Каталог книг

Окороков А. Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Александр Окороков Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века Александр Окороков Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века 99 р. litres.ru В магазин >>
Потапов П. (сост.) Борьба с НВФ СССР Россия и НАТО в локальных конфликтах Потапов П. (сост.) Борьба с НВФ СССР Россия и НАТО в локальных конфликтах 212 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Зигуненко С. Супероружие XXI века в локальных конфликтах Зигуненко С. Супероружие XXI века в локальных конфликтах 300 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Окороков А. Секретные войны СССР Самая полная энциклопедия Окороков А. Секретные войны СССР Самая полная энциклопедия 617 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Окороков А. Советские военные специалисты в странах Азии и Ближнего Востока Окороков А. Советские военные специалисты в странах Азии и Ближнего Востока 319 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
А. В. Окороков Советские военные специалисты в странах Азии и Ближнего Востока А. В. Окороков Советские военные специалисты в странах Азии и Ближнего Востока 206 р. ozon.ru В магазин >>
Широкорад А. Российская авиация в боях за Сирию Использование боевого опыты в локальных войн XX века Широкорад А. Российская авиация в боях за Сирию Использование боевого опыты в локальных войн XX века 319 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать онлайн Тайные войны СССР

Читать онлайн "Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века" автора Окороков Александр Васильевич - RuLit - Страница 1

ТАЙНЫЕ ВОЙНЫ СССР

Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

Для каждой эпохи характерны свои доминирующие формы геополитического противоборства, которые выражаются то в вооруженной агрессии (территориальная экспансия), то в политическом диктате или экономическом закабалении (политическая и экономическая экспансия), то в навязывании определенного образа жизни (например, вестернизация), иммиграции (демографическая экспансия), информационном воздействии.

Так, до середины XX века основной формой решения государствами своих задач служило применение военной силы для установления прямого контроля над «нужными» территориями. В дальнейшем с ростом промышленных и информационных технологий, появлением оружия массового поражения, глобализацией экономических отношений ведущие державы стали все реже обращаться к традиционным формам контроля над пространством. Опасность ядерной войны, которая могла привести к необратимым последствиям на земле, вынуждала искать новые пути решения своих геополитических и экономических задач. США предпочли размещать в странах, выбравших капиталистический лагерь, военные базы и заключать двустороннее военное соглашение, предусматривающее совместное отражение агрессии.

Так, например, еще во время Второй мировой войны США обзавелись военными базами в Исландии, Северной Африке и Индийском океане. Точнее, право использовать большинство этих баз США получили от союзников — Великобритании и генерала де Голля, представлявшего интересы «Свободной Франции». После того, как война закончилась, американские войска остались на территории западной части Германии, Италии, Франции, Японии, в южной части Корейского полуострова и т. д. Во многих этих странах были созданы постоянные военные объекты, часть которых существует и поныне.

К 1960 году США подписали 8 крупномасштабных многосторонних договоров о военном сотрудничестве с 42 странами мира и заключили отдельные соглашения подобного рода еще с 30 странами, которые дали США право при определенных условиях размещать гарнизоны на их территориях. В 1949 году был создан военный блок НАТО (NATO), в который на первом этапе, помимо США, вошли еще 12 европейских государств. К 1960 году к ним прибавились Западная Германия и Турция. В 1951 году США подписали договор о безопасности с Австралией и Новой Зеландией, в результате которого был создан блок АНЗЮС. В 1954 году была создана Организация государств Юго-Восточной Азии (СЕАТО) (SEATO), в которую помимо США вошли Австралия, Франция, Новая Зеландия, Пакистан, Филиппины, Таиланд и Великобритания. Двусторонние соглашения о размещении американских военных баз были подписаны с Филиппинами (1951 год), Южной Кореей (1953) и Японией (1960). Все эти мероприятия были направлены на реализацию двух основных задач:

1. Сдерживания распространения советского влияния и предотвращения появления коммунистических, просоветских режимов.

2. Закрепления американского военного присутствия в стратегически важных для США регионах мира.

Такое положение, естественно, не могло не беспокоить руководство СССР. Советские военные аналитики прекрасно понимали, что военные базы западных («вражеских») государств, размещаемые особенно вблизи советских границ, наносили сильнейший удар по безопасности страны. Во-первых, эти базы обеспечивали гибкость в проведении возможных военных операций в самых разных странах: сеть портов, аэродромов, госпиталей и складов позволяли разрабатывать несколько вариантов проведения операций и обеспечивали войскам надежный тыл. Во-вторых, наличие баз заметно увеличивало скорость подготовки к операциям с использованием вооруженных сил, в первую очередь США: часть сил и средств постоянно находились вблизи будущего театра военных действий. Кроме того, отпадала необходимость заблаговременно готовить инфраструктуру войны. Все эти и другие факторы требовали от руководства СССР, в первую очередь военного, создания системы безопасности, уравновешивающей складывающееся в мире положение.

В качестве такой системы был выбран путь военного и военно-технического сотрудничества. Советский Союз стал оказывать широкую военную помощь государствам-союзникам (в том числе и потенциальным), укрепляя тем самым их вооруженные силы. При этом обе сверхдержавы гарантировали своим союзникам и сторонникам безопасность и широкую военную помощь в случае нападения со стороны противоположного блока.

Следует отметить, что военное сотрудничество Советского Союза с зарубежными странами развивалось не только по идеологическим мотивам (это мнение по сей день превалирует в публицистике и во многих научных работах). Часто оно базировалось на экономических (непосредственно от продажи оружия и вооружения, добычи на основе заключенных договоров в территориальных водах этих стран рыбы и морепродуктов и т. д.) и военно-стратегических интересах СССР. При этом объемы поставляемого в ту или иную страну вооружения были напрямую связаны с важностью для Советского Союза того или иного стратегического района с точки зрения сохранения системы общегосударственной безопасности.

Источник:

www.rulit.me

Александр Окороков Тайные войны СССР

Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

ТАЙНЫЕ ВОЙНЫ СССР

Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

Для каждой эпохи характерны свои доминирующие формы геополитического противоборства, которые выражаются то в вооруженной агрессии (территориальная экспансия), то в политическом диктате или экономическом закабалении (политическая и экономическая экспансия), то в навязывании определенного образа жизни (например, вестернизация), иммиграции (демографическая экспансия), информационном воздействии.

Так, до середины XX века основной формой решения государствами своих задач служило применение военной силы для установления прямого контроля над «нужными» территориями. В дальнейшем с ростом промышленных и информационных технологий, появлением оружия массового поражения, глобализацией экономических отношений ведущие державы стали все реже обращаться к традиционным формам контроля над пространством. Опасность ядерной войны, которая могла привести к необратимым последст…

Здравствуй уважаемый читатель. Книга "Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века" Окороков Александр Васильевич относится к разряду тех, которые стоит прочитать. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. Попытки найти ответ откуда в людях та или иная черта, отчего человек поступает так или иначе, частично затронуты, частично раскрыты. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. В процессе чтения появляются отдельные домыслы и догадки, но связать все воедино невозможно, и лишь в конце все становится и на свои места. Юмор подан не в случайных мелочах и не всегда на поверхности, а вызван внутренним эфирным ощущением и подчинен всему строю. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Интрига настолько запутанна, что не смотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Через виденье главного героя окружающий мир в воображении читающего вырисовывается ярко, красочно и невероятно красиво. На протяжении всего романа нет ни одного лишнего образа, ни одной лишней детали, ни одной лишней мелочи, ни одного лишнего слова. "Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века" Окороков Александр Васильевич читать бесплатно онлайн можно с восхищением, можно с негодованием, но невозможно с равнодушием.

Добавить отзыв о книге "Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века"

Источник:

readli.net

Александр Окороков - Тайные войны СССР

Окороков А. Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

Название: Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века

Издательство: Москва: Вече

Серия: Военный архив

Отрасль (жанр): военная история

Качество: Хороший скан c OCR, Интерактивное оглавление

Тема военного и военно-технического сотрудничества Советского Союза с зарубежными странами долгие годы была пол запретом. Эта книга результат многолетних исследований и поисков автора. В ней рассказывается о сотрудничестве СССР с Афганистаном, Сирией, Индией, Бангладеш, Кампучией и Индонезией, анализируются причины, заставившие советское правительство помогать зарубежным странам в становлении военной мощи, рассматривается участие советских военных специалистов в локальных конфликтах второй половины XX в.

ПОМНИ ! Уходя с раздачи, ты не даешь скачать этот файл другим пользователям.

Помощь в раздаче - стимул к созданию новых торрентов.

Источник:

bigtorrent.org

Тайные войны СССР

Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века (fb2)

Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века 1995K, 231с. (читать) (скачать fb2) (читать в приложении)

ISBN: 978-5-9533-6089-0 Кодировка файла: utf-8

[b]Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века (fb2)[/b]

<b>Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века (fb2)</b>

<img width=420 border=0 align=left style='padding: 3px;' src="https://coollib.net/i/24/234424/unused_image1.jpg_0" alt="Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века (fb2)"></a>

Тема военного и военно-технического сотрудничества Советского Союза с зарубежными странами долгие годы была пол запретом. Эта книга результат многолетних исследований и поисков автора. В ней рассказывается о сотрудничестве СССР с Афганистаном, Сирией, Индией, Бангладеш, Кампучией и Индонезией, анализируются причины, заставившие советское правительство помогать зарубежным странам в становлении военной мощи, рассматривается участие советских военных специалистов в локальных конфликтах второй половины XX в.

Приблизительно страниц: 231 страниц - близко к среднему (233)

Средняя длина предложения: 86.01 знаков - близко к среднему (86)

Активный словарный запас: близко к среднему 1530.74 уникальных слова на 3000 слов текста

Доля диалогов в тексте: 0.20% - очень мало (25%)

Источник:

coollib.net

Военное сотрудничество с Афганистаном

Военное сотрудничество с Афганистаном

Военное сотрудничество с Афганистаном

Краткая историко-географическая справка

Афганистан — государство в юго-западной части Центральной Азии. Граничил на севере с СССР (сейчас с Туркменией, Узбекистаном, Таджикистаном), на западе с Ираном, на северо-востоке с Китаем. Население 16,1 млн чел. (1968 г., оценка по Дашам демографического ежегодника ООН). Столица — г. Кабул. На территории современного Афганистана живут свыше 20 народов, принадлежащих к различным языковым группам. Свыше 8 млн чел. составляют афганцы (по оценкам 1967 г.). В ряде западных и северо-восточных провинций живут таджики (около 3250 тыс. чел.), на севере — узбеки (свыше 1500 тыс. чел.) и туркмены (около 300 тыс. чел.), в центральной части — хазарейцы (около 1400 тыс. чел.), в провинциях Герат и Гор, на северо-западе страны — чаар-аймак (около 450 тыс. чел.). В различных районах страны живут также нуристанцы (свыше 100 тыс. чел.), белуджи (свыше 100 тыс. чел.), пашаи (около 100 тыс. чел.), киргизы, казахи, каракалпаки, небольшие группы арабов и др. Государственная религия — ислам. В VII–VIII вв. большая часть современного Афганистана была завоевана арабами, в XVI веке Великими Моголами и Сефевидами, затем, в 30-х годах XVIII в. завоевана Надиром. В 1747 г. на развалинах державы Надир-шаха возникло независимое государство — Дурранийская держава. В 1818 году оно распалось на княжества: Гератское, Кандагарское, Кабульское, Пешаварское. К концу ХIХ — началу XX в. (после двух англо-афганских войн) в Афганистане сложилось относительно централизованное государство. Во время Первой мировой войны 1914–1918 гг. Афганистан сохранял нейтралитет. 28 февраля 1919 года эмир Афганистана Аманулла-хан провозгласил независимость страны, что спровоцировало 3-ю войну с Англией.[42]

28 февраля 1921 года был заключен первый советско-афганский договор о дружбе и сотрудничестве. В соответствии с этим договором Советское правительство предоставило Афганистану свободный и беспошлинный транзит афганских грузов через свою территорию, оказало финансовую помощь в размере 1 млн рублей золотом (безвозмездно), передало 12 (по другим данным, 10) самолетов и 5 тыс. винтовок с необходимым боезапасом.[43] Дало согласие оказать помощь в создании в Кабуле авиационной школы, построить завод по изготовлению бездымного пороха, направить в Афганистан технических и других специалистов, усовершенствовать систему связи в стране, в том числе телеграфной линии: Кушка — Герат — Кандагар — Кабул. Еще ранее в Кабул была доставлена радиостанция, переданная в дар правительством РСФСР. Ее привез и в кратчайший срок установил специальный советский технический отряд.[44] Для ее последующего обслуживания по договоренности с руководством молодой Советской республикой в Ташкент на специальные курсы связи (с последующим прохождением практики в Ашхабаде и Самарканде) были направлены восемь афганских военнослужащих.[45]

Кроме того, в РСФСР были подготовлены летчики и аэродромно-технический персонал из числа афганцев. Уже в 1926 году в составе ВВС Афганистана насчитывалось 400 офицеров и младших авиационных специалистов, часть из которых прошли обучение в Советской России. Эти действия регламентировались положениями Договора о нейтралитете и взаимном ненападении, заключенного между странами 31 августа 1926 года.

В конце 1928 года в Афганистане произошел государственный переворот. Дружественное Советской республике правительство Амануллы-хана было свергнуто английским ставленником Бачаи Сакао (дословно переводится как «сын водоноса»). Таким образом, британцы попытались очистить кабульский трон от не устраивавшего Лондон монарха, заигрывавшего с большевиками. Первостепенная роль в этой операции, по некоторым сведениям, принадлежала известному английскому разведчику полковнику Вильяму Лоренсу.

В марте 1929 года посол Афганистана в Советской России генерал Гулам Наби-хан Чархи и министр иностранных дел Гулам Сидик-хаи во время конфиденциальной беседы с Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) Иосифом Сталиным обратились к Советскому правительству с просьбой оказать законному правительству Амануллы-хана военную помощь. Возможность таких шагов предполагалась советско-афганским договором 1921 года о дружбе. В результате в Ташкенте в срочном порядке был сформирован особый отряд под командованием героя Гражданской войны, атамана Червонного казачества Украины Виталия Марковича Примакова[46]. В целях конспирации он носил имя «турецкого офицера Рагиб-бея» (для секретных донесений в Москву использовался псевдоним Витмар — по первым буквам имени и отчества). Его начальником штаба был кадровый афганский офицер Гулам Хайдар (вместе с ним в отряде находились еще несколько офицеров афганской армии). В отряд входили подразделения 81-го кавалерийского и 1-го горнострелкового полков и 7-го конного горного артиллерийского дивизиона: всего около двух тысяч сабель, 4 горных орудия, 12 станковых, 12 ручных пулеметов и мощная радиостанция. По официальным документам того времени, эта боевая операция проводилась с целью «ликвидации бандитизма в Южном Туркестане».[47]

15 апреля 1929 года отряд, переодетый в афганскую форму, переправился через Амударью в районе таджикского города Термез и атаковал афганский погранпост Пата Кисар. За два дня части Примакова овладели городами Келиф, Ханабад и 17 апреля подошли к одному из главных политических и экономических центров афганского Туркестана, городу Мазари-Шариф. 22 апреля в результате многочасового и кровопролитного боя город был взят.

12 мая красноармейцы овладели городом Балх, а на следующий день Ташкурганом.

18 мая Примаков был вызван в Москву, и командование отрядом принял Али Авзаль-хан — комбриг Александр Иванович Черепанов. Следуя инструкциям, он продолжил движение в глубь Афганистана.[48]

Завершение военной кампании было столь же быстрым, как и ее начало. В последних числах мая стало известно, что Аманулла-хан решил прекратить вооруженную борьбу и вместе с родственниками, захватив значительную сумму государственных денег, бежал в Индию, а оттуда выехал на Запад. В этой ситуации продолжение кампании становилось не только бессмысленным, но и вредным. Она уже могла расцениваться как агрессия против суверенной страны. Сталин приказал отозвать отряд. Вместе с советскими войсками в таджикский Термез возвратились и чиновники Гулама Наби-хана. Однако в штабе Среднеазиатского военного округа продолжалась разработка операции по борьбе с Бачаи Сакао. Один из ее вариантов предусматривал возвращение Амануллы при сохранении независимости Афганистана, другой — создание на севере страны марионеточной республики с дальнейшим ее присоединением к Советскому Союзу.[49]

Однако оба плана так и не были реализованы. В октябре 1929 года бывший афганский посол в Париже и родственник бежавшего из Афганистана Амануллы-хана генерал Мухаммад Надир-хан при поддержке британских властей Индии, «разочаровавшихся» в Хабиббуле, развернул мощное наступление на Кабул и сверг Бачаи Сакао. Захваченный в плен, он вскоре был казнен. Приход к власти про-про-английскинастроенного Надир-хана существенно изменил положение вещей в Афганистане с точки зрения взаимоотношений с СССР.

В конце июня 1930 года части Красной Армии вновь наведались в Афганистан. Однако на этот раз визит имел принципиально иной характер: части сводной кавалерийской бригады под командованием Якова Аркадьевича Мелькумова по приказу командования САВО уничтожали базы басмачей на афганской территории. При этом, как отмечалось в отчете об этой операции: «Командиры частей строго следили, чтобы в ходе операции бойцы случайно не «задели» хозяйства и имущества коренных жителей, не затрагивали их национальные и религиозные чувства»[50]. Более того, даже оплата полученных припасов проводилась в удобной для населения валюте.

Дальнейшее военное сотрудничество между странами было продолжено после Великой Отечественной войны.

Капитуляция Германии в 1945 году и ослабление влияния Великобритании в среднеазиатском регионе определили послевоенные ориентиры многих стран, в том числе Афганистана. Позитивный нейтралитет и сотрудничество с неприсоединившимися странами составили основу международного курса Афганистана, выступившего за мирное сосуществование государств, против колониализма и за разоружение. Эта внешнеполитическая линия страны была созвучна интересам Советского Союза и других социалистических стран и способствовала сближению между ними. При технической и финансовой помощи СССР (в соответствии с советско-афганскими соглашениями об экономическом и техническом сотрудничестве) в 1950–1960-х годах в Афганистане были сооружены хлебокомбинат, домостроительный комбинат, асфальтобетонный и авторемонтный заводы в Кабуле; газопромыслы на севере, газопроводы до границы с СССР и до Мазари-Шарифа (1968 г.), ирригационный канал и ГЭС на реке Кабул в районе Джелалабада, плотина Сарде (близ Газни), механизированный порт Шерхан на реке Пяндж, ГЭС в Пули-Хумри, плагина и ГЭС в Наглу, автодороги Кабул — Шерхан (протяженность около 400 км, с тоннелем дл. 2,7 км сквозь горный хребет Гиндукуш на высоте 3,3 тыс. м) и Кушка — Герат — Кандагар (680 км).[51] В 1970 году вошла в строй ТЭЦ Мазари-Шариф на газе, а в 1975 году — азотно-туковый комбинат, производивший удобрения.

В свою очередь, Афганистан с 1968 года начал экспортировать в СССР газ. К 1970 году его поставки составляли до 2,3 млрд. куб. м.

Активное сотрудничество Афганистана с Советским Союзом в военной области началось в середине 1950-х годов.

В августе 1956 года состоялось подписание советско-афганского соглашения о поставках этой стране различных видов боевой техники и вооружения на льготных условиях на общую сумму 25 миллионов американских долларов. Отметим, что этому предшествовало обращение афганского руководства за военной помощью к США. Однако американцы обусловили ее совершенно не приемлемыми политическими требованиями, и сделка не состоялась.

Первые парши вооружения (высвободившиеся в результате реорганизаций армий стран — участниц Варшавского договора) поступили в страну в октябре 1956 года. Это были 11 реактивных истребителей МиГ-17 и 2 вертолета Ми-4, стрелковое оружие (пистолеты-пулеметы ППШ, карабины, ручные и станковые пулеметы). В 1957 году было поставлено еще 7 МиГ-17, 2 Ил-28, 6 МиГ-15, 25 танков Т-34. Затем с 1961-го по 1963 год дополнительно 60 МиГ-17, 50 танков Т-54, артиллерийские системы (артиллерийские орудия различных калибров, 82-мм и 120-мм минометы, реактивные установки БМ-13 «катюша» и др.). Во второй половине 1960-х годов Афганистан получил еще 12 МиГ-19, 40 МиГ-21 и в 1973–1974 гг. — около 200 танков Т-54.[52] Одновременно стала оказываться помощь в подготовке и переподготовке афганских армейских кадров. Она проводилась как внутри страны, так и в военных учебных заведениях Советского Союза и социалистических стран. Всего, по официальным данным, в 1956–1957 годах в СССР и других странах Варшавского договора прошли обучение около 3700 афганских военнослужащих.[53] В последующие годы их численность возросла: к 1973 году только в военных учебных заведениях СССР получили образование около 3000 афганцев. Кроме того, была достигнута договоренность об оказании советской материально-технической помощи в строительстве военных аэродромов в Кабуле, Баграме, Мазари-Шарифе и Шинданде.

В феврале — марте 1957 года в Кабул по линии 10-го Главного управления Генштаба ВС СССР была направлена группа советских военных специалистов в составе около 10 человек (включая переводчиков) для обучения афганских офицеров и унтер-офицеров правилам содержания и эксплуатации поставленной советской военной техники и вооружения. Важная деталь. По словам старшего переводчика группы М. Ф. Слинкина, еще в Москве командированных «строго-настрого предупредили уважительно относиться к обычаям и традициям страны, не вести с афганцами никаких разговоров о политике и не высказывать своего мнения относительно положения в Афганистане, чтобы не быть обвиненными во вмешательство во внутренние дела страны и, не дай бог, в ведении коммунистической пропаганды».[54] Это свидетельство отчасти опровергает распространенное мнение об исключительно идеологической направленности сотрудничества СССР с зарубежными странами.

Прибывшие советские специалисты были приняты афганскими офицерами довольно сдержанно. По мнению М. Ф. Слинкина, это было связано в значительной степени с влиянием турецких советников, работавших в то время в афганской армии, и прозападной ориентацией части старших офицеров и генералов.[55] Отстаивая свои позиции, они старались дискредитировать советскую технику, обращали внимание на устарелость поставленного в Афганистан оружия, выражали сомнения в его высоких боевых качествах. В то же время они с восхищением говорили об аналогичных западных, главным образом американских, образцах оружия.

Чтобы переломить ситуацию, М. Дауд по совету советской стороны принял решение провести показательные стрельбы и продемонстрировать, таким образом, боевые возможности советского оружия. При этом была поставлена жесткая задача: всю боевую работу должны проводить только афганские военнослужащие без какого-либо участия советских специалистов.

М. Ф. Слинкин, вспоминая дальнейшие события, пишет:

«Настал день стрельб. Прибыл король, сопровождаемый М. Даудом и другими высокопоставленными военными и гражданскими лицами.

Показ начался с демонстрации возможностей стрелкового оружия — карабинов, автоматов и пулеметов. Для большего эффекта использовались, в основном, трассирующие пули. Самым зрелищным моментом явилась стрельба из станкового пулемета зажигательными пулями по низкому забору из тряпок и ветоши, предварительно изрядно смоченному соляркой. Цель, расположенная на удалении примерно 700 м от огневых позиций, вспыхнула огромным пламенем буквально с первых очередей, что вызвало неподдельный восторг у собравшихся на полигоне людей. Затем наступил черед стрельбы из минометов и артиллерийских орудий по заранее пристрелянным целям. Король, чтобы развеять сомнения в мастерстве афганских военнослужащих, несколько раз называл новые цели на местности. И все они, к нашему немалому удивлению и удовлетворению, были поражены без излишнего расхода мин и снарядов. Завершающим аккордом этого, прямо скажем, шоу явились доселе не виданные в Афганистане залпы знаменитых «катюш». Гром их выстрелов, море огня и пыли разрывов на огромной площади на склонах гор, примыкающих к полигону, потрясли воображение всех присутствующих. Дело было сделано.

Король в присутствии афганской элиты высказал восхищение по поводу высоких боевых качеств советского оружия и выразил благодарность советским военным специалистам за оказанную помощь в организации и проведении стрельб»[56].

Кроме указанных курсов в Кабуле, в мае 1957 года в Герате, в гарнизоне 17-й пехотной дивизии (командир — генерал-лейтенант Хан Мухаммад[57]) начали функционировать первые в Афганистане курсы по изучению советской бронетанковой техники — танка Т-34 и бронетранспортеров БТР-40 и БТР-152. Через несколько месяцев первые выпускники гератских танковых курсов составили костяк командных кадров и боевые экипажи 4-й танковой бригады в Пули-Чархи. Успешная работа советских специалистов активизировала дальнейшее сотрудничество между странами в военной области. В Афганистан было направлено дополнительное количество специалистов. По данным Главного управления международного военного сотрудничества МО РФ, в 1961–1967 годах в стране побывали около 4500 советских военнослужащих».

Особое место в советско-афганских отношениях занимают 1970–1980-е годы, в течение которых в Афганистане произошло несколько государственных переворотов, началась гражданская война и на афганскую территорию был введен контингент советских войск.

Первым звеном в цепи этих событий стал бескровный государственный переворот, совершенный 17 июля 1973 года под руководством двоюродного брата короля, бывшего премьер-министра Мухаммеда Дауда. Отстранив от власти короля Захир-Шаха, находившегося в то время за границей на лечении, и упразднив монархию, он провозгласил себя президентом Республики Афганистан. Однако смена власти спровоцировала активизацию борьбы за выбор пути дальнейшего развития страны между различными политическими силами Афганистана. В результате это привело к падению авторитета центральной государственной власти, на фоне которого роль объединяющего начала стало играть исламское духовенство. В складывающейся в стране ситуации Советский Союз активизировал свою военную помощь правительству Дауда, рассматривая его как единственного гаранта стабильности в регионе. По западным источникам, она составляла примерно 100 млн долларов в год. Увеличилось и количество советских военных специалистов — с 1500 в 1973 году — до 5000 человек к апрелю 1978 года». Старшим группы советских военных специалистов в это время (с 29.11.1972 г. по 11.12.1975 г.) были: генерал-майор И. С. Бондарец (с 25.06.1975 г. он стал именоваться «Главный военный консультант — старший группы СВС»), а с 1975-го по 1978 год. — Главным военным консультантом и старшим группы военных специалистов — генерал-майор Л. Н. Горелов.

В конце июля 1975 году по личной просьбе Дауда в Афганистан сроком на 2 года была направлена группа советских военных консультантов в Сухопутные войска, Министерство обороны, Генштаб и во все центральные управления.

В состав группы входили 35 человек (без переводчиков и аппарата главного консультанта): 11 — для работы в Министерстве национальной обороны (МНО); 3 — в армейских корпусах (по одному в каждый ак); 21 — в «развернутых» (укомплектованных не менее чем на 50–60 %) пехотных дивизиях (пд), по 3 консультанта на каждую — по артиллерии, технике и по тылу. В числе направленных в Афганистан были офицеры Н. Полозов, В. Кузнецов, Л. Себякин, Н. Коробов, И. Карпенко, А. Хлебосолов, А. Душебаев, А. Митянин, Е. Мастеров и Г. Дементьев, копсультанты-операторы в армейские корпуса полковники Н. Жарков (1 ак, Кабул), А. Павлов (2 ак, Кандагар), А. Гаврилов (3 ак, Гардез) и др[58].

После прибытия и встречи с послом СССР в Афганистане А. Пузановым консультантам была поставлена первая боевая задача — подготовить и провести широкомасштабное оперативно-тактическое учение с боевой стрельбой всех родов войск и ударами авиации. На всю работу отводилось менее месяца. Этим учением афганское руководство рассчитывало «попугать» Пакистан, на границе с которым в это время сложилась напряженная обстановка. Советское же руководство благодаря учению получало реальную возможность показать на практике эффективность поставляемого в страну вооружения и тем самым глубже «внедриться» в Афганистан.

Участник событий, в то время консультант-советник командующего артиллерией Вооруженных сил ДРА полковник Лев Себякин так вспоминает об этих учениях:

«Всякий, кто знает, что такое учете, представляет, как это сложно даже с хорошо подготовленным личным составом. У афганцев же части не были готовы к боевым действиям. К тому же учение планировалось как показное для всех военных атташе, аккредитованных в Кабуле. По моей линии на учение привлекались артиллерия 7-й и 8-й пехотных дивизий 1-го ак, 88-я артбригада и противотанковый дивизион ПТУРС «Фаланга». Боевую стрельбу вели 8 артиллерийских батарей и батарея ПТУРС. Такой размах был очень рискованным. Афганские руководители были в шоке. Стало ясно, что они никогда этим не занимались и смутно представляли, что от них требуется. Руководителем учения назначили начальника штаба корпуса, его помощником по артиллерии — командира 88-й артбригады. В штаб руководства учением входили все консультанты МНО. Его работу возглавлял Николай Полозов. Мы выехали в местечко Шикар Кола под Кабулом. Это был не полигон, а обычная местность, окаймленная населенными пунктами. Спросил Мир Ахмад-Шаха: «Как будем здесь стрелять? Даже при высокой точности снаряды могут рикошетить в деревню». «Ничего, — ответил генерал, — мы людей предупредим об этом. А когда начнем стрелять, они сами разбегутся». Затем добавил: «А вообще при наступлении в первый день боя считаются нормальными потери до 15 %». Но этот норматив используется лишь для прогнозирования потерь в реальном бою, но не на учениях! Сказал: «Вы шутите, господин генерал. Мы никаких потерь не можем допустить!» Комбриг достал топокарты. И… о, ужас! «Двухверстки» английского производства. Стрелять с помощью таких карт нельзя. Л других не было. Но настоящее потрясение было впереди….»[59]

Как вскоре выяснилось, афганские артиллеристы были не готовы к предстоящим учениям. Они могли стрелять, в основном, прямой наводкой и только по неподвижным целям, наводя орудия через ствол. А на учениях нужно было стрелять через головы участников учения, что при слабой подготовке артиллеристов было опасно.

В сложившейся ситуации было решено привлечь к учениям дополнительное количество советских офицеров-специалистов и консультантов.

«Заработала группа геодезистов под руководством подполковника Колпакова, — вспоминает Лев Себякин. — Подполковник И. Карпенко с артвооруженцами проверял орудия, артприборы и снаряды. На огневых позициях батарей наши консультанты и специалисты организовали активное обучение расчетов и офицеров. Мне, кроме общего руководства, пришлось «с чистого листа» готовить командира 88-й абр, назначенного помощником руководителя учения по артиллерии, командиров дивизионов и батарей. Работа шла напряженно, денно и нощно. Никто не роптал на нагрузки. Афганцы проявляли к учебе большой интерес. Последнюю декаду августа шли тренировки, затем — «генеральная репетиция», на которой присутствовали начальник Генштаба Азиз и главный консультант Бондарец. Замечаний и недостатков было немало. Но для меня главным итогом стало окончательное решение допустить к боевой стрельбе 3 артдивизиона (8 батарей) и батарею ПТУРС. Такое количество огневых средств определялось возможностями наших офицеров обеспечить контроль над подготовкой к ведению огня».[60]

Наконец наступил долгожданный день учений.

Лев Себякин пишет: «3 сентября трибуны были до отказа заполнены высокопоставленными военными и государственными чиновниками, аккредитованными в Кабуле военными атташе и другими гостями. Последними прибыли президент М. Дауд и министр обороны Г. Х. Расули. В 7 часов 55 минут перед трибунами громыхнул взрыв, образовав облако разноцветного дыма, ударила барабанная дробь. Из громкоговорителей зазвучали команды руководителя учения и его помощника по артиллерии на открытие огня. Началась огневая подготовка атаки. Мы с Полозовым на пункте руководства стояли в окопе рядом с генералами, следили, как они разыгрывают сценарий. Над головами — шелест, первые разрывы накрывают оборону «противника». Разлетаются осколки каменистой породы и мишеней. Артиллерия переносит огонь в глубину. Наступает время стрельбы прямой наводкой и ударов авиации. Над трибунами на небольшой высоте с ревом проносится эскадрилья штурмовиков. Они освобождаются от смертоносного груза, разворачиваются и, накрыв траншею мощной грядой огня и дыма, под рукоплескания гостей исчезают из поля зрения. Затем удары наносят боевые вертолеты и ПТУРС «Фаланга». Стреляли все — пехота и танкисты — из всех видов оружия. Точность их огня никого не интересовала. Афганскому руководству хотелось больше зрительных и шумовых эффектов. И они были. А вот с артиллерией было сложнее. Управление огнем из-за слабой выучки командиров и связистов было медленным и ненадежным, а окончание стрельбы — непредсказуемым. Оттого и темп стрельбы был низким, и задержки заставляли поволноваться. Из-за этого произошел случай, едва не ставший трагическим. При отражении контратаки танков «противника» у артиллерии была задача воспретить ее заградительным огнем, у танковой роты — с места. Артогонь должен опережать действия танкистов. Но они вышли на рубеж, а артиллерия молчит. Руководители учения командуют: «Ур. — Ур-р. (Огонь!)», — а его нет… Когда танкисты, постреляв холостыми, начали движение, артиллерия открыла заградительный огонь. Снаряды рвутся в гуще танков! Зрители приняли разрывы за имитацию огня «противника», а руководители учения хватались за головы, неистово кричали: «Дри-и-иш. (Стой!)». Но огонь продолжался, пока дивизион не выпустил все снаряды, отложенные на эту задачу. Только чудо спасло от трагедии. И в целом учение закончилось практически без ЧП. Только одно глинобитное жилище в населенном пункте развалил случайно залетевший танковый снаряд. К счастью, обошлось без жертв»[61].

Благоприятные отношения, складывающиеся между Афганистаном и СССР, в том числе и в военной области, не могли не беспокоить западные страны, в первую очередь США и Великобританию, рассматривающие территорию страны как удобный плацдарм для возможных боевых действий против СССР. Дауду неоднократно давали понять, что если его просоветский курс будет изменен, то страна получит помощь от Запада и ближайших соседей. Иран, например, обещал вложить в афганскую экономику около двух миллиардов долларов[62]. Информация по этим предложениям, доходившая до Москвы, естественно, вызывала беспокойство советских руководителей. Якобы для урегулирования этих вопросов Дауд был приглашен в Москву. Афганский дипломат Самад Гауе в своей книге «Падение Афганистана», как человек, присутствовавший на последних переговорах афганского лидера с советским, пишет, что Брежнев тогда выразил беспокойство по поводу участия западных специалистов в ряде проектов в Афганистане и недовольство изменением курса внешней политики страны. Дауд якобы на это обиделся и покинул переговоры, даже не попрощавшись с Л. И. Брежневым.[63]

27 апреля 1978 года в стране при поддержке армии был совершен новый государственный переворот, получивший название Апрельской (Саурской) революции. Место убитого президента Мухаммеда Дауда занял лидер Народно-демократической партии Афганистан (НДПА) Hyp М. Тараки[64]. Первыми указами нового руководства страны была провозглашена Демократическая Республика Афганистан (ДРА), обнародована программа по преодолению отсталости и ликвидации феодальных пережитков, взят курс на сближение с социалистическими странами, в первую очередь с СССР. К этому времени в стране находились более 2 тыс. советских советников и специалистов (по западным источникам — 5000[65]), а число афганских офицеров, прошедших подготовку в военных училищах и академиях СССР, превысило 3 тыс. человек. Общая сумма кредитов (с 1954-го по 1978 г.) достигала 1,2 млрд долларов (по другим данным, 1,3 млрд дол). Для сравнения заметим, что американские субсидии к 1978 году не превышали 470 млн долларов.[66]

Следует сказать, что на Западе, а в последние годы и в России в некоторых трудах по истории Афганистана кочует версия о том, что государственный переворот 1978 года (так же как и 1973 г.) явился якобы делом «руки Москвы». Или группы «просоветски настроенных офицеров при руководящем участии спецгруппы КГБ».[67] Однако документов, подтверждающих эту версию, по сей день не обнаружено. Более того, косвенные данные и свидетельства участников и очевидцев событий, в том числе советских военных специалистов, находившихся в то время в Афганистане, позволяют рассматривать эту версию как возможную дезинформацию западных спецслужб.[68]

В декабре 1978 г. между СССР и Демократической Республикой Афганистан (ДРА) был заключен Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Статья 4 этого Договора гласила: «Высокие Договаривающиеся Стороны, действуя в традициях дружбы и добрососедства, а также Устава ООН, будут консультироваться и с согласия обеих сторон принимать соответствующие меры в целях обеспечения безопасности, независимости и территориальной целостности обеих сторон».[69]

Опираясь на эту статью Договора, афганское руководство в 1979 году обратилось к Советскому Союзу с просьбой оказать помощь в защите завоеваний Апрельской революции и ввести в Афганистан советские войска. Это было связано с резким ухудшением обстановки в стране, расширением борьбы вооруженных формирований оппозиции и активизацией деятельности западных разведок.

В качестве лидеров исламской оппозиции в Афганистане в это время выдвинулись пуштун Гульбеддин Хекматьяр и таджик Бурхануддин Раббани. Правительство Пакистана предоставило обоим убежище, а также занялось подготовкой и организацией их сторонников на базах пакистанской Межведомственной разведки (ИСИ) в районе Пешавара под руководством пакистанских инструкторов. Впоследствии в пограничных районах Пакистана (особенно в Северо-Западной Пограничной провинции) начали создаваться специальные базы подготовки боевиков и вербовочные центры. В финансировании афганских исламистов приняла участие и Саудовская Аравия, правительство которой начало предоставлять им помощь еще в 1975 году.[70] Следует сказать, что вооруженная группировка Хекматьяра, «Хезб-и-Ислами», была создала при прямой поддержке пакистанской ИСИ еще в начале 1970-х годов в качестве «передового отряда афганского джихада». Позже сам Президент Пакистана Зия-уль-Хак признавался, что «именно Пакистан сделал Гульбеддина Хекматьяра афганским вождем».[71] По некоторым сведениям, пакистанцам кандидатуру Хекматьяра предложила британская разведка, поскольку тот представлял собой наиболее непримиримый тип фундаменталиста[72]. Именно такие люди, по мнению английских спецлужб, могли дестабилизировать «кризисный полумесяц» Среднего Востока.[73] Все эти данные, к слову сказать, опровергают широко пропагандируемое утверждение, что главным виновником многолетней войны в Афганистане стал Советский Союз и что борьба афганской оппозиции возникла как реакция на ввод советских войск.

15 марта 1979 года в Герате не без участия заброшенных из Ирана моджахедов вспыхнул один из самых крупных антиправительственных мятежей, сопровождавшийся погромом государственных и партийных учреждений, убийством членов НДПА. Искрой, спровоцировавшей его, стал организованный «хизбаллахи» митинг протеста против обучения женщин грамоте (что противоречило идеям шиитского фундаментализма в духе Хомейни). К нему примкнула практически половина офицеров и солдат гарнизона 17-й пехотной афганской дивизии. Из 10 тысяч человек личного состава около S тысяч солдат (артиллерийский и один пехотный полк) поддержали восставших и снабдили их оружием со складов дивизии.

В ходе мятежа погибли несколько тысяч мирных жителей, а также трое советских советников — двое военных и один гражданский (всего в Герате находились 24 советских советника)[74]. Другие иностранные советники — из ГДР и ЧССР — не пострадали.[75] С большим трудом с применением авиации, танков и артиллерии восстание удалось подавить.

Однако мятеж, подстрекаемый инфильтраторами из Ирана, перекинулся на соседнюю с Гератской провинцию Бадгис. 23 марта 1979 года в результате ожесточенных боев с правительственными войсками мятежники захватили центр провинции, г. Кала-и-Нау, город Гормач, а 17–18 апреля — г. Кушки-Кохна. И лишь к концу месяца правительственным войскам удалось стабилизировать обстановку. В мае 1979 года вооруженные выступления вспыхнули в Гуре, Логаре, в июне — в Бадахшане, Лагмане, в июле же этого года — в Панджшире, Парване, Вардаке и Фарьябе, в сентябре 1979 года — в Газни и Заболе[76].

Все эти события не могли не вызывать беспокойства со стороны советского руководства. Тем не менее вопрос о прямой военной помощи в борьбе с оппозиционными формированиями оставался открытым. 20 марта 1979 года Председатель Совета Министров СССР А. Косыгин заявил прибывшему в Москву Н. Тараки следующее: «…Мы будем оказывать вам помощь всеми доступными средствами — поставлять вооружение, боеприпасы, направлять людей, которые будут вам полезны в организации руководства военными и хозяйственными делами страны… Ввод же наших войск на территорию Афганистана сразу же возбудит международную общественность, повлечет за собой резко отрицательные многоплановые последствия. Это, по существу, будет конфликт не только с капиталистическими странами, но и с собственным народом. Наши общие враги только и ждут того момента, чтобы на территории Афганистана появились советские войска. Это даст им предлог для ввода на афганскую территорию враждебных нам вооруженных формирований. Хочу еще раз подчеркнуть, что вопрос о вводе войск рассматривался нами со всех сторон, мы тщательно изучили все аспекты и пришли к выводу, что если ввести наши войска, то обстановка в вашей стране пе только не улучшится, а наоборот, осложнится. Нам придется бороться не просто с внешним агрессором, а еще с какой-то частью вашего народа. А народ таких вещей не прощает…»[77]

Однако обстановка в Афганистане все больше выходила из-под контроля правительства. В течение лета 1979 года оппозиционные выступления охватили большую часть сельских районов страны и вылились в гражданскую войну. Обострению ситуации способствовало активное вмешательство в дела Афганистана зарубежных государств и организаций, в первую очередь стран НАТО, мусульманских организаций и Китая.

К сентябрю 1979 года важную роль в Афганистане стал играть Хафизулла Амин. Он стал главой правительства и министром обороны, практически контролировал всю внутреннюю и внешнюю политику страны. Его стремительное возвышение не могло не беспокоить Тараки. Во время пребывания в Москве глава афганского государства даже заметил, что Амин проводит не ту политику, о которой они уславливались в начале революции. Советская сторона при посредничестве посла А. Пузанова и генерала армии И. Г. Павловского, возглавлявшего в августе 1979 года группу из 60 советских офицеров в разведывательной поездке в Афганистан, попыталась примирить их и не допустить раскола в партии, но безуспешно[78]. 14 сентября было сообщено, что Тараки «ушел в отставку», а Президентом Афганистана объявлен Амин. Затем 9 октября кабульское радии передало сообщение о том, что Тараки и его жена «умерли» якобы от болезни.

Борьба за власть между Амином и Тараки, завершившаяся уничтожением последнего, описана во многих исследованиях, посвященных Афганистану. В этих работах основная вина за все происходившее возлагалась лично на Хафизуллу Амина. В то же время, по убеждению генерал-майора В. П. Заплатина, находившегося с мая 1978-го по декабрь 1979 года в Афганистане в качестве советника начальника Главного политического управления Вооруженных сил ДРА, столкновение между лидерами, было спровоцировано «определенными силами», которые преследовали «какие-то свои цели»».

Так или иначе, но смена руководства лишь накалила и без того взрывоопасную ситуацию в стране. Авторитет новой власти был с первых дней подорван массовыми арестами, расстрелами неугодных, поспешными, не отвечающими национальным традициям реформами. Коснулись репрессии и афганских вооруженных сил. Численность многих соединений армии в 1979 году сократилась в три-четыре раза, а численность офицеров — примерно в 10 раз[79].

Однако самые серьезные ошибки были допущены в сфере религии. Было запрещено обучение исламу, осквернены многие минареты и мечети, по приказу X. Амина физически уничтожены большое количество мулл.

В сложившейся обстановке советское руководство вынуждено было в июле 1979 года направить в Афганистан батальон десантников под командованием подполковника В. И. Ломакина (1-й парашютно-десантный батальон 345-го гв. опдп, дислоцировался в Фергане). Задачей батальона, прибывшего на аэродром Баграм, являлась «обеспечение безопасности при возможной эвакуации советских граждан в случае дальнейшего обострения обстановки в стране»[80], а также охрана аэродрома, на который прибыла эскадрилья транспортных самолетов Ан-12 с советскими экипажами. Эта эскадрилья была предоставлена афганской стороне для «выполнения воздушных перевозок в интересах Афганистана». Спустя почти пять месяцев сюда же, на аэродром Баграм, стали прибывать и первые советские воинские формирования.

Важным мотивом, подтолкнувшим советское руководство к принятию силового решения в афганском кризисе, стали разведывательные данные, поступавшие в Москву как из Афганистана, так и из США. Как выяснилось позже, многие из них были инспирированы западными спецслужбами с целью дестабилизировать ситуацию в Афганистане и граничащих с ним советских республиках и усилить этот процесс, втянув СССР в кровопролитную войну.

Вызывала опасение Кремля и активизировавшаяся в Афганистане деятельность западных спецслужб. В частности, участившиеся, начиная с апреля 1979 года, встречи работников американского внешнеполитического ведомства с лидерами афганской вооруженной оппозиции. И, наконец, убедительным фактом усиления американского влияния в Афганистане стала «случайно» добытая резидентами ГРУ в Вашингтоне копия секретной директивы Белого дома о «помощи внутренним врагам промосковского режима в Кабуле». Автор этого документа, помощник Президента США Збигнев Бжезинский позже признавал, что в июле 1979 года ему «с большим трудом» удалось убедить Дж. Картера подписать эту дезинформирующую директиву с грифом «Совершенно секретно». Смысл этой акции, по словам Бжезинского, заключался в том, чтобы «как можно глубже вовлечь СССР в гибельную трясину афганской политики и тем самым победить Советы в холодной войне»».

Одновременно резиденты в Вашингтоне сообщали, что США в случае ввода советских войск в Афганистан займут нейтральную позицию. Более того, Америка будет считать такой шаг «внутренним делом Москвы»[81].

Все эти факторы сыграли определенную роль в принятии решения о вводе советских войск.

Немаловажными составляющими при принятии решения о вводе советских войск в Афганистан стали, по всей видимости, также уверенность в техническом превосходстве Советской Армии и обещанная поддержка со стороны кабульских властей. Да и простой афганский народ, как заверяли его руководители, должен был встретить советского солдата как своего избавителя. Что же касается противника — моджахедов, то они всерьез в качестве военной силы не воспринимались.

Одним из формальных оснований ввода войск в Афганистан был «Перечень просьб афганского руководства по поводу ввода в ДРА различных контингентов советских войск в 1979 г.», имеющий гриф «Особо важный документ» и подготовленный для Генерального секретаря ЦК КПСС. В этом документе в хронологическом порядке перечислялись просьбы афганского руководства о предоставлении советской военной помощи.

Тема участия Ограниченного контингента советских войск (ОКСВ[82]) в боевых действиях в Афганистане на стороне правительственных войск в 1979–1989 годах обширна и требует отдельного исследования. Мы же остановимся лишь на деятельности в военный период советских военных советников, специалистов и переводчиков. К сожалению, их работа на фоне боевых действий, которые вели афганские правительственные войска при участии советских частей и подразделений ОКСВ, МВД, КГБ и ГРУ, не получила должного внимания и оценки ни в отечественной, ни в зарубежной исторической литературе. Тем не менее их роль в рассматриваемых событиях была очень значительной. Они оказывали помощь афганским генералам и офицерам в поддержании соединений и частей в боевой готовности, планировании и руководстве военными действиями против оппозиционных формирований. Кроме того, им приходилось выполнять неожиданные задачи, как борьба за единство рядов НДПА, оказание помощи в становлении органов власти в уездах, волостях, мобилизационных мероприятиях и др.

Во второй половине 1980 года структура коллектива военных советников была переведена на военные рельсы. Был создан штаб Главного военного советника, укомплектованы в новом составе группы военных советников в корпусах, бригадах и полках, а также в авиации и войсках ПВО. К 1985 году количество советских военнослужащих в правительственных войсках составляло: 761 советник, 205 специалистов, 227 переводчиков». Всего же с 1980 по 1988 год в ДРА были командированы около 8000 военных советников, специалистов и переводчиков.[83]

Советскими главными военными советниками, главными военными консультантами и старшими групп военных специалистов в Вооруженных силах Афганистана в период 1972–1992 гг. работали: генерал-майор И. С. Бондарец (1971–1975 гг.), генерал-лейтенант Л.H. Горелов (1975–1979 гг.), генерал-полковник С. К. Магометов (1979–1980 гг.), генерал армии А. М. Майоров (1980–1981 гг.), генерал армии М. И. Сорокин (1981–1984 гг.), генерал армии Г. И. Салманов (1984–1986 гг.), генерал-полковник В. А. Востров (1986–1988 гг.), генерал-полковник М. М. Соцков (1988–1989 гг.), генерал-полковник Б. П. Шейн (1989–1990 гг.). Военным советником Верховного Главнокомандующего ВС РА с 1989-го по 1990 г. был генерал армии М. А. Гареев, а с 1990-го по 1992 г. — Главным военным специалистом при Верховном Главнокомандующем ВС РА — генерал армии Н. Ф. Грачев, генерал-лейтенант Б. С. Перфильев (1991–1992 гг.).[84]

Советниками — старшими коллективов в гарнизонах и частях ВВС и ПВО ДРА в период 1978–1979 гг. работали: генерал-майор авиации О. Г. Орлов, генерал-майор авиации А. Г. Аревшетян, полковник Н. Д. Орлов, полковник Н. Г. Бердичевский, полковник Е. И. Мишустин, майор В. А. Пехотин, подполковник В. Д. Стадниченко, полковник A. И. Постельников.

Это были консультанты и советники, «на глазах» и при участии которых происходили революционные события 1978 года. Но к концу 1979 года и в начале 1980 года все они выехали на родину. Им на замену прибыли и работали в Главном штабе ВВС и ПВО ДРА в период 1980–1981 гг. генерал-лейтенант А. М. Шапошников, генерал-майор B.C. Корсун, генерал-майор Н. В. Малахов, полковники В. Д. Улезыго, B. Д. Герасименко, В. И. Аблазов, К. К. Макаров, А. Ф. Яскевич, Н. Я. Сальников, Н. Д. Кухга, Н. А. Цветков, В. А. Казаков, П. М. Копачев, B.C. Румянцев, Н. А. Мамонов.

В советнический аппарат в разные годы входили: генерал-лейтенант В. П. Черемных (начальник штаба — первый заместитель Главного военного советника и советник начальника Генерального штаба афганских ВС), генерал-лейтенант П. И. Шкидченко (начальник группы управления боевыми действиями штаба Главного военного советника), генерал-лейтенант П. П. Сафронов (советник командующего ВВС и ПВО), генерал-майор В. П. Заплатан (советник начальника Политуправления афганской армии), генерал-майор В. Воливач (советник зоны «Северо-Восток»), генерал-майор С. Х Аракелян (советник начальника инженерных войск), генерал-майор Н. Е. Цыганник (советник МВД), генерал-майор П. Г. Костенко (советник начальника Генштаба), генерал-майор И. В. Фуженко (советник начальника Генштаба), генерал-майор В. П. Гришин (первый заместитель ГВС), полковник В. Я. Расин (советник командира 9-й горно-пехотной дивизии), полковник Кузьменко (советник 25-й пехотной дивизии), полковник А. Катинас (советник разведуправления), полковник Ж. П. Копейко (советник командира 18-й пехотной дивизии в Мазари-Шарифе), B. А. Гартман (советник командира 21-й мотопехотной бригады в Фарахе) и др.

Кроме того, в Главном штабе ВВС и ПВО ДРА в этот период работали генерал-майор A.A. Егоров, полковники Е. Н. Кузнецов, П. М. Копачев, Н. П. Козин, О. С. Саврасенко, Ю. В. Разуваев, В. П. Анохин, И. И. Нестеренко, А. И. Уваров и др.

Многие из них в период боевых действий находились на передовых позициях афганской армии и отдали жизни, выполняя свой служебный долг. Так, только в 1981 г. из числа советников погибли 22 и были ранены 53 офицера». Всего же в Афганистане погибли 180 военных советников, специалистов и переводчиков, 664 были ранены. Среди «погибших при исполнении» были генералы П. И. Шкидченко, H.A. Власов, полковники А. И. Мельниченко, А. В. Еременко, В. Я. Расин, подполковники Н. В. Бобрик, В. Ф. Крючков, А. М. Сериков, майор Н. Я. Бизюков, лейтенанты А. Алексин, Г. А. Кашлаков, А. А. Бесолов, А. П. Лепехин, Г. И. Иванов, B.C. Лосев, С. В. Дорошенко, A.C. Стебунов, Г. В. Кирюшкин, Д. Л. Ващенко, Р. А. Тимуршин, А. Д. Кудрин, Б. С. Сенив, К. Н. Колщиков, А. П. Матасов, рядовыеи C. Н. Кравцов, В. В. Смертенюк и другие.[85]

В феврале 1989 года части ОКСВ покинули территорию Афганистана.[86]

После этого афганской оппозиции противостояли только правительственные вооруженные силы.[87]

В 1990 году кабульскому правительству была предоставлена дополнительная экономическая помощь в сумме 3 млрд долларов и, по утверждению американских специалистов — большая часть вооружения частей, выведенных из Восточной Европы.

Похожие главы из других книг Столкновения с Афганистаном в 1885 г.

Столкновения с Афганистаном в 1885 г. Занятие Мерва. Мерв, прося о подданстве, послал с Алехановым посольство из четырех ханов с 16 старшинами, которые и присягнули в Ашхабаде 6 февраля 1884 г. После этого в Мерв был послан 25 февраля 1884 г. начальник Закаспийской области

Советско-германское сотрудничество, 1939-1941 Военное сотрудничество

Советско-германское сотрудничество, 1939-1941 Военное сотрудничество Оно началось с 17 сентября 1939 года, когда вермахт и Красная Армия одновременно вели операции против польской армии на территории Польши. Военное сотрудничество определялось секретными соглашениями о

Военное сотрудничество СССР с Сирией

Военное сотрудничество СССР с Сирией Сирийская Арабская Республика — государство на Ближнем Востоке, граничащее с Ливаном и Израилем на юго-западе, с Иорданией на юге, с Ираком на востоке и с Турцией на севере. Омывается Средиземным морем на западе. Цивилизация на

Советское военное сотрудничество с Индией и Бангладеш

Советское военное сотрудничество с Индией и Бангладеш Краткая историко-географическая справкаИндия — государство в Южной Азии, на полуострове Индостан. Граничит на северо-западе с Пакистаном, на северо — с Афганистаном, Китаем, Непалом, Бутаном. На востоке — с

Советское военное сотрудничество с Камбоджей (Кампучией)

Советское военное сотрудничество с Камбоджей (Кампучией) Краткая историческая справкаКамбоджа — государство в Юго-Восточной Азии, на полуострове Индокитай. На западе и северо-западе граничит с Таиландом, на севере — с Лаосом, на востоке и юго-востоке — с Вьетнамом. На

Военное сотрудничество с Индонезией

Военное сотрудничество с Индонезией Краткая историческая справкаРеспублика Индонезия — государство в Юго-Восточной Азии. Расположено на трех тысячах островов Малайского (Индонезийского) архипелага и западной части о. Новая Гвинея (Ириан-Джая). С XVI в. находилось под

Сотрудничество с большевиками

Сотрудничество с большевиками Случаев активного вооруженного участия украинских частей на стороне большевиков, в их борьбе с Временным Правительством, можно привести множество. Не только в Киеве и в других городах Украины, но даже в Великороссии. Так, например, полк. С.

Сотрудничество

Сотрудничество Об умении Бисмарка разбираться в людях говорит тот факт, что он сумел разглядеть положительные качества в вечно выглядевшем несколько неуклюже Герсоне Блейхредере, который нанес ему свой первый визит. Немолодой, наполовину ослепший Блейхредер сближался

Глава III. АССИРИЙСКОЕ ВОЕННОЕ ДЕЛО И МЕСОПОТАМСКОЕ ВОЕННОЕ НАСЛЕДИЕ III–II ТЫС. ДО Н.Э. 4. Военное сотрудничество Германии и Финляндии до Барбароссы

4. Военное сотрудничество Германии и Финляндии до

Сотрудничество

Сотрудничество Сотрудничество между ОУН-УПА и Третьим Рейхом — доказанный факт. Подтверждением этому служат как немецкие/советские документы, так и оуновские. Достаточно просмотреть отчёт штурмбанфюрера СС доктора Витиска зид от 05.02.1944 г., отправленный командованию в

Военное искусство и военное дело

Военное искусство и военное дело Сам Скобелев принадлежал к новому поколению, но как военный практик он хорошо знал старую армию и поэтому имел право судить о ней.«Старые порядки в армии были ужасны, ибо сверху донизу царствовал произвол вместо закона, слишком тяжело

Военное сотрудничество с РФ

Военное сотрудничество с РФ «Танки врага через Беларусь свободно не пройдут». А. Г. Лукашенко1991 год. После разрыва Руси на части Беларуси досталась в наследство ударная группировка войск Белорусского военного округа (БВО), насчитывающая 1410 воинских частей численностью 250

Сюй Лань. Англо-американское военное сотрудничество на Дальнем Востоке перед войной на Тихом океане

Сюй Лань. Англо-американское военное сотрудничество на Дальнем Востоке перед войной на Тихом океане В апреле 1941 г. в Сингапуре состоялось важное штабное совещание представителей британского (включая членов Содружества), американского и нидерландского командований,

2. Политико-идеологическая экспансия, военное сотрудничество и организация шпионажа Глава третья Армии, военное сотрудничество и иностранные базы в центральной азии

Глава третья Армии, военное сотрудничество и иностранные базы в центральной азии Политическая «необходимость» во многом создается нами самими. Фридрих Август фон Хайек Распад СССР означал для государств Центральной Азии необходимость создания национальных

Источник:

history.wikireading.ru

Окороков А. Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века в городе Екатеринбург

В нашем каталоге вы имеете возможность найти Окороков А. Тайные войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах XX века по доступной стоимости, сравнить цены, а также изучить другие предложения в группе товаров Книги. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт РФ, например: Екатеринбург, Курск, Иваново.