Каталог книг

Дерлугьян Г. Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Георгий Дерлугьян Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей Георгий Дерлугьян Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей 299 р. litres.ru В магазин >>
Георгий Дерлугьян Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей Георгий Дерлугьян Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей 539 р. ozon.ru В магазин >>
Дерлугьян Г. Как устроен этот мир Наброски на макросоциологические темы Дерлугьян Г. Как устроен этот мир Наброски на макросоциологические темы 382 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Отсутствует Уголовный кодекс Республики Армения Отсутствует Уголовный кодекс Республики Армения 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Отсутствует Закон 14 июня 1910 года, содержащий в себе и Высочайший указ 9 ноября 1906 г. о выходе из общины Отсутствует Закон 14 июня 1910 года, содержащий в себе и Высочайший указ 9 ноября 1906 г. о выходе из общины 0 р. litres.ru В магазин >>
С. Н. Федорченко Государственная кадровая политика в Советском Союзе и современной России. Политико-философский анализ С. Н. Федорченко Государственная кадровая политика в Советском Союзе и современной России. Политико-философский анализ 419 р. ozon.ru В магазин >>
Республика Армения Конституция Республики Армения Республика Армения Конституция Республики Армения 0 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Армения на выходе из постсоветской реставрации

Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей Аннотация к книге Динамика цен на книгу Книги, похожие на «Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей» Книги автора «Георгий Дерлугьян» Книги издательства «Русский Фонд Содействия Образованию и Науке»

У нас на сайте - все, что вы хотели узнать о книге Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей издательства Русский Фонд Содействия Образованию и Науке.

Ее можно купить со скидками в 2 известных интернет-магазинах .

Книга «Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей» - постоянный участник в списках самых актуальных новинок этого года.

Ищете отрывок из книги или отзывы читателей - пожалуйста , просто перейдите на сайт интернет-магазина.

Чтобы найти другие книги издательства у нас на сайте, вы можете воспользоваться функциональным поиском книг:

искать можно по разным параметрам, например, названию книги.

Источник:

knigabook.com

Купить армения на выходе из постсоветской реставрации

Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей

уточнить цену на сайте интернет магазина

Купить Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей в интернет магазинах по следующим ценам Цена в рублях Описание товара

Спустя четверть века после распада СССР остается актуальным вопрос о перспективах и потенциальных возможностях бывших советских республик. Российско-американский социолог Георгий Дерлугьян — автор данной книги — находит основания для оптимизма, сопоставляя пример Армении, своей исторической родины, с хорошо изученными траекториями модернизации на Западе и в Восточной Азии. По его мнению, несмотря на то, что политическое поле подобно скорее нардам, чем шахматам, ситуация позволяет оказывать.. посмотреть полное описание о Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на Армения на выходе из постсоветской реставрации. Анализ возможностей Один день из жизни енота. Блокнот

Узнай, чем занимается пушистый прожигатель жизни целый день. Смешной енот раскрасит твои трудовые будни в безумные краски, демонстрируя на страницах блокнота.

Траектории традиции. Главы из истории династии и церкви на Руси конца XI - начала XIII века

В этой книге рассматриваются несколько "загадочных" летописных и материальных свидетельств, связанных с историей русской культуры конца XI начала XIII столетия..

Как быстро и свободно заговорить на хорошем английском (комплект из 2 книг + 2 CD)

Прилагаемые к изданию диски (2 CD) упакованы в специальные целлофановые конверты и вложены внутрь книги.

Взгляд на землю обетованную. Из истории советской культурной дипломатии 1920-1930-х годов

Монография посвящена истории советской культурной дипломатии — использованию культурных и общественных связей в политических целях. Показан исторический..

Наталья Капитанова. Волшебная страна. Попурри на темы из киномузыки Андрея Петрова. Для фортепиано в 4 руки

Музыку петербургского композитора Андрея Петрова знают все. В представленном попурри "Волшебная страна" использованы 14 его мелодий из 9 кинолент. Намеренная..

П. Сарасате. Фантазии на темы из оперы В. А. Моцарта "Волшебная флейта" для скрипки и фортепиано

Виртуозное произведение испанского скрипача и композитора Пабло Сарасате. Для студентов музыкальных училищ и консерваторий, а также для концертирующих..

Источник:

minemshop.ru

Армения между прошлым и будущим

Surfingbird: огненные новости Армения между прошлым и будущим

Г.Дерлугьян. Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей. М.: Университет Дмитрия Пожарского, 2017. — 272 с.

Георгий Дерлугьян — выдающийся рассказчик. И студенты и коллеги обожают слушать его увлекательные повествования, когда размышления о больших исторических процессах (он же всё-таки ученик Иммануила Валлерстайна) органически переплетаются с бытовыми историями, личными наблюдениями и анекдотами. И можно не боясь ошибиться предсказать, что его новая книга об Армении вызовет самый живой интерес.

Сам факт появления подобной книги заставляет задуматься о том, насколько хорошо мы знаем судьбу бывших братских республик после распада Советского Союза.

Разумеется, периодически до нас доходят сообщения о переворотах и локальных войнах, в которые так или иначе оказывается втянута и Россия. В этом смысле, чем больше всяких бедствий и потрясений переживает та или иная постсоветская страна, тем больше мы о ней знаем.

На этом информационном фоне Армения выглядит почти белым пятном. И не потому, что там всё хорошо, но просто потому, что трудности, неприятности и страдания, с которыми сталкивается армянское общество, не приводят к потрясениям, сопоставимым с тем, что пережила Украина или соседняя Грузия. Война против Азербайджана за Нагорный Карабах закончилась для армянских ополченцев успешно, создав психологическую основу для определенного уровня стабильности, когда даже переход власти от одной политической группировки к другой произошел мирно и относительно тихо. Дерлугьян подчеркивает, что общая динамика политического и экономического процесса здесь не так уж сильно отличалась от того, что имело место у соседей.

Власть повсюду в Закавказье оказалась на определенном этапе в руках у националистической интеллигенции, продемонстрировавшей полнейшую некомпетентность и политическую недееспособность.

Но в Армении они продержались сравнительно долго и ушли от власти без кровопролития. С соблюдением демократических процедур. Ведь даже если речь идет, как и у нас, об «имитационной демократии», её правила тоже надо как-то поддерживать.

Впоследствии Ереван не раз потрясали массовые протесты, но ни одно из выступлений не вылилось ни в народную революцию, ни в государственный переворот. Режим «имитационной демократии» оказался на удивление стабильным.

Тут очень важно отметить мысль автора о том, что поддержание стабильности любой системы требует определенных институциональных условий. Современная западная либеральная социология (а отчасти и экономическая теория) постоянно подчеркивает, что успех европейских демократий основан не только на существовании рынка и частной собственности, но и на развитой системе гражданских и политических институтов.

Этот вывод, по сути — ревизионистский по отношению к классическому либерализму, предполагавшему будто наличие частной собственности само по себе создает основные условия для демократического развития, был вполне естественным ответом на неприятный опыт трансформации стран бывшего советского блока, бывших колоний и других «не-западных» обществ, где неолиберальные рыночные реформы либо не породили работающих демократий, либо, во многих случаях, привели к потере даже того уровня политических свобод, который был достигнут ранее.

Однако Дерлугьян, не посягая на этот вывод, дополняет его собственными размышлениями о том, что сильные институты и четкие процедуры необходимы вообще для любого стабильного государства, они нужны авторитарному режиму ничуть не меньше, чем демократии. В этом смысле, кстати, стабильность СССР в 1950-70-е годы или стабильность постмаоистского Китая являются очень показательными примерами. Авторитарные государства отнюдь не были режимами личной власти, вопреки культу личности вождя, который выполнял скорее идеологические задачи, а не отражал реальное положение дел в системе управления.

В этом плане режимы, воцарившиеся во многих частях постсоветского пространства, не будучи никоим образом демократическими, отнюдь не являются в точном смысле диктатурами.

Независимо от совершенно разного уровня насилия, лицемерия или коррумпированности, этот вывод в обобщенном виде можно применить и к России, и к Армении, и к Молдавии, и к Украине, а с известными оговорками даже и к Белоруссии. Правда, Дерлугьян указывает и на другую модель, сложившуюся на постсоветском пространстве, которую он называет «султанистской». Наследственная передача власти в Азербайджане являет собой наиболее ясный и наглядный пример такого типа правления. Развивая мысль Дерлугьяна, можно позволить себе вывод, что политический режим в России сегодня эволюционирует, вернее, пытается эволюционировать от «имитационной демократии» (она же «управляемая» и «суверенная» демократия) к чему-то вроде европейской версии султанизма. Причем уже заранее со стопроцентной уверенностью можно утверждать, что ничего путного из этого не получится, поскольку для успеха подобного перехода нет ни экономических, ни социальных, ни культурных условий. Процедуры и механизмы «имитационной демократии» разрушаются властью, которая явно перестает соблюдать ею же самой установленные правила и приличия, а вот сформировать нормальный «султанат» нет никакой возможности, поскольку отечественный капитализм на самом деле является слишком развитым для такого решения, а интересы отечественной буржуазии слишком неоднородны и противоречивы.

Однако вернемся к Армении. Чем объясняется относительная политическая стабильность на фоне беспрецедентного экономического упадка?

Как показывает Дерлугьян, здесь «даже при интеллигентском режиме происходили примерно те же процессы передела власти и собственности на фоне институционального коллапса, деиндустриализации и эгоистической аморализации элит, что и повсюду на руинах СССР» (с. 84). Тем не менее власть либеральной интеллигенции здесь продержалась дольше, чем в соседних закавказских странах. А замещена была интеллигенция, однако, не обновленной советской номенклатурой, как в Грузии или Азербайджане, а военными лидерами карабахской войны, которые приобрели бесспорный авторитет в обществе, обеспечив армянам победу на поле боя.

Дерлугьян подчеркивает историко-культурное значение этого конфликта, выходящее далеко за пределы специфических раскладов закавказской геополитики. Через карабахскую войну и победу армянский народ смог не только реконсолидироваться в новой ситуации возрожденного государства, но и до известной степени сумел преодолеть травму турецкого геноцида.

Новая Армения превратилась в своего рода новый Израиль, а народ-жертва почувствовал себя народом-победителем.

Увы, аналогии такого рода, какими бы обнадеживающими они ни выглядели, оказываются весьма недолговечными. Военно-политический успех Израиля, с одной стороны, подкреплялся бесспорными экономическими достижениями, которые, кстати, были обеспечены не только трудолюбием и талантами его граждан, но в гораздо большей степени, стратегическим положением этого государства как форпоста Запада на Ближнем Востоке (причем не только в военно-политическом плане, но и в плане экономическом). А с другой стороны, систематическое насилие израильтян на оккупированных арабских территориях очень быстро подорвало моральный авторитет государства — не только в мировом общественном мнении, но и среди многих его собственных граждан. Так что сравнение Армении с Израилем, несколько раз возникающее на страницах книги Дерлугьяна, заставляет задаться не только вопросом о том, сможет ли армянское государство повторить этот опыт в совершенно иных геополитических и исторических обстоятельствах, но и о том, надо ли стремиться к повторению подобного опыта?

Оценивая социально-экономическую ситуацию в республике, Дерлугьян пытается внушить своему читателю осторожный оптимизм относительно будущего Армении, однако именно эта часть его размышлений вызывает наименьшее доверие. И отнюдь не потому, что у Армении нет шансов на хорошее будущее. Просто искать их надо не там, где их пытается разглядеть автор книги. Ссылки на трудолюбие и предприимчивость народа ничего не объясняют, хотя бы просто потому, что эти замечательные качества никоим образом не предотвратили того самого институционального и экономического коллапса, который автор так живо описывает. Надежда на то, что постепенное совершенствование институтов, трансформация элит или приход в политику нового поколения активистов (не имеющих, по собственному признанию Дерлугьяна никакой альтернативной по отношению к существующему порядку идеологии) выглядит по меньшей мере неубедительной. Настолько, что автор сам то и дело признается в собственной неуверенности относительно шансов на подобное развитие событий.

Здесь, однако, мы сталкиваемся с более серьезной методологической проблемой. И дело отнюдь не в том, что сочувствуя своей исторической родине, автор стремится найти хоть какие-то основания для оптимизма, а в том, что неожиданно шаткими оказываются его собственные теоретические критерии. Удивительным образом, несмотря на то, что Георгий Дерлугьян является не просто учеником Иммануила Валлерстайна и представителем школы миросистемного анализа, но и одним из тех, кто приложил немалые усилия, чтобы сделать эти идеи популярными в русскоязычном академическом сообществе, мы находим очень мало следов миросистемного подхода в его рассуждениях о современной ситуации и перспективах Армении.

По сути всё сводится к привычному для либеральной публицистики призыву построить более эффективный и менее коррумпированный капитализм. Правда, в отличие от стандартных российских либералов, Дерлугьян обращает внимание на роль государства в экономическом развитии, но явно не задается вопросом о том, откуда это эффективное государство возьмется, кто его создаст, на какие социальные силы оно может опереться и какие идеи использовать.

Разумеется, Дерлугьян не был бы учеником Валлерстайна, если бы не сделал необходимой оговорки о возможности возникновения в будущем какого-то нового, некапиталистического общества, однако, по его мнению, подобные события «прогнозируются не ранее, чем серединой нынешнего столетия» (с. 7).

Не буду спорить о прогнозах, тем более, что окончательное и глобальное замещение капитализма новым общественным порядком это действительно дело будущего, до которого многие из нас скорее всего не доживут. Но ведь речь идет не об одномоментном событии. Вот до 2050 года мир живет при капитализме, а с 1 января 2051 переходит к социализму? Будучи специалистом по исторической социологии Дерлугьян должен понимать, что подобные представления не имеют ничего общего с реальностью. Процесс замены одного общественного порядка другим занимает не десятилетия, а столетия. И этот процесс уже идет как минимум с 1917 года точно так же, как процесс перехода от феодальной Европы к капиталистической начался уже во времена гуситских войн, а революции середины XIX столетия лишь завершили и оформили его.

Именно поэтому и вопрос о социалистических альтернативах и о политике, выражающей новые, не-буржуазные интересы, является совершенно актуальным и принципиально важным уже сейчас. Точно так же, как и понимание того, что никакого особенного армянского экономического чуда в условиях кризиса и упадка неолиберальной модели капитализма быть не может, кроме как в рамках попытки создания некоей коллективной альтернативы, торжествующей сначала в нескольких, а потом и большинстве стран Евразии и мира.

Поскольку автор постоянно подчеркивает свою нейтральность по отношению к спорам кейнсианцев и рыночников, социалистов и либералов, обсуждение таких альтернатив находится абсолютно за пределами авторского интереса, а потому и его рассуждения о возможностях оптимистической перспективы будущего выглядят необоснованными. Они могут основываться лишь на определенном сценарии желаемого прогрессивного развития, опирающемся на те или иные массовые социальные интересы, потребности и возможности.

Между тем и само понятие социального прогресса оказывается за пределами методологического подхода автора.

Поскольку размышления о траектории социального развития капитализма или оценка состояния развития производительных сил заменяются общими указаниями на «эпоху Модерна» (красивый интеллектуальный эвфемизм для терминов индустриальное и буржуазное общество), то даже такие базовые для книги понятия, как «революция» или «реставрация» превращаются в социологически бессодержательные «технические» термины. С одной стороны, если всякая перемена власти, независимо от её направленности, последствий и социального содержания, получает наименование «революции», то что же такое «реставрация», о которой автор упоминает уже в названии книги? И почему карабахские боевики, овладевшие государственной властью в Армении, являются представителями «постсоветской реставрации»? Что вообще вкладывает автор в понятие «постсоветского»? Где его границы? Понимает ли он его как восстановление советских порядков на территории бывшего СССР? Если так, то чем историческая социология Дерлугьяна отличается от банальной либеральной публицистики в духе худших передач «Эха Москвы»?

Термин «постсоветское» вполне может быть применим к эпохе, которая так или иначе не может вырваться за исторические и культурные границы советского прошлого, точно так же как, несмотря на все политические перемены, постреволюционной была Франция эпохи Бурбонов и даже во времена Луи-Филиппа. Но если же говорить о советском порядке в точном смысле слова, то простейшего институционального сравнения достаточно, чтобы увидеть, насколько далеки от него современные политические режимы, воплощающие разные версии олигархического капитализма и не столь уж разные сценарии периферийного развития.

Именно социально-экономического анализа эволюции Армении как общества, превратившегося, подобно России, Украине или Киргизии в периферию капиталистической миросистемы, можно было ждать от Георгия Дерлугьяна. Но, увы, из новой его книги вы об этом ничего не узнаете.

Возможно, в данном случае материал победил автора. Повседневность современной Армении, страны, население которой погружено в постоянную борьбу за выживание, а политическая борьба деградировала до столкновения идеологически невнятных групп, не имеющих ни программы ни идеологии, заставляет думать и рассуждать куда более приземленно.

И всё же, если книга Дерлугьяна дает нам основания для оптимизма, то черпать его надо не в размышлениях автора о будущем, а в его рассказах о прошлом, об истории его предков, воевавших с сарацинами в средневековой Киликии или уходивших в Советский Союз от турок по кавказским горам в годы Гражданской войны. Здесь мы видим и священника, по-французски уговаривающего турецкого офицера пощадить его деревню, и тружеников, восстанавливающих разрушенные войной советские заводы. И передаваемую из поколения в поколение традицию.

Эта семейная повесть, которая может стать основанием для подлинной национальной саги, дает нам понять, как выжил и сохранил себя армянский народ и поверить, что у Дерлугьяна всё же есть все основания для оптимизма, когда он предрекает своей исторической родине лучшее будущее.

Борис Кагарлицкий

Главный редактор журнала Рабкор.ру, директор Института глобализации и социальных движений (ИГСО), историк и социолог.

Монологи режиссёрки «Московские сезоны»: визитка современной Москвы Авангардный ликбез: изучить искусство «на бегу»

Ты можешь создавать тематические коллекции и сохранять, например,

все рецепты в одном месте, чтобы не потерять их.

Спасибо! Ожидайте модерации

Тебе это не нравится?

Ты можешь заблокировать домен, тег, паблишера или канал и мы перестанем рекомендовать тебе их. Ты всегда можешь разблокировать их в настройках.

Спасибо, твоя жалоба принята.

Вход на Surfingbird

Добро пожаловать на Surfingbird.ru!

Внутри ты найдешь тысячи интересных ссылок, фото и видео.

Источник:

surfingbird.ru

АРМЕНИЯ НА ВЫХОДЕ ИЗ ПОСТСОВЕТСКОЙ РЕСТАВРАЦИИ: АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

АРМЕНИЯ НА ВЫХОДЕ ИЗ ПОСТСОВЕТСКОЙ РЕСТАВРАЦИИ: АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

НА ВЫХОДЕ ИЗ ПОСТСОВЕТСКОЙ

За четверть века после распада СССР изменилось все — или не изменилось ничего? Сегодня у нас есть Интернет, айфоны и Фейсбук. Но разве через них не тиражируются те же самые эмоции и риторика, что питали перестроечную критику «административно-командной системы» и ельцинскую «борьбу с привилегиями» элит?

Моя эмигрировавшая в Европу однокурсница-азербайджанка (старых друзей с советских времен я ценю особо) рассказывает, как неожиданно ее сын воспринял большую черно-белую фотографию из семейного альбома, на которой она, некогда юная отличница одной из самых элитных школ Баку, наряженная по случаю Первомайской демонстрации в парадную школьную форму, с белыми бантами в косах, преподносит огромный букет цветов самому Гейдару Алиеву, стоящему на гранитной трибуне у подножия монумента Ленину. Выросший в Европе сын прокомментировал эту сцену с жалостью и восхитительно ложным пониманием: «Мама в коммунистические времена была такой бедной, что ей приходилось продавать цветы».

Спору нет, что-то изменилось до неузнаваемости, особенно для выросшей с тех пор молодежи. Надо сказать, что с тех пор и сам я стал американским профессором, пишущим книги и читающим лекции по-английски, что из восьмидесятых годов казалось довольно невероятным. Происходившее в годы перестройки на Кавказе и по всему СССР было описано и аналитически объяснено в более ранней монографии на английском и впоследствии на русском 1 .

С советских времен изменились, конечно, политические структуры нашего района мира, хотя и в них наблюдается значительная историческая преемственность с выраженными национальными особенностями. К примеру, Азербайджан, где по-прежнему парадами командует Алиев, сегодня куда больше напоминает шахский Иран семидесятых годов ХХ века. А тем временем Белоруссия на новой исторической стадии воспроизвела единственную подлинно свою политическую традицию, сложившуюся после 1945 г. с приходом во власть поколения партизанских «батек» во главе с Кириллом Мазуровым и Петром Машеровым. Политические дилеммы и динамика современной России поразительно точно описаны в письмах Александра II князю А. И. Барятинскому. В данном ряду возникшая сегодня в Армении политическая и социальная ситуация представляет собой своеобразный, узнаваемо армянский вариант постсоветской реставрации в рамках общих тенденций.

Историческая преемственность политических структур и культур бывших советских республик задается фундаментальным фактором. В 1991 г. произошла революция — и в то же время революция не произошла. Революции состоят из нескольких очень разных частей, которые, как настаивают современные теоретики, следует различать 2 . Сначала, на этапе «революционной ситуации», старый режим теряет легитимность и внутреннее самообладание, затем рушится государство и возникает хаос. В классическом виде это Россия с 1905 по конец 1920 г. Завершаются же процессы трансформации только с оформлением нового устойчивого порядка, или «революционного результата» (revolutionary outcome). В СССР относительную устойчивость новый режим приобрел лишь к 1943 или даже 1953 г., хотя такие датировки всегда спорны. В любом случае между первой и последней стадией революций как правило пролегают годы, полные переворотов и острых интриг, но также временных реставраций, вдруг удивительным образом напоминающих прошлое, хотя и в усеченном, «инволюционном» виде. Вероятно, мы находимся в подобной фазе временных стабилизаций и, судя по многому, ближе к их исчерпанию. Что-то еще будет.

Главная опасность видится сейчас в общественном пессимизме, доходящем до депрессии. Полтора столетия назад великий русский ученый и революционер, «князь-анархист» Петр Кропоткин сформулировал исторически наблюдаемую закономерность: там, где царит беспросветное отчаяние, случаются только бунты; революционные прорывы к новому происходят на волне исторической надежды 3 .

Отсутствие в общественном сознании сколь-нибудь реальной надежды оборачивается вспышками популистского озлобления и острого желания наказать кого-нибудь «антинародного»: элиты, чужаков, иностранных махинаторов. Это общемировая тенденция, представленная на некогда благополучном Западе едва ли не более ярко, чем в Восточной Европе. И этому надо противостоять; в противном случае история может сорваться в который уж раз на повторный круг. Противостояние не только в риторике, а на деле требует последовательной и доказательной демонстрации нали чия более оптимистичных вариантов выхода из ситуации.

В социальных науках имеется сегодня неплохое понимание того, как из кризисов возникали восходящие траектории отдельных государств и регионов мира. Иначе говоря, как из хаоса появлялся порядок. Не могу обманывать читателя заверениями, что все получится к лучшему. Я лишь утвер- ждаю, что в нашем районе мира, наряду с перспективой очередного краха и разрухи, о чем я не хочу говорить, существует также достаточно реальная возможность добить- ся уже в ближайшее время более эффективных вариантов, скажем честно, капитализма и государственной власти 4 .

Поэтому в основной статье этого небольшого сборника анализ конкретных предпосылок экономического роста Армении дается через призму множества других ситуаций, из анализа которых дистиллировались наши теории: примеров абсолютистской Франции и Англии в эпоху первой Индустриальной революции, Южной Кореи и Сингапура, но также менее удачных примеров Филиппин и Индии. Где-то будут фигурировать даже выводы приматологов, изучавших стайное поведение обезьян, и как это соотносится с последними догадками о происхождении религии в человеческих обществах.

Читать эту книгу можно в каком угодно порядке, хотя все-таки лучше последовательно, главу за главой. Текст написан преднамеренно доступным языком, но с библиографическими сносками для того, кто захочет узнать больше. Трудные места все-таки могут встречаться, поскольку я не литератор, а исторический социолог. Да и все яркие названия для книг уже использованы — «Раны Армении» в XIX веке или «Уроки Армении» в конце ХХ века.

И последнее по счету, но не по значению — как говорится по-английски, last but not least. Какую роль играет тот факт, что моя фамилия имеет характерное армянское окончание -ян? Конечно, играет. Иначе бы писал не об Армении, а о чем-то другом. Надеюсь, это влияет не на качество анализа, а на выбор предмета анализа. Впрочем, армянин я не вполне настоящий — или, напротив, самый настоящий, потому что родился в России, профессором стал в Америке, преподаю в Арабских Эмиратах, а в Ереване уже дважды ремонтировал квартиру. Посвященные в процедуры современной социальной науки, вероятно, заметят, что требования рефлексии по поводу авторства текста соблюдены в последней главке, о вардапете, хотя и не в самой строгой форме.

Особую благодарность я приношу Анжеле Касабян, а также Тиграну и верховному авторитету стиля — Рубену Соломоновичу, или просто дедушке Рубику. Благодаря их усилиям моя не самая простая проза зазвучала теперь и на языке исторических предков по отцовской линии. Также большая благодарность Роману Порошину и Издательству Университета Дмитрия Пожарского за согласие опубликовать данный сборник.

Абу-Даби, жарким днем 24 ноября 2016 г.

1 Derluguian Georgi. Bourdieu’s Secret Admirer in the Caucasus: A World-Systems Biography. University of Chicago Press, 2005; русский вариант: Дерлугьян Г. М. Адепт Бурдьё на Кавказе. Миросистемная биография. М.: «Территория будущего», 2010.

3 Кропоткин П. Великая французская революция 1789–1793. Лондон, 1909

Источник:

lratvakan.am

Дерлугьян Г. Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей в городе Владивосток

В этом интернет каталоге вы имеете возможность найти Дерлугьян Г. Армения на выходе из постсоветской реставрации: анализ возможностей по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть другие предложения в категории Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой город России, например: Владивосток, Брянск, Новосибирск.