Каталог книг

Отсутствует Право и экономика №09/2008

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Издание Международного союза юристов Информационно-аналитический, научный и научно-практический журнал по российскому законодательству «Право и экономика» учрежден в 1993 году Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Российским Союзом промышленников и предпринимателей. Журнал публикует оригинальные информационно-аналитичеcкие материалы по всему российскому законодательству. Рассчитан на руководителей и юристов и других специалистов предприятий всех форм собственности. В каждом номере: комментарии ведущих юристов, арбитражная и судебная практика, адвокатская деятельность, новости юридического мира, ответы на вопросы, картотека нормативных актов с источниками их опубликования.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Отсутствует Экономика и учет труда №2 (206) 2014 Отсутствует Экономика и учет труда №2 (206) 2014 350 р. litres.ru В магазин >>
А.М. Лушников Право и экономика А.М. Лушников Право и экономика 286 р. ozon.ru В магазин >>
Отсутствует Экономика и учет труда №3 (195) 2013 Отсутствует Экономика и учет труда №3 (195) 2013 350 р. litres.ru В магазин >>
Отсутствует Экономика и учет труда №8 (212) 2014 Отсутствует Экономика и учет труда №8 (212) 2014 350 р. litres.ru В магазин >>
Отсутствует Экономика и учет труда №11 (215) 2014 Отсутствует Экономика и учет труда №11 (215) 2014 350 р. litres.ru В магазин >>
Отсутствует Экономика и учет труда №11 (203) 2013 Отсутствует Экономика и учет труда №11 (203) 2013 350 р. litres.ru В магазин >>
Отсутствует Экономика и учет труда №2 (194) 2013 Отсутствует Экономика и учет труда №2 (194) 2013 350 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии (В

Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии (В.П. Мозолин, Д.А. Белова, "Право и экономика", N 9, сентябрь 2008 г.)

Документ отсутствует в свободном доступе.

Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

Право использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии

В.П. Мозолин - Член Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при Президенте Российской Федерации. Доктор юридических наук, профессор. Член Научно-консультативного Совета ВАС РФ. Арбитр МКАС при ТПП. Заведующий кафедрой гражданского права МГЮА.

Родился 27 ноября 1924 г. Окончил юрфак МГУ. В 1954-1981 гг. работал в МГУ и УДН. С 1968 г. первым в СССР начал исследование правовых аспектов корпоративного управления. С 1981 г. - главный научный сотрудник, зававедующий сектором гражданского права ИГП РАН. С 1992 г. - руководитель ВШ экономического права Международного университета и научный руководитель юрфака Международного университета. С 1987 по 2000 г. - главный юрисконсульт группы "Мост".

Автор многочисленных монографий и учебников.

Д.А. Белова - Старший преподаватель кафедры гражданского и семейного права Московской государственной юридической академии. Кандидат юридических наук. Специалист по гражданскому праву и праву интеллектуальной собственности.

Родилась 23 февраля 1980 г. в г. Муроме Владимирской области. В 2002 г. окончила Владимирский государственный университет; в 2004 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности 12.00.03 на тему "Правовая охрана фирменных наименований и коммерческих обозначений в Российской Федерации" в Российском университете дружбы народов; в 2004 г. окончила очную аспирантуру в РУДН (кафедра гражданского и трудового права).

Автор ряда научных статей.

"Право и экономика", 2008, N 9

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Источник:

base.garant.ru

Статья: Приобретение-отчуждение бизнеса: правовое регулирование ( - Право и экономика, 2007, N 9) Источник публикации - Право и экономика, 2007, N 9

Бухгалтерская пресса и публикации 2008 Бухгалтерские статьи и публикации 2007 Вопросы на тему ЕНВД Вопросы на тему налоги Вопросы на тему НДС Вопросы на тему УСН Вопросы бухгалтеров, ответы специалистов по налогам и финансам 2007 Вопросы на тему налоги Вопросы на тему НДС Вопросы на тему УСН Публикации из бухгалтерских изданий 2006 Вопросы бухгалтеров - ответы специалистов по финансам 2006 Публикации из бухгалтерских изданий Публикации на тему сборы ЕНВД Публикации на тему сборы Публикации на тему налоги Публикации на тему НДС Публикации на тему УСН Вопросы бухгалтеров - Ответы специалистов Вопросы на тему ЕНВД Вопросы на тему сборы Вопросы на тему налоги Вопросы на тему НДС Вопросы на тему УСН Статья: Приобретение-отчуждение бизнеса: правовое регулирование ("Право и экономика", 2007, N 9) Источник публикации "Право и экономика", 2007, N 9

"Право и экономика", 2007, N 9

ПРИОБРЕТЕНИЕ-ОТЧУЖДЕНИЕ БИЗНЕСА: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Отчуждение-приобретение бизнеса через механизм купли-продажи предприятия затруднено, в связи с чем в последнее время широкое применение получил институт уступки права на долю в уставном (складочном) капитале, которая влечет за собой право на участие в деятельности организации, на балансе которой находится необходимый бизнес. По отношению к приобретению-отчуждению бизнеса (цели) данное правоотношение носит производный (опосредованный) характер, так как объектом уступки является право на участие в деятельности организации, пропорциональное праву на долю в уставном капитале, и только через последнее предоставляет доступ к бизнесу.

Схема по отчуждению-приобретению может использоваться в случае наличия у организации на балансе одного бизнеса, что крайне редко встречается в экономическом обороте.

Действительно, при отчуждении права на долю в уставном капитале ее приобретатель получает право на ознакомление с финансовой, бухгалтерской документацией организации, на балансе которой может быть несколько видов бизнеса, право на участие в управлении делами организации (следовательно, и ведение всех видов бизнеса) посредством права голоса на общем собрании участников, право требовать созыва внеочередного собрания участников, право требовать внесения изменений в повестку дня собраний, право выдвижения кандидатур в управляющие органы.

Уступив долю с намерением произвести отчуждение только одного бизнеса, организация сталкивается с тем, что она добровольно пустила приобретателя доли и в другие виды бизнеса. На практике такая ситуация возникла при покупке банком Chase инвестиционной компании JP Morgan, в результате чего возник один из крупнейших инвестиционных банков JP Morgan Chase, хотя поначалу инвестиционная компания JP Morgan хотела поделиться с банком Chase только своим банковским бизнесом. Несмотря на конфликт интересов, сделка привела к положительному эффекту, что бывает далеко не всегда.

Чтобы не допустить подобной ситуации на практике, организация, обладающая на своем балансе несколькими видами бизнеса, имеющая намерение поделиться с контрагентом одним из них, вынуждена произвести реструктуризацию бизнеса на профильный и непрофильный (которым, как правило, и делится), затем произвести реорганизацию юридического лица (как правило, путем выделения самостоятельных юридических лиц с передачей вновь образованной организации непрофильного бизнеса или путем разделения, когда стоимость непрофильного бизнеса равна или превышает стоимость профильного). Только после этого бизнес готов к отчуждению.

Эта схема представляется более сложной, чем при купле-продаже предприятия, так как при реорганизации придется по-новому проходить процесс лицензирования, осуществлять перерегистрацию объектов недвижимости, регистрировать выпуск акций (если вновь создаваемое юридическое лицо образовано в форме акционерного общества) и т.д., в связи с чем теряется основное конкурентное преимущество этой схемы - быстрая передача права на участие в бизнесе "на ходу".

При купле-продаже предприятия не возникает необходимости приобретения прав на доли в уставном капитале или акций в акционерном обществе, так как они отражают обязательственную связь между их владельцем и обществом как субъектом права, в то время как продается предприятие - объект права (бизнес), в связи с чем права на долю, акции продолжают идентифицировать их владельцев как носителей обязательственных имущественных прав к организации (право на получение части прибыли, в том числе от сделки по продаже предприятии (бизнеса), на ликвидационную квоту и пр.), так и корпоративных (управленческих) прав (право на участие в деятельности организации как субъекте права, право на ознакомление с финансовой и бухгалтерской документацией и пр.). В этом и проявляется разница между основной схемой приобретения-отчуждения бизнеса, где объектом сразу выступает именно бизнес (предприятие), и производной, где основным объектом выступает право на долю в уставном капитале, дающее право на участие в деятельности организации, предоставляющее доступ к участию в бизнесе. Эта схема не применяется при покупке бизнеса у американских профессиональных участников, специализирующихся на купле-продаже бизнеса . Такая сложная правовая конструкция стала препятствием в международных сделках по приобретению-отчуждению бизнеса, когда покупатель, планируя приобрести бизнес, избирает производную схему его покупки через приобретение долей организации, на балансе которой этот бизнес находится, не может впоследствии поставить этот бизнес на свой баланс из-за разногласий среди участников приобретаемой организации (конфликте интересов акционеров), самостоятельно назначить руководителя исполнительным органом . См.: Гарри Мак Брайн. Как легко заработать миллион в США. - М.: Белые Альвы, 2005. С. 141, 142, 178.

См., напр.: Постановление ФАС Уральского округа от 1 сентября 2003 г. N Ф09-1023/2003-ГК.

Подобные проблемы существуют также по причине отсутствия в российском бухгалтерском учете консолидированной отчетности, как, например, в МСФО или US GAAP.

Ситуацию с консолидацией капитала от приобретенного бизнеса и его "встраивание" в общую структуру могут потребовать акционеры покупателя. При невозможности сделать это у них могут возникнуть подозрения в неэффективном использовании финансовых средств, ведь бизнес Вы как бы купили, но показать всем то, что Вы его купили и что он становится частью Вашей системы, нельзя. В этом случае возможна ситуация обратного эффекта от покупки, в результате которой упадут в цене акции самого покупателя . Так, например, произошло с акциями ОАО "МТС" при покупке 51% акций киргизского оператора Бител, в результате чего компания приобрела лишь "пустую фирму", так как актив был выведен из оператора Бител. По данной сделке ведутся судебные разбирательства в Высоком Суде Правосудия о. Мэн.

Поэтому схема по приобретению бизнеса путем уступки права на долю в уставном капитале, на мой взгляд, - единственно целесообразная схема при приобретении права на долю в уставном капитале организации, у которой на балансе находится один бизнес и структура его собственников, позволяет избежать корпоративных конфликтов. Однако такие ситуации не часты в российской действительности. Рассмотрим подробнее инструментарий и возможные проблемы при применении этой схемы.

Под уставным (складочным) капиталом понимается суммарная стоимость вкладов, внесенных учредителями (участниками) в товарищество или общество . Суть уставного капитала, согласно п. 1 ст. 90 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) заключается в определении минимального имущества организации, гарантирующего интересы его кредитору. См.: Институт государства и права РАН. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Ч. 1 / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М., 2004. С. 161.

Учредители общества, формируя его уставный капитал, передают право собственности на имущество, вносимое в уставный капитал, учреждаемому юридическому лицу, а в обмен на это приобретают обязательственные права по отношению к нему.

Доля представляет собой не имущество в натуре, а право требования участника к обществу, так как сам уставный капитал общества представляет собой условную величину - сумму номиналов долей участников. Хотя он условно и делится на доли участников, но в совокупности они не являются объектом их долевой собственности, а целиком принадлежат обществу как юридическому лицу в соответствии с правилами п. 1 ст. 66 и п. 3 ст. 213 Гражданского кодекса РФ. Поэтому отчуждение доли (части доли) в уставном капитале представляет собой договор об уступке права, а не о купле-продаже доли: продажа доли в действительности является возмездной уступкой права, к которой в соответствии с п. 4 ст. 454 Гражданского кодекса РФ могут применяться правила о купле-продаже вещей. Продажа доли или ее части влечет переход соответствующих прав и обязанностей к приобретателю, а не передачу права собственности на имущество (в том числе и такое сложное, как бизнес) . Однако судебная практика признавала порой не обязательственную, а вещно-правовую природу таких отношений и право собственности на долю . Такая практика, однако, не соответствует содержанию законодательства. См.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Комментарий к Федеральному закону "Об обществах с ограниченной ответственностью" (постатейный) / Под ред. В.В. Залесского. С. 124. См., напр.: Постановления ФАС СЗО от 4 мая 2005 г. по делу N А05-5066/04-17, от 16 января 2003 г. по делу N Ф04/166-1981/А45-2002, от 20 октября 2004 г. по делу N Ф04-7378/2004(5610-А45-24), от 9 ноября 2004 г. по делу N Ф04-7959/2004(6096-А03-12), от 17 января 2000 г. по делу N А56-25195/99. Проблемы, которые могут преследовать приобретателя доли (акций), сводятся к тому, что, получив контроль над деятельностью организации, приобретатель приобретает в том числе "историю деятельности организации", которая неразрывно связана с деятельностью именно самой организации как субъекта права. Если при купле-продаже предприятия покупатель приобретает и в последующем на свой баланс может поставить актив в виде положительной репутации приобретенного бизнеса, а субъект ответственности (по налоговым, административным, уголовным отношениям) продолжает существовать в виде самостоятельной организации, с баланса которой этот бизнес списывается, то при отчуждении доли в уставном капитале новой организации-покупателя, на баланс которой перейдет бизнес, не будет, поэтому "новый" владелец доли будет идентифицироваться со "старым" владельцем бизнеса, каковой останется организация, на балансе которой находится бизнес. Поэтому новый владелец будет отвечать за "историю компании", так как он идентифицируется с владельцем бизнеса - самой компанией. Такая ситуация может привести к парадоксальной ситуации: существует кредитная организация - банк, который постоянно нарушает банковское законодательство (например, Федеральный закон от 7 августа 2001 г. N 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма"), в результате чего Центральный банк РФ берет такую кредитную организацию под "более пристальное внимание". Понимая это, владельцы долей уставного капитала такого банка уступают их другим лицам (например, иностранной организации, которая решила выйти на российский банковский рынок, но не намерена тратить время на получение лицензии, разрешения, регистрации фирмы и проч.). В результате иностранная компания получает контроль над банком, попавшим под пристальное внимание Центрального банка РФ, и в результате последующей проверки банка Центральный банк РФ отзывает у него лицензию. Владелец банковского бизнеса - организация, на балансе которой он состоит, погружается в процесс оспаривания или исполнения решения Центрального банка РФ, прежние владельцы долей в уставном капитале получают хорошее вознаграждение за уступку долей в уставном капитале такого банка и отстраняются от проблем, которые они могли спровоцировать, управляя такой организацией, владельцем банковского бизнеса, а новые владельцы долей в уставном капитале такого банка получают за свои деньги "прежние проблемы организации" в виде встречного предоставления согласно ст. 328 ГК РФ. Современных предпринимателей такая ситуация не устраивает, поэтому многие, приобретая контроль над организацией - владельцем бизнеса, через уступку долей в уставном капитале, в последующем переводят этот бизнес на свою "чистую" организацию, осуществляя куплю-продажу бизнеса на такую организацию, где они являются ее участниками или учредителями, или проводя перед приобретением доли в уставном капитале такой организации полный due diligence, чтобы не приобрести проблем, инвестируя в устраивающий их актив. Законодатель, регулируя корпоративное право, идет по вектору ужесточения сделок по уступке долей, акций, стремясь исключить злоупотребления в этой сфере со стороны недобросовестных контрагентов, однако, проводя такое ужесточение, он ограничивает в большей степени добросовестных приобретателей прав на участие в бизнесе, так как недобросовестные лица более изысканы в своих способах при отчуждении недоброкачественного актива. В этой связи хотелось бы отметить, что сферу правового регулирования уступки право на долю в уставном капитале как право на участие в бизнесе нужно не бюрократизировать, а эффективно регулировать. М.С.Суевалов Специалист в области гражданского права, преподаватель гражданско-правовых дисциплин МФЮА, советник директора по правовым вопросам ООО "ОТТО БОКК Сервис" г. Москва Подписано в печать 17.09.2007 ————

Источник:

fin-buh.ru

Отсутствует Право и экономика №04

www.fto-sm.ru

Рассчитан на руководителей и юристов и других специалистов предприятий всех форм собственности. Издание Международного союза юристов Информационно-аналитический, научный и научно-практический журнал по российскому законодательству «Право и экономика» учрежден в 1993 году Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Российским Союзом промышленников и предпринимателей. В каждом номере: комментарии ведущих юристов, арбитражная и судебная практика, адвокатская деятельность, новости юридического мира, ответы на вопросы, картотека нормативных актов с источниками их опубликования. Журнал публикует оригинальные информационно-аналитичеcкие материалы по всему российскому законодательству.

Также искали 3 комментарии для “ Отсутствует Право и экономика №04/2008 ”

Что-то тяжелое волокли по бетону, затем сбрасывали на землю, потом стучали, вбивали, высверливали, разрывая пространство отбойными молотками.

То ли раздражал его яркий месяц, что дремал в небе, то ли белые барашки в океане. Не шодки, бизнинг юртимизда ота-онасини хурмат килувчилар куп.

спасибо за создание такого сайта вы очень помогаете людям

Источник:

www.fto-sm.ru

Книга Право и экономика №09

Право и экономика №09/2008 О книге "Право и экономика №09/2008"

Издание Международного союза юристов Информационно-аналитический, научный и научно-практический журнал по российскому законодательству «Право и экономика» учрежден в 1993 году Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, Российским Союзом промышленников и предпринимателей. Журнал публикует оригинальные информационно-аналитичеcкие материалы по всему российскому законодательству. Рассчитан на руководителей и юристов и других специалистов предприятий всех форм собственности. В каждом номере: комментарии ведущих юристов, арбитражная и судебная практика, адвокатская деятельность, новости юридического мира, ответы на вопросы, картотека нормативных актов с источниками их опубликования.

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Право и экономика №09/2008" бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Источник:

avidreaders.ru

Статья: Перевод долга: вопросы правоприменительной практики (Уруков В

Статья: Перевод долга: вопросы правоприменительной практики (Уруков В.Н.) ("Право и экономика", 2008, n 12)

ПЕРЕВОД ДОЛГА: ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ

Правовому урегулированию перевода долга уделяется недостаточное внимание как практикой, так и доктриной. Прежде всего это связано с тем, что в условиях сложившейся в настоящий момент в России экономической ситуации приобретение долгов третьих лиц не только зачастую экономически невыгодно, но в ряде случаев довольно рискованно. Однако долги обладают таким же свойством передаваемости, как и права требования, и этот правовой институт призван решить многие вопросы, возникающие в гражданско-правовом обороте.

Сегодня регулированию перевода долга посвящены две статьи Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ): 391 и 392.

При переводе долга в обязательстве происходит замена должника. Она может осуществляться как на общем, так и на сингулярном титуле. Перемена должника в обязательстве в результате общего преемства происходит, например, в силу реорганизации юридического лица, а сингулярного - по соглашению сторон.

С момента перевода долга кредитор вправе предъявлять требования только новому должнику, а новый должник, в свою очередь, вправе выдвигать против требований кредитора свои возражения, основанные на отношениях между кредитором и первоначальным должником (ст. 392 ГК РФ).

Перевод долга на основании соглашения и перевод долга на основании закона отличаются друг от друга не только основаниями перевода, но и комплексом правовых норм, регулирующих переход долговых обязательств. При переводе долга на основании соглашения первоначальный должник и новый должник своими действиями способствуют осуществлению перевода долга, а в случае перевода долга на основании закона перевод долговых обязательств происходит вне зависимости от волеизъявлений кредитора, первоначального и нового должников. Следовательно, к переводу долга на основании закона не могут быть применены положения ст. ст. 389 и 391 ГК РФ, так как они определяют требования, предъявляемые именно к соглашениям о переводе долга.

Наиболее часто встречающиеся на практике случаи перевода долга на основании закона - перевод долга в результате универсального правопреемства и перевод долгов предприятия при его продаже (ст. 132 ГК РФ) или при реорганизации юридического лица (ст. 129 ГК РФ).

Согласно ст. 58 ГК РФ при реорганизации юридического лица к вновь создаваемому лицу переходят не только права, но и обязанности реорганизованной организации. Объем переходящих долговых обязательств определяется на основании передаточного акта или разделительного баланса (ст. 59 ГК РФ).

Договор о переводе долга, как правило, заключается в исполнении другой обязательственной сделки, в которой содержится основание перевода долга. Определенный практический и научный интерес представляют вопросы абстрактности и каузальности сделки перевода. По данной проблеме существуют два взгляда: перевод долга - каузальная сделка; перевод долга - абстрактный договор.

Абстрактность договора перевода долга можно проиллюстрировать на примере одного из судебных дел, которое рассмотрено Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа 27 апреля 2006 г. и изложено в Постановлении N А43-29935/2005-2-972.

Пример. Закрытое акционерное общество "Волга-Сервис" (далее - ЗАО "Волга-Сервис") обратилось в Арбитражный суд Нижегородской области с иском к закрытому акционерному обществу "Техно-Волга" (далее - ЗАО "Техно-Волга"), закрытому акционерному обществу "Мастер-Холдинг" (далее - ЗАО "Мастер-Холдинг") и обществу с ограниченной ответственностью "Торговый дом "Русские машины" (далее - ООО "ТД "Русские машины") о признании недействительным договора о переводе долга от 27 августа 2002 г. N 02/0020/04.

В обоснование иска ЗАО "Волга-Сервис" сослалось на безвозмездный характер оспариваемой сделки, противоречащий требованиям ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Исследовав доводы кассационной жалобы и материалы дела, суд округа не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, 27 августа 2002 г. был заключен трехсторонний договор о переводе долга N 02/0020/04, согласно которому ЗАО "Техно-Волга" (первоначальный должник) с согласия кредитора - общества с ограниченной ответственностью "РусавтоГаз" (далее - ООО "РусавтоГаз") переводит на ЗАО "Мастер-Холдинг" (нового должника) задолженность, возникшую из договора хранения от 10 июня 2001 г. N 01/0066/50, договоров поставки от 25 мая 2001 г. N 01/0007/19 и от 26 декабря 2001 г. N 01/0144/24 на общую сумму 10 018 885 руб. 09 коп. Договор вступает в силу с момента подписания сторонами и действует до полного исполнения ими своих обязательств (п. 5).

Основанием для обращения акционера ЗАО "Мастер-Холдинг" - ЗАО "Волга-Сервис" с иском о признании договора о переводе долга от 27 августа 2002 г. N 02/0020/04 недействительным послужило отсутствие в договоре условия об оплате первоначальным должником переведенного на нового должника долга, т.е. условия о возмездности сделки, в связи с чем истец усмотрел в ней признаки договора дарения (выделено авт. - Прим. ред.).

Между тем согласно п. 3 ст. 423 Гражданского кодекса Российской Федерации договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное. Ни законом, ни иными правовыми актами не предусмотрен безвозмездный характер договора перевода долга. Из существа заключенной сторонами сделки также не вытекает ее безвозмездность.

В силу ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательным признаком договора дарения должно служить вытекающее из соглашения намерение передать другой стороне в собственность вещь либо имущественное право или освободить ее от имущественной обязанности в качестве дара. Спорный договор такого намерения не содержит.

При таких обстоятельствах у арбитражного суда не имелось правовых оснований для признания договора о переводе долга от 27 августа 2002 г. N 02/0020/04 безвозмездной сделкой. Поэтому суд правомерно отказал истцу в удовлетворении заявленного требования.

Таким образом, суд, по существу, исходил из абстрактности сделки перевода долга, хотя по тексту это скрыто под понятиями "возмездность" и "безвозмездность".

Предметом договора перевода долга является юридическая обязанность, корреспондирующая с обязательственным правом (требованием), иначе - долг. Если предмет договора определен недостаточно четко (не произошло индивидуализации долга) и это стало причиной спора прежнего и нового должников относительно того, кто и в чем обязан кредитору, достоверными должны предполагаться сведения, представленные прежним должником. На нового должника (и кредитора) логично возложить бремя опровержения этой презумпции.

Это объясняется тем, что лицами, имеющими непосредственный интерес к индивидуализации долга, являются именно новый должник и кредитор, но не прежний должник. Прежний должник перестает быть обязанным, что делает его лицом, посторонним долгу, в то время как новый должник и кредитор сохраняют заинтересованность в определении предмета перевода долга, так как первый становится обязанным, а второй - управомоченным. Вряд ли новый должник сможет надлежащим образом исполнить обязанность, если он точно не знает, что же это за обязанность. Если новый должник по каким-то причинам не настоял на индивидуализации возлагаемого на него долга, нет никаких оснований заставлять других лиц заботиться об охране его интересов. Кредитор же, давая согласие на перевод долга, имея в виду охрану своих собственных интересов, относящихся к личности должника, действуя при этом разумно и добросовестно, должен позаботиться о выяснении вопроса: кто, в какой сумме и на каких условиях ему должен.

Важным моментом является определение объема обязательств, переходящих к новому должнику. По общему правилу долг переходит к должнику в полном объеме.

Пример. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 2 декабря 1997 г. N 3798/97 указано, что ". товарищество с ограниченной ответственностью "Торгово-промышленная компания "Форера" обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к открытому акционерному обществу "Хабаровский мясокомбинат" о взыскании 315 187 321 руб. неустойки за просрочку оплаты товара и 424 029 285 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Президиум установил, что, исходя из смысла ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, долг переходит к новому должнику в полном объеме, включая обеспечивающую его исполнение неустойку, а также неуплаченные проценты.

В то же время указанная норма не допускает возможности перевода на другое лицо только акцессорного обязательства и процентов без перевода основного долга, как это имело место в данном случае (выделено авт. - Прим. ред.).

Поэтому соглашение от 17 июля 1996 г. о переводе долга является недействительным в силу ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и, следовательно, основанные на этой сделке требования удовлетворению не подлежат" .

Постановление Президиума ВАС РФ от 2 декабря 1997 г. N 3798/97 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 3. С. 76.

На наш взгляд, такая позиция суда вряд ли согласуется с нормами ст. 391 ГК РФ, поскольку в данной норме нет запрета перевода долга, который носит обеспечительный или акцессорный характер.

В свете этого вполне оправданна точка зрения о возможности перевода долга по обеспечительному обязательству.

На наш взгляд, перевод долга, который реально не существует, а лишь может возникнуть в будущем, также возможен. По факторингу, как следует из правил п. 1 ст. 826 ГК РФ, предметом уступки могут быть будущие требования. Если можно уступить будущее требование, то вполне допустим перевод будущего долга. Исходя из логического приема от обратного, мы приходим к выводу о возможности перевода будущего долга, тем более что нормы ст. ст. 391, 392 ГК РФ какого-либо запрета на это не содержат.

Перевод долга невозможен, если новый должник не обладает специальной правоспособностью либо не располагает соответствующими разрешением или лицензией, необходимыми для исполнения обязательства, поскольку создается ситуация, когда требования кредитора заведомо не будут удовлетворены, так как новый должник в силу положений закона не вправе исполнить обязательство первоначального должника (если для исполнения обязательства необходимы разрешение или лицензия).

Автор полагает: совершение перевода долга допустимо на основании одного юридического факта - трехстороннего договора (договора с участием не только должников - старого и нового, но и кредитора). Это утверждение согласуется и с судебно-арбитражной практикой.

Пример. Акционерное общество открытого типа "Москва-Меридиан" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к открытому акционерному обществу "Московский комитет по науке и технологиям" (далее - ОАО "МКНТ") о взыскании по договору от 27 сентября 1999 г. N 7/2-9 задолженности в сумме, эквивалентной 1 024 975,8 долл. США, и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме, эквивалентной 122 453,03 долл. США.

Президиум установил, что исходя из ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка права) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации с согласия кредитора допускается перевод должником своего долга на другое лицо.

Из материалов дела видно, что договор от 27 сентября 1999 г. N 7/2-9 был заключен тремя сторонами, в том числе первоначальными кредитором и должником.

Судами апелляционной и кассационной инстанций этот договор признан действительной сделкой, уступка требования и перевод долга (в размере 1 200 000 долл. США, установленном соглашением от 17 сентября 1998 г.) - состоявшимися.

Суд апелляционной инстанции правомерно указал на то, что в договоре от 27 сентября 1999 г. N 7/2-9 требование о согласии кредитора на перевод долга, предусмотренное ст. 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, было соблюдено. Фирма "Пэри Трейдинг Лтд", уступив обществу "МКНТ" право требования по инвестиционному контракту и переведя на него свой долг перед обществом "Москва-Меридиан", выбыла из обязательства (выделено авт. - Прим. ред.).

Дальнейшие взаимоотношения истца с ответчиком, порядок и сроки оплаты долга, которые в п. 5 договора от 27 сентября 1999 г. N 7/2-9 предполагалось урегулировать дополнительным соглашением, могли быть согласованы истцом и ответчиком без участия выбывшей стороны.

Поскольку объекты были приняты государственной приемочной комиссией, введены в эксплуатацию и право собственности на их часть зарегистрировано за ответчиком, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации от 9 января 2001 г., обоснован вывод суда апелляционной инстанции об исполнении истцом своих обязательств подрядчика и заказчика по контракту от 6 октября 1994 г. N 1/10.

Учитывая, что по договору от 27 сентября 1999 г. N 7/2-9 обществом "МКНТ" обязательства перед обществом "Москва-Меридиан" не выполнены, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу, что долг ответчика перед истцом подлежит взысканию .

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 июля 2002 г. N 11754/01.

Согласно п. 2 ст. 391 ГК РФ "к форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 389 Гражданского кодекса": договор перевода долга не может быть совершен в форме менее строгой, чем та, в которой совершен договор, являющийся основанием возникновения переводимого долга. Соответственно, перевод долга из письменного договора также должен осуществляться на основе письменного договора перевода долга; долга из нотариального договора - на основе нотариально заверенного договора перевода долга. Если сделка, на которой основано долговое обязательство, подлежит государственной регистрации, то и соглашение о переводе этого долгового обязательства на третье лицо должно быть соответствующим образом зарегистрировано (ст. 391 ГК РФ).

В законодательстве отсутствуют какие-либо специальные предписания о форме перевода долгов, в связи с чем правило о переводе долга должно быть подчинено общим нормам о форме сделки (ст. ст. 160, 163, 165 ГК РФ) и последствия несоблюдения формы подчинены общим нормам (ст. ст. 162, 165, 389, 433 ГК РФ). Это утверждение подтверждается практикой Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 13 января 2004 г. N 13695/03 пришел к следующим выводам.

Пример. Закрытое акционерное общество "Торговый Домъ Бориса Смирнова у Чугунного моста въ Москве" (далее - акционерное общество) обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью

Источник:

www.lawmix.ru

Отсутствует Право и экономика №09/2008 в городе Волгоград

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Отсутствует Право и экономика №09/2008 по доступной цене, сравнить цены, а также найти похожие предложения в группе товаров Юридическая литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Волгоград, Астрахань, Набережные Челны.