалуй, взрыв противопехотной мины. Правда, все, что выше ботинок, вряд ли при этом осталось бы полностью целым.

Плюх отер со лба пот, присел и осторожно стал собирать с земли камешки. Набил ими карманы кителя, брюк, поднял еще горсть и, взяв из нее камень, стал соображать, куда конкретно его бросить. Да, именно так, как ни странно. До этого топал наобум, куда глаза глядят, а теперь вдруг задумался. Нет, подумать — оно никогда не вредно, особенно когда отправляешься погулять на минное поле. Без миноискателя. Но в данном случае идти наугад было вполне неплохим вариантом, потому что, в какой стороне находится Новоромановск, он понятия не имел. Неподходящими Плюх посчитал лишь два направления. Первое, то, откуда он шел, — слишком уж назойливо-приставучим был там тошнотворный багровый лес. О втором же, где чадили обломки «Ревды», можно и вовсе было забыть навсегда. Взорвавшиеся внепространственные генераторы корабля извергали сейчас такие излучения, не о каждом из которых знали даже ученые его родного мира. Здешние-то к этим областям физики только-только начали подбираться.

«Кстати, ученые! — осенило Плюха. — Если получится найти лабораторию вместо Новоромановска, это тоже неплохо». В самом деле, если он встретится со своими добрыми знакомыми, то, во-первых, сможет худо-бедно вооружиться для дальнейших действий, а во-вторых, он расскажет им о случившемся и о том, что принимает их предложение работать вместе — а что ему еще остается? Только он предупредит их, что будет отлучаться, потому что поиск выхода из Зоны станет для него первоочередной целью. Понятно, лишь после того, как он найдет Илону и Блямса — хотя, пока они не отыщутся, он к ученым и не вернется.

Но, поскольку Плюх не имел понятия, в какой стороне находится лаборатория, выбор направлений для него не уменьшился. Поэтому он, не ломая больше понапрасну мозги, бросил первый камешек вправо. Как говорится, наше дело правое…

Камень пролетел метров пять и упал вполне обычно. Космосталкер осторожно, мелкими шажками, двинулся к нему. Чтобы не расходовать напрасно «боезапас», Плюх поднял тот же самый камешек и швырнул его снова. Теперь разведчик переставлял ноги чуть быстрее. А когда количество бросков перевалило за десяток (он использовал теперь другие камни, поскольку первый, а за ним и второй затерялись в пожухлой траве), Плюх передвигался уже вполне обычным шагом.

«Может, тут и вовсе нет аномалий? — подумал он. — Шершень ведь говорил, что в Зоне есть места, где почти не встречаются артефакты. Почему не быть и таким, где не встречаются аномалии?»

Источник:

knizhnik.org

Читать книгу Упавшие в Зону

Упавшие в Зону. В поисках выхода

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

Упавшие в Зону. В поисках выхода

Там – чужие слова, там – дурная молва,

Там ненужные встречи случаются,

Там пожухла, сгорела трава

И следы не читаются, –

Плюх шагал, куда глаза глядят. Хотя век бы они все это не видели: разрываемое непрестанными молниями, багровое, в темных разводах небо; тянущиеся к нему по- змеиному ветви-щупальца темно-красных, как венозная кровь, деревьев; затаившуюся, приготовившую смертельные подарочки Зону… Особую, почти физически ощутимую боль вызывал густой столб черного дыма возле самой линии горизонта – траурное напоминание о разбитой Плюхом «Ревде», космическом корабле, который занес его в этот неприветливый мир, и до последнего времени остававшийся единственным шансом из этого мира выбраться.

«Ревду» было жалко. И не только потому, что лишь она открывала дорогу к «своей» Земле. Корабль для косморазведчика – это рабочий инструмент; это дом; это друг, наконец. Плюх иногда всерьез начинал подозревать наличие у Информатория корабля как минимум зачатков интеллекта. Разведчику часто слышались в механическом говоре компьютера нотки обиды, недовольства, так же как и удовлетворения, радости, а то и начальственной важности. Скорее всего, конечно, только слышались – за долгие месяцы полета и в позвякивании ложки о чайный стакан начнешь различать капризное бурчание. Но «Ревду» все равно было жалко, тем более, погубить ее пришлось своими руками. Точнее, голосом, которым он отдал Информаторию последнее руководство к действию: «Приказываю выполнить следующий порядок команд: стартовать после отсчета минутной готовности на полной тяге планетарных двигателей. На высоте двадцати километров катапультировать ложемент номер один. Развернуть корабль на сто восемьдесят градусов. Лететь на полной тяге планетарных двигателей до точки касания с поверхностью».

Так было нужно. Потому что на корабле, кроме него, находились еще два человека, которых и людьми-то можно назвать лишь условно – сталкеры Бизон и Робин, – а им оставаться в живых, да еще и выбраться из Зоны Плюх никак не мог позволить; потеряли они такую привилегию, а если точнее, приближеннее к местным речевым оборотам, – просрали.

А еще – Плюх просто не мог улететь, оставив в Зоне двух самых дорогих ему, не считая родителей, людей. Пусть не совсем людей… то есть, не всех людей… В общем – одного человека и одного… инопланетянина по прозвищу Блямс – похожего на гигантского богомола существа, привязавшегося к разведчику, словно верный пес, на обследуемой до «прибытия» в Зону планете, названной Плюхом в честь любимой девушки Машечкой[1].

Так что теперь перед космическим разведчиком третьего класса Егором Плужниковым (позывной Плюх) стояла первостепенной важности цель: во что бы то ни стало разыскать поселок группировки «имперцев» Новоромановск, где и должны были – во всяком случае, он на это сильно надеялся – находиться его верные друзья Илона и Блямс. Нет, даже не так. Верный друг Блямс и…

Плюх прервал внутренний монолог. Затем помотал выбритой налысо головой и пробурчал вслух:

– Что, даже наедине с собой боишься называть вещи своими именами? А ведь ты говорил ей, что она тебе дороже самой жизни, что ее не любить невозможно… Ага, правильно, потому что тогда смерть тебе в харю дышала и произнести это было не страшно. А что поменялось сейчас? Ты ведь любишь Илону, чего перед собой-то выеживаться, косморазведчик третьего класса? Кстати, когда найдешь ее – сразу об этом прямым текстом доложишь. Приказ понял, разведчик.

Хотя, если насчет Илоны чувства и помыслы не вызывали больше сомнений, то по поводу своего «самоопределения» Плюх находился в смятенных чувствах. Может ли он по-прежнему называться косморазведчиком? Да, на нем была сейчас форма Космической разведки: темно-синий костюм с вышитым на правом рукаве кителя символом – стилизованной под стрелу звездой. Левый рукав украшали три шеврона из желтого позумента, подтверждающие его классность. Но у него не было самого главного – корабля. И он не мог не только совершать свои непосредственные обязанности, но и в принципе вернуться на базу, чтобы доложить о выполнении прошлого задания и получить новое. Так какой же он теперь косморазведчик? Разве что чисто номинально, в бессрочном, так сказать, отпуске. А точнее – в самоволке, ведь отпуск ему никто не давал.

Сталкер – вот он кто сейчас. Потому что в Зоне. Потому что сам за себя. Потому что ищет – неважно, что или кого. А вот когда найдет… А что – когда найдет. Как это «что»?! Тогда все равно нужно будет искать выход отсюда. Косморазведчики не сдаются. Тьфу! Он же решил, что не может называться косморазведчиком. Впрочем, почему не может? А что же он сейчас делает, если не разведывает? Ну да, он в первую очередь ищет друга и любимую, но вместе с тем он все равно ведь, пусть и невольно, изучает Зону, которая, между прочим, включает в себя части сотен планет. И пусть формально каждая из них – это Земля, на деле они порой отличаются сильнее, чем Меркурий от

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода в городе Хабаровск

В нашем интернет каталоге вы можете найти Буторин А.Р. Упавшие в Зону. В поисках выхода по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить иные предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара производится в любой населённый пункт России, например: Хабаровск, Ульяновск, Брянск.