Каталог книг

Зорин А.Л. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Книга посвящена истории русской эмоциональной культуры конца XVIII - начала XIX века: времени конкуренции двора, масонских лож и литературы за монополию на символические образы чувств , которые образованный и европеизированный русский человек должен был воспроизводить в своем внутреннем обиходе. В фокусе исследования - история любви и смерти Андрея Ивановича Тургенева, автора исповедального дневника, одаренного поэта, своего рода пилотного экземпляра человека романтической эпохи, не сумевшего привести свою жизнь и свою личность в соответствие с образцами, на которых он был воспитан. Детальная реконструкция этой загадочной истории основана на предложенном в книге понимании механизмов культурной обусловленности индивидуального переживания и способов анализа эмоционального опыта отдельной личности. А.Л.Зорин - профессор Оксфордского университета и Московской высшей школы социально-экономических наук.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Андрей Зорин Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII– начала XIX века Андрей Зорин Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII– начала XIX века 349 р. litres.ru В магазин >>
Андрей Зорин Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века Андрей Зорин Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века 859 р. ozon.ru В магазин >>
Л. Г. Березовая История русской культуры XVIII - начала XX века. Учебник Л. Г. Березовая История русской культуры XVIII - начала XX века. Учебник 1199 р. ozon.ru В магазин >>
Гацура Г. (ред.) Мебель России. Альбом обмеров. Образцы мебели русской работы конца XVIII - начала XIX века. Выпуск I (комплект из 2 книг) Гацура Г. (ред.) Мебель России. Альбом обмеров. Образцы мебели русской работы конца XVIII - начала XIX века. Выпуск I (комплект из 2 книг) 3960 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Шетэля В. Историко-этимологический словарь русской лексики конца XVIII-XIX века (комплект из 2 книг) Шетэля В. Историко-этимологический словарь русской лексики конца XVIII-XIX века (комплект из 2 книг) 1452 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Русская литература конца XIX - начала XX века. Библиографический указатель. Том 1. А-М Русская литература конца XIX - начала XX века. Библиографический указатель. Том 1. А-М 959 р. ozon.ru В магазин >>
Государственная Третьяковская галерея. Искусство ХII-начала ХХ века Государственная Третьяковская галерея. Искусство ХII-начала ХХ века 2619 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Появление героя

Читать онлайн "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века" автора Зорин Андрей Леонидович - RuLit - Страница 1

Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

Работа над этой книгой началась около тридцати лет тому назад, когда я впервые познакомился с дневниками Андрея Ивановича Тургенева в Рукописном отделе Пушкинского Дома и, как и многие исследователи, был заворожен их богатством и интенсивностью. Никаких представлений об истории эмоций как возможном ключе к содержанию этого документа у меня тогда не было, да и сама эта дисциплина находилась в зачаточном состоянии. Андреем Тургеневым я в ту пору интересовался как одним из первых русских германофилов, положивших начало увлечению немецкими словесностью и философией, которое сыграло судьбоносную роль в истории русской культуры XIX века.

Возможностью работать с еще далеко не полностью описанными материалами заветного фонда 309 РО ИРЛИ я был обязан Ларисе Николаевне Ивановой. На протяжении многих лет вплоть до безвременной кончины Ларисы Николаевны я всегда мог опереться на ее бескорыстную и щедрую помощь. Я очень многим обязан также доброжелательству и профессионализму ее коллег по отделу, в первую очередь Н. Н. Колосовой, Е. Р. Обатниной, М. М. Павловой и Н. А. Хохловой. Всем им, а также сотрудникам других архивохранилищ, материалы которых использованы в этой книге, я хотел бы выразить искреннюю и глубокую признательность.

Одним из замыслов, возникших по ходу моих занятий дневниками Тургенева, была их полная публикация, начатая в 1989 году М. Н. Виролайнен, но еще далекая от завершения. К подготовке текста и комментария мы приступили совместно с М. Н. Виролайнен и А. А. Койтен, взявшей на себя расшифровку немецкой части текста и комментарии к ней. Я благодарен им за разрешение пользоваться в своих статьях и этой книге результатами их разысканий и очень надеюсь, что мы еще доведем до конца работу над публикацией дневников.

На последнем этапе мои архивные исследования пользовались поддержкой Фонда Леверхьюм (Leverhulme Trust), выделившим мне и профессору Андреасу Шенле грант на подготовку двух коллективных монографий о русской дворянской культуре конца XVIII – начала XIX века (грант CARVOMO R-357). Я приношу свою благодарность фонду и своим коллегам по исследовательской группе – М. Б. Велижеву и Е. С. Корчминой за помощь в архивной работе, А. А. Евстратову и А. Шенле – за критические замечания и подсказки.

Учитывая срок работы над сюжетами, вошедшими в состав этой книги, невозможно перечислить всех, кто щедро делился со мной советами, рекомендациями и плодами своих исследований. Мне бы все-таки хотелось специально поблагодарить К. М. Азадовского, Е. В. Анисимова, Р. Бодена, С. Диксона, А. А. Ильина-Томича, А. Кана, К. Келли, А. А. Костина, Е. К. Кузнецову, Е. О. Ларионову, М. Л. Майофис, А. Л. Осповата, Н. Скакова, С. А. Савицкого и У. Тодда, извинившись перед коллегами и друзьями, которых я здесь не назвал.

Я хотел бы также поблагодарить Льва Рубинштейна за разрешение воспользоваться заглавием одного из его текстов в качестве названия этой книги.

Я особенно обязан троим людям. Мой постоянный издатель Ирина Прохорова проявила многолетнее терпение, сочетавшееся с настойчивым интересом к этому замыслу, – любой автор может только мечтать о таком отношении. Мой отец Леонид Зорин не терял надежды, что я закончу книгу, даже когда я сам начинал в этом сомневаться, и регулярно напоминал мне об этом, рискуя вызвать недовольство, столь типичное для запаздывающего сочинителя, страдающего комплексом вины. Самая глубокая благодарность – моей жене Ирине Зориной не только за квалифицированные архивные разыскания и придирчивую редактуру, но и за поддержку, сфера которой далеко не ограничивалась работой над этой книгой. С чувством любви и признательности я посвящаю ей этот труд.

Индивидуальное переживание как проблема истории культуры

В записной книжке 1933–1935 годов Лидия Гинзбург говорила об «однородности» задач «историка» и «романиста», призванных «объяснять одни и те же факты, только взятые в разных масштабах». Она искала метод исторического анализа, который позволил бы двигаться «от рассмотрения огромных массовых движений до все умельчающихся групповых формаций; и вплоть до отдельного человека», включая самые интимные стороны его внутренней жизни (ОР РНБ. Ф. 1377. Записная книжка VIII-2. Л. 37–38; цит. по: Van Buskirk 2012: 161). Сразу после этого рассуждения в записной книжке помещено эссе под названием «Стадии любви» (Гинзбург 2002: 34).

Гинзбург сама назвала свои требования к исторической науке эксцентричными. Конечно, историки, в особенности работавшие в биографическом жанре, и раньше нередко рассуждали о побуждениях и мотивах своих героев, и все же на такого рода догадках неизбежно лежало подозрение в недостаточной научности или даже беллетристичности – изображение переживаний давно умерших людей традиционно составляло прерогативу изящной словесности. Еще Ницше в «Веселой науке» сокрушался, что «все то, что придавало красочность бытию, не имеет еще истории: разве существует история любви, алчности, зависти, совести, благочестия, жестокости?» (Ницше 2003: 173). Именно в 1930-х годах, когда Гинзбург формулировала свои идеи, европейские историки начали закладывать основы новой дисциплины.

Источник:

www.rulit.me

Андрей Зорин

Зорин А.Л. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

Андрей Зорин. Появление героя: Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

Зорин, А.Л. Появление героя: Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века / Андрей Леонидович Зорин. – М.: Новое литературное обозрение, 2016. – 568 с.: ил.

Книга посвящена истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века: времени конкуренции двора, масонских лож и литературы за монополию на «символические образы чувств», которые образованный и европеизированный русский человек должен был воспроизводить в своем внутреннем обиходе. В фокусе исследования – история любви и смерти Андрея Ивановича Тургенева (1781–1803), автора исповедального дневника, одаренного поэта, своего рода «пилотного экземпляра» человека романтической эпохи, не сумевшего привести свою жизнь и свою личность в соответствие с образцами, на которых он был воспитан. Детальная реконструкция этой загадочной истории основана на предложенном в книге понимании механизмов культурной обусловленности индивидуального переживания и способов анализа эмоционального опыта отдельной личности.

Книга удостоена специальной награды Премии «Просветитель» 2016 года «Просветитель просветителей» и вошла в короткий список Премии Андрея Белого.

Андрей Леонидович Зорин – профессор Оксфордского университета и Московской высшей школы социально-экономических наук.

Зорин Андрей

Доктор филологических наук, профессор Оксфордского университета, РГГУ и РАНХиГС. Член редколлегий журналов «Новое литературное обозрение», «Slavic Review», «Cahiers de Monde Russe». Сфера интересов – русская литература и культура конца XVIII – начала XIX века в европейском контексте, история эмоций, история образованного сообщества в России и СССР.

Источник:

www.nlobooks.ru

Андрей Зорин - Появление героя

Андрей Зорин - Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.

Описание книги "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века"

Описание и краткое содержание "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века" читать бесплатно онлайн.

Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века

Работа над этой книгой началась около тридцати лет тому назад, когда я впервые познакомился с дневниками Андрея Ивановича Тургенева в Рукописном отделе Пушкинского Дома и, как и многие исследователи, был заворожен их богатством и интенсивностью. Никаких представлений об истории эмоций как возможном ключе к содержанию этого документа у меня тогда не было, да и сама эта дисциплина находилась в зачаточном состоянии. Андреем Тургеневым я в ту пору интересовался как одним из первых русских германофилов, положивших начало увлечению немецкими словесностью и философией, которое сыграло судьбоносную роль в истории русской культуры XIX века.

Возможностью работать с еще далеко не полностью описанными материалами заветного фонда 309 РО ИРЛИ я был обязан Ларисе Николаевне Ивановой. На протяжении многих лет вплоть до безвременной кончины Ларисы Николаевны я всегда мог опереться на ее бескорыстную и щедрую помощь. Я очень многим обязан также доброжелательству и профессионализму ее коллег по отделу, в первую очередь Н. Н. Колосовой, Е. Р. Обатниной, М. М. Павловой и Н. А. Хохловой. Всем им, а также сотрудникам других архивохранилищ, материалы которых использованы в этой книге, я хотел бы выразить искреннюю и глубокую признательность.

Одним из замыслов, возникших по ходу моих занятий дневниками Тургенева, была их полная публикация, начатая в 1989 году М. Н. Виролайнен, но еще далекая от завершения. К подготовке текста и комментария мы приступили совместно с М. Н. Виролайнен и А. А. Койтен, взявшей на себя расшифровку немецкой части текста и комментарии к ней. Я благодарен им за разрешение пользоваться в своих статьях и этой книге результатами их разысканий и очень надеюсь, что мы еще доведем до конца работу над публикацией дневников.

На последнем этапе мои архивные исследования пользовались поддержкой Фонда Леверхьюм (Leverhulme Trust), выделившим мне и профессору Андреасу Шенле грант на подготовку двух коллективных монографий о русской дворянской культуре конца XVIII – начала XIX века (грант CARVOMO R-357). Я приношу свою благодарность фонду и своим коллегам по исследовательской группе – М. Б. Велижеву и Е. С. Корчминой за помощь в архивной работе, А. А. Евстратову и А. Шенле – за критические замечания и подсказки.

Учитывая срок работы над сюжетами, вошедшими в состав этой книги, невозможно перечислить всех, кто щедро делился со мной советами, рекомендациями и плодами своих исследований. Мне бы все-таки хотелось специально поблагодарить К. М. Азадовского, Е. В. Анисимова, Р. Бодена, С. Диксона, А. А. Ильина-Томича, А. Кана, К. Келли, А. А. Костина, Е. К. Кузнецову, Е. О. Ларионову, М. Л. Майофис, А. Л. Осповата, Н. Скакова, С. А. Савицкого и У. Тодда, извинившись перед коллегами и друзьями, которых я здесь не назвал.

Я хотел бы также поблагодарить Льва Рубинштейна за разрешение воспользоваться заглавием одного из его текстов в качестве названия этой книги.

Я особенно обязан троим людям. Мой постоянный издатель Ирина Прохорова проявила многолетнее терпение, сочетавшееся с настойчивым интересом к этому замыслу, – любой автор может только мечтать о таком отношении. Мой отец Леонид Зорин не терял надежды, что я закончу книгу, даже когда я сам начинал в этом сомневаться, и регулярно напоминал мне об этом, рискуя вызвать недовольство, столь типичное для запаздывающего сочинителя, страдающего комплексом вины. Самая глубокая благодарность – моей жене Ирине Зориной не только за квалифицированные архивные разыскания и придирчивую редактуру, но и за поддержку, сфера которой далеко не ограничивалась работой над этой книгой. С чувством любви и признательности я посвящаю ей этот труд.

Индивидуальное переживание как проблема истории культуры

В записной книжке 1933–1935 годов Лидия Гинзбург говорила об «однородности» задач «историка» и «романиста», призванных «объяснять одни и те же факты, только взятые в разных масштабах». Она искала метод исторического анализа, который позволил бы двигаться «от рассмотрения огромных массовых движений до все умельчающихся групповых формаций; и вплоть до отдельного человека», включая самые интимные стороны его внутренней жизни (ОР РНБ. Ф. 1377. Записная книжка VIII-2. Л. 37–38; цит. по: Van Buskirk 2012: 161). Сразу после этого рассуждения в записной книжке помещено эссе под названием «Стадии любви» (Гинзбург 2002: 34).

Гинзбург сама назвала свои требования к исторической науке эксцентричными. Конечно, историки, в особенности работавшие в биографическом жанре, и раньше нередко рассуждали о побуждениях и мотивах своих героев, и все же на такого рода догадках неизбежно лежало подозрение в недостаточной научности или даже беллетристичности – изображение переживаний давно умерших людей традиционно составляло прерогативу изящной словесности. Еще Ницше в «Веселой науке» сокрушался, что «все то, что придавало красочность бытию, не имеет еще истории: разве существует история любви, алчности, зависти, совести, благочестия, жестокости?» (Ницше 2003: 173). Именно в 1930-х годах, когда Гинзбург формулировала свои идеи, европейские историки начали закладывать основы новой дисциплины.

В своем монументальном обзорном труде «История и чувство» Ян Плампер утверждает, что «у истоков истории эмоций стоял один человек – Люсьен Февр» (Plamper 2015: 40; ср.: Reddy 2010). Действительно, если Ницше лишь вскользь заметил, что человеческие страсти сами по себе имеют историю, то Февр в статьях «Психология и история» (1938) и, в особенности, «Чувствительность и история» (1941) попытался дать развернутый ответ на вопрос, «как воссоздать эмоциональную жизнь прошлого». Ключом к пониманию внутренней жизни людей минувших эпох была для него «заразительность» эмоции. По Февру, эмоции «зарождаются в сокровенных недрах личности», затем, в «результате схожих и одновременных реакций на потрясения, вызванных схожими ситуациями и контактами», они «обретают способность вызывать у всех присутствующих посредством некой миметической заразительности» сходный «эмоционально-моторный комплекс» и, наконец, благодаря «согласованности и одновременности эмоциональных реакций» «превращаются в некий общественный институт» и начинают «регламентироваться наподобие ритуала» (Февр 1991: 112).

Взгляды Февра на роль эмоций в истории были во многом противоположны тем, которые исповедовал Ницше. Ученый полагал, что в «развивающихся цивилизациях» происходит «более или менее постепенное подавление эмоций активностью интеллекта» (Там же, 113). В те же годы Норберт Элиас в своей книге «О процессе цивилизации» описал возникновение европейской цивилизации как становление практик контроля над проявлениями эмоций (см.: Элиас 2001). Концепции Февра и Элиаса были в значительной степени связаны с реакцией на нацизм с его, по словам Февра, «возвеличиванием первозданных чувств», которые «ставились выше культуры» (см.: Plamper 2015: 42–43 и др.).

Свою теорию «ментальности» Февр разработал с опорой на труды современных ему этнологов (см.: Гуревич 1991: 517–520). Заявленный им подход к истории чувств и переживаний также был первоначально реализован не в собственно исторических, но в этнологических, или, как их принято называть в англо-американской традиции, антропологических исследованиях. Решающую роль в этом процессе сыграли начавшие публиковаться в конце 1960-х – начале 1970-х годов работы Клиффорда Гирца, родоначальника так называемой интерпретативной (он также называл ее «семиотической» и «герменевтической») антропологии, который видел задачу антрополога в том, чтобы «приобрести доступ к категориям миропонимания изучаемых людей», понять смысл и значение, которыми они сами наделяют свое поведение. Как и Февр, Гирц полагал, что ученый способен судить о чувствах тех, о ком он пишет, поскольку сами эти чувства носят межличностный характер.

При этом, если Февр считал, что эмоции зарождаются в «сокровенных недрах личности», а распространяются «посредством некой миметической заразительности», американский антрополог был убежден, что сама способность человека чувствовать так, а не иначе определяется культурой, которой он принадлежит. По ставшей сенсационной формулировке Гирца, «наши идеи, наши ценности, наши действия, даже наши эмоции, так же как и сама наша нервная система, являются продуктами культуры» (Гирц 2004: 63; о реакции на это высказывание см.: Wierzbicka 1992: 135).

чтобы принимать решения, мы должны знать, что мы чувствуем по поводу тех или иных вещей, а чтобы знать, что мы чувствуем по их поводу, нам нужны публичные образы чувствования, которые нам могут дать только ритуал, миф и искусство (Гирц 2004: 96).

Еще резче сформулировала эти идеи ученица Гирца Мишель Розалдо, писавшая в своей нашумевшей статье «К антропологии личности и чувства»:

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века"

Книги похожие на "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Андрей Зорин

Андрей Зорин - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Андрей Зорин - Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века"

Отзывы читателей о книге "Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Андрей Иванович Тургенев: взгляд из XXI века - Троицкий вариант

Андрей Иванович Тургенев: взгляд из XXI века

28.06.2016 № 207 c.14 Ревекка Фрумкина Авторские колонки Комментариев нет 101915 просм., 12 — за сегодня Распечатать статью

Уважим в нем несчастия

и несозревшие надежды…

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга Андрея Зорина «Появление героя» с подзаголовком «Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века» (М., 2016).

Читатель, интересы которого далеки от изучения русской культуры/литературы/истории указанного периода, из заглавия поймет лишь то, что в книге речь пойдет о допушкинской эпохе; словосочетание эмоциональная культура требует расшифровки — и в дальнейшем автор ее представит.

Имя героя книги — поэта Андрея Ивановича Тургенева (1781–1803) читателю, скорее всего, не знакомо. А ведь изучением немногих текстов, оставленных рано умершим Андреем Тургеневым, — главным образом его дневников — занимались такие классики гуманитарной мысли, как Александр Веселовский, Юрий Лотман, Владимир Топоров, Вадим Вацуро.

Обложка книги А. Л. Зорина

Пристальное исследование дневников Андрея Тургенева, по мнению Зорина, позволяет понять, как противоречивые индивидуальные переживания совмещались в одном человеке, чтобы в перспективе составить своего рода потенциал культуры. Теперь, полагает Зорин, вопрос о месте Андрея Тургенева «в литературном процессе <…> можно считать в основном выясненным», и потому в книге «речь пойдет о любви и смерти».

Свою смерть Андрей Тургенев выбрал сам: вернулся с прогулки в мокрой одежде, в ней же лег спать и вдобавок, уже больным, выпил холодного чаю. Никто из современников и никто из исследователей не нашел типичных для той эпохи несчастий, которые бы объяснили его решение уйти из жизни, — таких как безответная любовь, угроза бесчестия и т. п. Из слов, сказанных Пушкиным о Батюшкове, к Андрею Тургеневу отнести можно лишь несозревшие надежды

Итак, в 1803 году Андрей Тургенев был молод, здоров; благополучию его семьи ничто не угрожало. Отец его, Иван Петрович, был высокообразованным человеком и известным масоном; он много переводил — в том числе важнейшую для масонов книгу: популярное пособие Джона Мейсона по нравственному самосовершенствованию.

В масонской среде, в которой воспитывался Андрей Тургенев, не только поощрялось, но даже предписывалось ведение дневника; был такой дневник и у Ивана Петровича Тургенева, причем автор был весьма суров к себе.

Андрей Тургенев систематически вел дневник три с половиной последних года жизни. Понять содержание дневника, описывающего жизнь молодого человека конца XVIII — начала XIX веков, можно при условии, что читатель представит себе «внутренний пейзаж», где эта жизнь протекает. С этой целью анализ дневниковых записей Андрея Тургенева в книге Зорина предварен подробным повествованием о среде, к которой принадлежал его герой (первые 200 страниц книги).

Это двор и императорский придворный театр, где пьесы пишет сама императрица, а ставят их воспитанницы Смольного института. Круг розенкрейцеров с культом внутреннего и сокровенного; вдумчивого чтения и самоанализа; обширной переписки и уединенных прогулок. Молодой Карамзин, давний друг семьи, которому покровительствовал Иван Петрович Тургенев, служивший директором Московского университета.

Пристальное повествование о дневнике Андрея Тургенева начинается в третьей главе книги. Андрей Иванович, недавний выпускник Московского университета, служащий «без жалования» в Архиве Коллегии иностранных дел (именно этих молодых людей позже назовут «архивными юношами»), решил начать писать дневник. Туда он предполагал заносить литературные и театральные впечатления, а также анализировать свои мнения, чувства и настроения, «не боясь ничьей критики». Со временем Тургенев также переписывал в дневник важные для него письма.

Этот «Дневник» Зорин анализирует с точки зрения конфликта культурно дефинированных «эмоциональных матриц», воплощенных в личности автора. Так, автор дневника хотел бы перевести на русский важнейшие лично для него тексты — «Вертера» и «Коварство и любовь». Однако без особых причин эти пробы — впрочем, как и другие подобные попытки — не идут дальше нескольких фрагментов и быстро выдыхаются.

Дневниковые записи Тургенева более всего отражают его эмоции и мечтания; у него, по существу, нет планов, сколько-нибудь укорененных в реальности, — и вовсе не в силу объективной невозможности их реализации.

При этом Андрея Ивановича трудно назвать легкомысленным или поверхностным, однако он всякий раз оказывался не готов ни к систематическим умственным трудам, ни к эмоциональным связям, которые бы его к чему-то обязали или в чем-то ограничили.

В своих отношениях с любившей его Екатериной Фёдоровной Соковниной Тургенев, быть может, и хотел бы отдаться во власть эмоций, но с ужасом чувствовал в себе холодность. Эта холодность тем более его самого удручала, что чувство Соковниной было не менее цельным и трагичным, чем столь понятные Тургеневу чувства Вертера и других любимых им литературных героев…

По выражению Зорина, Андрей Тургенев был своего рода «пилотным выпуском» человека русского романтизма. Логика душевных движений Тургенева, быть может, станет для нас более внятной, если мы воспользуемся метафорой Андрея Зорина, написавшего в заключении к книге, что «таившийся в Андрее Тургеневе Онегин убил своего Ленского»…

В марте 1802 года Андрей Тургенев писал:

А вы, которы в нем отраду находили,

Которые его взлелеяли, любили

И для которых он в степи благоухал,

Проститесь с ним навек! С поникшими очами

Вы будете стоять над местом, где он цвел,

Вы вспомните о нем, и, может быть, с слезами,

Но он для ваших слез опять не расцветет

И только прах один печальный здесь найдет.

Книга Андрея Зорина «Появление героя: Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века» вошла в длинный список премии «Просветитель-2016». Рецензию на нее Екатерины Буз ТрВ-Наука публиковала в № 205 от 31 мая 2016 года.

Источник:

trv-science.ru

Зорин А.Л. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века в городе Челябинск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Зорин А.Л. Появление героя. Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII – начала XIX века по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в категории Культура и искусство. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка производится в любой город России, например: Челябинск, Нижний Новгород, Улан-Удэ.