Каталог книг

Цветаева М.И. Собрание стихотворений и поэм в одном томе

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Марина Цветаева - поэт трагической судьбы с предельной искренностью и выразительностью передала настроения ХХ века. Ее творчество стало крупнейшим и самобытнейшим явлением русской литературы этого века. В книге наиболее полно представлены стихотворения и поэмы Марины Цветаевой.

Характеристики

  • Код номенклатуры
    ITD000000000830591

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Цветаева М. Собрание стихотворений и поэм в одном томе Цветаева М. Собрание стихотворений и поэм в одном томе 517 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Тушнова В. Полное собрание стихотворений и поэм в одном томе Тушнова В. Полное собрание стихотворений и поэм в одном томе 556 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Маяковский В. Маяковский Полное собрание стихотворений поэм и пьес в одном томе Маяковский В. Маяковский Полное собрание стихотворений поэм и пьес в одном томе 710 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Маяковский В. Большое собрание стихотворений и поэм в одном томе Маяковский В. Большое собрание стихотворений и поэм в одном томе 636 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Марина Цветаева Собрание стихотворений и поэм в одном томе Марина Цветаева Собрание стихотворений и поэм в одном томе 619 р. book24.ru В магазин >>
Байрон Дж. Джордж Гордон Байрон. Полное собрание стихотворений и поэм в одном томе Байрон Дж. Джордж Гордон Байрон. Полное собрание стихотворений и поэм в одном томе 732 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ахматова А. Собрание стихотворений и поэм в одном томе Ахматова А. Собрание стихотворений и поэм в одном томе 517 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Марина Цветаева Полное собрание стихотворений скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Полное собрание стихотворений

Марина Цветаева однажды сравнила себя с деревом, в которое попадают все молнии. Многолетняя разлука с Россией, бедность и тяжкий «стопудовый быт». Одиночество – что в эмиграции, что «дома», куда по трагическому стечению обстоятельств ей выпало вернуться в эпоху «большого террора» и пережить арест мужа и дочери, которых она больше никогда не увидела. Но несмотря на все пережитое, стихи Цветаевой, по словам одного критика, «излучают любовь и любовью пронизаны… рвутся к миру и как бы пытаются заключить весь мир в объятья «.

Так осуществилась ее мечта – стать деревом, шумящим вам навстречу.

Приветствуем тебя, неведомый ценитель литературы. Если ты читаешь этот текст, то книга "Полное собрание стихотворений" Цветаева Марина Ивановна небезосновательно привлекла твое внимание. Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. В рассказе присутствует тонка психология, отличная идея и весьма нестандартная, невероятная ситуация. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Благодаря живому и динамичному языку повествования все зрительные образы у читателя наполняются всей гаммой красок и звуков. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. Основное внимание уделено сложности во взаимоотношениях, но легкая ирония, сглаживает острые углы и снимает напряженность с читателя. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. Периодически возвращаясь к композиции каждый раз находишь для себя какой-то насущный, волнующий вопрос и незамедлительно получаешь на него ответ. Небезынтересно наблюдать как герои, обладающие не высокой моралью, пройдя через сложные испытания, преобразились духовно и кардинально сменили свои взгляды на жизнь. "Полное собрание стихотворений" Цветаева Марина Ивановна читать бесплатно онлайн можно с восхищением, можно с негодованием, но невозможно с равнодушием.

Добавить отзыв о книге "Полное собрание стихотворений"

Источник:

readli.net

Сборник стихов Марины Цветаевой

Сборник стихов Марины Цветаевой

Русская поэтесса. Родилась 26 сентября (8 октября) 1892, в московской семье.

Начало литературной деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов; она знакомится с В. Я. Брюсовым, оказавшим значительное влияние на её раннюю поэзию, с поэтом Эллисом (Л. Л. Кобылинским), участвует в деятельности кружков и студий при издательстве "Мусагет". Не менее существенное воздействие оказали поэтический и художественный мир дома М. А. Волошина в Крыму (Цветаева гостила в Коктебеле в 1911, 1913, 1915, 1917). В двух первых книгах стихов "Вечерний альбом" (1910), "Волшебный фонарь" (1912) и поэме "Чародей" (1914) тщательным описанием домашнего быта (детской, "залы", зеркал и портретов), прогулок на бульваре, чтения, занятий музыкой, отношений с матерью и сестрой имитируется дневник гимназистки (исповедальность, дневниковая направленность акцентируется посвящением "Вечернего альбома" памяти Марии Башкирцевой), которая в этой атмосфере "детской" сентиментальной сказки взрослеет и приобщается к поэтическому. В поэме "На красном коне" (1921) история становления поэта обретает формы романтической сказочной баллады.

В следующих книгах "Версты" (1921-22) и "Ремесло" (1923), обнаруживающих творческую зрелость Цветаевой, сохраняется ориентация на дневник и сказку, но уже преображающуюся в часть индивидуального поэтического мифа. В центре циклов стихов, обращенных к поэтам-современникам А. А. Блоку, С. Парнок, А. А. Ахматовой, посвященных историческим лицам или литературным героям - Марине Мнишек, Дон Жуану и др., - романтическая личность, которая не может быть понята современниками и потомками, но и не ищет примитивного понимания, обывательского сочувствия. Цветаева, до определенной степени идентифицируя себя со своими героями, наделяет их возможностью жизни за пределами реальных пространств и времен, трагизм их земного существования компенсируется принадлежностью к высшему миру души, любви, поэзии.

Характерные для лирики Цветаевой романтические мотивы отверженности, бездомности, сочувствия гонимым подкрепляются реальными обстоятельствами жизни поэтессы. В 1918-22 вместе с малолетними детьми она находится в революционной Москве, в то время как ее муж С. Я. Эфрон сражается в белой армии (стихи 1917-21, полные сочувствия белому движению, составили цикл "Лебединый стан"). С 1922 начинается эмигрантское существование Цветаевой (кратковременное пребывание в Берлине, три года в Праге, с 1925 - Париж), отмеченное постоянной нехваткой денег, бытовой неустроенностью, непростыми отношениями с русской эмиграцией, возрастающей враждебностью критики. Лучшим поэтическим произведениям эмигрантского периода (последний прижизненный сборник стихов "После России" 1922-1925, 1928; "Поэма горы", "Поэма конца", обе 1926; лирическая сатира "Крысолов", 1925-26; трагедии на античные сюжеты "Ариадна", 1927, опубликована под названием "Тезей", и "Федра", 1928; последний поэтический цикл "Стихи к Чехии", 1938-39, при жизни не публиковался и др.) присущи философская глубина, психологическая точность, экспрессивность стиля.

Свойственные поэзии Цветаевой исповедальность, эмоциональная напряженность, энергия чувства определили специфику языка, отмеченного сжатостью мысли, стремительностью развертывания лир лирического действия. Наиболее яркими чертами самобытной поэтики Цветаевой явились интонационное и ритмическое разнообразие (в т. ч. использование раешного стиха, ритмического рисунка частушки; фольклорные истоки наиболее ощутимы в поэмах-сказках "Царь-девица", 1922, "Молодец", 1924), стилистические и лексические контрасты (от просторечия и заземленных бытовых реалий до приподнятости высокого стиля и библейской образности), необычный синтаксис (уплотненная ткань стиха изобилует знаком "тире", часто заменяющим опускаемые слова), ломка традиционной метрики (смешение классических стоп внутри одной строки), эксперименты над звуком (в т. ч. постоянное обыгрывание паронимических созвучий, превращающее морфологический уровень языка в поэтически значимый) и др.

В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания (в новаторской поэтической технике Цветаевой усматривали самоцель), успехом пользовалась ее проза, охотно принимавшаяся издателями и занявшая основное место в ее творчестве 1930-х гг. ("Эмиграция делает меня прозаиком. "). "Мой Пушкин" (1937), "Мать и музыка" (1935), "Дом у Старого Пимена" (1934), "Повесть о Сонечке" (1938), воспоминания о М. А. Волошине ("Живое о живом", 1933), М. А. Кузмине ("Нездешний ветер", 1936), А. Белом ("Пленный дух", 1934) и др., соединяя черты художественной мемуаристики, лирической прозы и философской эссеистики, воссоздают духовную биографию Цветаевой. К прозе примыкают письма поэтессы к Б. Л. Пастернаку (1922-36) и Р. М. Рильке (1926) - своего рода эпистолярный роман.

В 1937 Сергей Эфрон, ради возвращения в СССР ставший агентом НКВД за границей, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве, бежит из Франции в Москву. Летом 1939 вслед за мужем и дочерью Ариадной (Алей) возвращается на родину и Цветаева с сыном Георгием (Муром). В том же году и дочь и муж были арестованы (С. Эфрон расстрелян в 1941, Ариадна после пятнадцати лет репрессий была в 1955 реабилитирована). Сама Цветаева не могла найти ни жилья ни работы; ее стихи не печатались. Оказавшись в начале войны в эвакуации в г. Елабуга, ныне Татарстан, безуспешно пыталась получить поддержку со стороны писателей.

31 августа 1941 покончила жизнь самоубийством.

Как звездочка упавшая скользя,

Берешь рукой - она слезинкой тает,

И возвратить воздушность ей нельзя.

Ее коснемся мы капризом рук,

Она, как пленник, заключенный в узы,

Вдруг побледнеет и погибнет вдруг.

Видать не грезу, а земную быль -

Где их наряд? От них на наших пальцах

Одна зарей раскрашенная пыль!

И не губи медузу на песках!

Нельзя мечту свою хватать руками,

Нельзя мечту свою держать в руках!

Сказать: "Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!"

Твоя любовь была такой ошибкой, -

Но без любви мы гибнем. Чародей!

И если возможно - подольше с нее не сводите очей,

Она перед вами - дитя с ожерельем на шее

И локонами до плечей.

И если возможно - подольше с нее не сводите очей,

Она перед вами - дитя с ожерельем на шее

И локонами до плечей.

Вы уже не догоните - как поезда ни быстры.

Во мне говорят не влюбленность поэта

И не гордость сестры.

Которого не было, нет и не будет вовеки ни в ком.

И помните лишь, что она не навек перед вами.

Что все мы умрем.

Мы услышали твой тихий зов,

С той поры нам чужды все живые

И отраден беглый бой часов.

Мы услышали твой тихий зов,

С той поры нам чужды все живые

И отраден беглый бой часов.

Упиваясь близостью конца.

Все, чем в лучший вечер мы богаты,

Нам тобою вложено в сердца.

(Без тебя лишь месяц в них глядел!)

Ты вела своих малюток мимо

Горькой жизни помыслов и дел.

Скучен смех и чужд домашний кров…

Наш корабль не в добрый миг отчален

И плывет по воле всех ветров!

Мы одни на палубе стоим.

Видно грусть оставила в наследство

Ты, о мама, девочкам своим!

Я! — Живейшая из жен:

Жизнь. Обеими руками

В твой невыспавшийся сон.

На! — Двуострота змеи!)

Всю меня в простоволосой

Радости моей прими!

— Льни! — на лыжах! — Льни! — льняной!

Я сегодня в новой шкуре:

Рай — когда в руках, у рта:

Жизнь: распахнутая радость

Поздороваться с утра!

Оттого что лес – моя колыбель, и могила – лес,

Оттого что я на земле стою – лишь одной ногой,

Оттого что я тебе спою – как никто другой.

У всех золотых знамен, у всех мечей,

Я ключи закину и псов прогоню с крыльца –

Оттого что в земной ночи я вернее пса.

Ты не будешь ничей жених, я – ничьей женой,

И в последнем споре возьму тебя – замолчи! –

У того, с которым Иаков стоял в ночи.

О проклятие! – у тебя остаешься – ты:

Два крыла твои, нацеленные в эфир,-

Оттого что мир – твоя колыбель, и могила – мир!

Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.

Было все в нашем сне на любовь не похоже:

Ни причин, ни улик.

Лишь тебе указала в тени обожаемый лик.

Было все в нашем сне на любовь не похоже:

Ни причин, ни улик.

Только мы - ты и я - принесли ему жалобный стих.

Обожания нить нас сильнее связала,

Чем влюбленность - других.

Кто молиться не мог, но любил. Осуждать не спеши

Ты мне памятен будешь, как самая нежная нота

В пробужденьи души.

(В нашем доме, весною. ) Забывшей меня не зови!

Все минуты свои я тобою наполнила, кроме

Самой грустной - любви.

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной -

Мне нравится, что вы больны не мной,

Мне нравится, что я больна не вами,

Что никогда тяжелый шар земной

Не уплывет под нашими ногами.

Мне нравится, что можно быть смешной -

Распущенной - и не играть словами,

И не краснеть удушливой волной,

Слегка соприкоснувшись рукавами.

Спокойно обнимаете другую,

Не прочите мне в адовом огне

Гореть за то, что я не вас целую.

Что имя нежное мое, мой нежный, не

Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе.

Что никогда в церковной тишине

Не пропоют над нами: аллилуйя!

За то, что вы меня - не зная сами! -

Так любите: за мой ночной покой,

За редкость встреч закатными часами,

За наши не-гулянья под луной,

За солнце, не у нас над головами,-

За то, что вы больны - увы! - не мной,

За то, что я больна - увы! - не вами!

Осмелеваюсь - и вот

Обронил с высоты -

Что за морем ты,

Не за облаком ты!

А Вы когда-нибудь забываете, когда любите, что любите? Я — никогда. Это как зубная боль, только наоборот — наоборотная зубная боль. Только там ноет, а здесь и слова нет.

Какие они дикие дураки. Те, кто не любят, сами не любят, будто дело в том, чтоб тебя любили. Я не говорю, конечно, но устаёшь как в стену. Но Вы знаете, нет такой стены, которой бы я не пробила». (Марина Цветаева)

Нету соблазна для

Женщины. — Ars Amandi*

Женщине — вся земля.

Нету соблазна для

Женщины. — Ars Amandi*

Женщине — вся земля.

Зелье — вернее всех.

Женщина с колыбели

Чей-нибудь смертный грех.

Губы — близки во мгле.

— Бог, не суди! — Ты не был

Женщиной на земле!

У нищего прошу на хлеб,

Богатому даю на бедность,

Грабителю вручаю — ключ,

Белилами румяню бледность.

Богатый денег не берет,

Луч не вдевается в иголку,

А дура плачет в три ручья —

Над днем без славы и без толку.

Я о земном заплачу и в раю,

Я старых слов при нашей новой встрече

Я о земном заплачу и в раю,

Я старых слов при нашей новой встрече

Где арфы, лилии и детский хор,

Где всё покой, я буду беспокойно

Ловить твой взор.

Одна в кругу невинно-строгих дев,

Я буду петь, земная и чужая,

Настанет миг,- я слез не утаю.

Ни здесь, ни там,- нигде не надо встречи,

И не для встреч проснемся мы в раю!

И быть как сталь,

В мире, где мы так мало можем.

Шоколадом лечить печаль

И смеяться в лицо прохожим!

Быть как стебель

И быть как сталь,

В мире, где мы так мало можем.

Шоколадом лечить печаль

И смеяться в лицо прохожим!

Волна — воланом газовым.

А главное — насказано!

Волна — воланом газовым.

А главное — насказано!

Потачкой и грешком:

И бальным порошком.

В перстнях, юнцы маститые.

А главное — насчитано!

И крупными, и мелкими,

И рыльцем, и пушком.

И бальным порошком.

Наш дом? — Не я хозяйкою!)

Один — над книжкой чековой,

Другой — над ручкой лайковой,

А тот — над ножкой лыковой

И бальным порошком.

В окне — звезда мальтийская!

А главное — натискано!

Снедь — не взыщи: с душком!)

И бальным порошком.

Зато не сталь, а платина!

Тряся, тельцы — телятину

Жуют. Над шейкой сахарной

Черт — газовым рожком.

И неким порошком —

Был — и заступник людям.

— Нам с вами нужно говорить.

Мы мужественны будем?

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

Настанет день, когда и я исчезну

С поверхности земли.

Сияло и рвалось, -

И зелень глаз моих, и нежный голос,

С забывчивостью дня.

И будет все - как будто бы под небом

И так недолго злой,

Любившей час, когда дрова в камине

И колокол в селе.

Меня, такой живой и настоящей,

На ласковой земле!

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

За всю мою безудержную нежность

И слишком гордый вид.

За правду, за игру.

Послушайте! - Еще меня любите

За то, что я умру.

Я обращаюсь с требованьем веры

И с просьбой о любви.

Где надменны все и злы.

Чтоб врагами были тигры

Где надменны все и злы.

Чтоб врагами были тигры

"Гибель здесь, а там тюрьма!"

Чтобы ночь со мной боролась,

Я смеюсь - в руках аркан.

Чтобы рвал меня на части

Чтоб войной кончался пир!

Чтобы в мире было двое:

Мне тебя уже не надо,

Милый – и не оттого что

С первой почтой – не писал.

Строки, писанные с грустью,

Будешь разбирать – смеясь.

Одному тебе! – впервые! –

Расколдуешь – не один.)

До щеки коснутся – мастер

Я сама читать вдвоем! –

- Над неясностью заглавных! –

Вы вздохнете, наклонясь.

Веки вдруг смежатся – труден

Почерк,- да к тому – стихи!

Это пуще, чем досада:

Оттого что – оттого что –

Мне тебя уже не надо!

К не моим и сомнительным чарам, —

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром,

На случайную тень и на шорох.

И как сердце мне испепелил

Этот даром истраченный порох.

Уносящие сон на вокзале.

Впрочем, знаю я, что и тогда

Не узнали бы вы — если б знали —

В вечном дыме моей папиросы,—

Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой.

Всё лишь на миг, что людьми создаётся.

Блекнет восторг новизны,

Но неизменной, как грусть, остаётся

Связь через сны.

Сладость опущенных век…

Сны открывают грядущего судьбы,

Ясно, как чистый кристалл.

Нас неразрывной и вечной загадкой

Муку грядущего дня!»

Нет, я молю: «О пошли ему. Боже,

Как эти встречи грустны!

Тайна одна. Мы бессильны пред нею:

Связь через сны.

Дружить со мной нельзя, любить меня – не можно!

Прекрасные глаза, глядите осторожно!

Тебе ль остановить кружащееся сердце?

Пристало ли вздыхать над действом комедийным?

Вчерашний день прошел – и мы его схороним.

Теперь, сейчас, в начале дня!

О, дай мне умереть, покуда

Вся жизнь как книга для меня.

-«Терпи, еще не кончен срок».

Ты сам мне подал — слишком много!

Я жажду сразу — всех дорог!

Идти под песни на разбой,

За всех страдать под звук органа

И амазонкой мчаться в бой;

Вести детей вперед, сквозь тень.

Чтоб был легендой — день вчерашний,

Чтоб был безумьем — каждый день!

Моя душа мгновений след.

Ты дал мне детство — лучше сказки

И дай мне смерть — в семнадцать лет!

Никто ничего не отнял!

Мне сладостно, что мы врозь.

Целую Вас — через сотни

Мне сладостно, что мы врозь.

Целую Вас — через сотни

Мой голос впервые — тих.

Что Вам, молодой Державин,

Мой невоспитанный стих!

Лети, молодой орел!

Ты солнце стерпел, не щурясь, —

Юный ли взгляд мой тяжел?

Никто не глядел Вам вслед.

Целую Вас — через сотни

Глаза устремляя вниз.

Я их опускала - тоже!

И маков набрав букет,

Что звали меня Мариной

И сколько мне было лет.

Что я появлюсь, грозя.

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

И кудри мои вились.

Я тоже была прохожий!

И ягоду ему вслед, -

Крупнее и слаще нет.

Главу опустив на грудь,

Легко обо мне подумай,

Легко обо мне забудь.

Ты весь в золотой пыли.

- И пусть тебя не смущает

Мой голос из под земли.

Богиня верности, храни рабу.

Богиня Верности, покровом будь.

Косноязычием скрепи уста.

Богиня Верности, храни рабу!

Да будет уст ее закон - замок.

"Единой Верности была раба!"

Богиня Верности - распни рабу!

С нелюбимым, и большие звезды

Над горячей головой, и руки,

Простирающиеся к Тому —

Кто от века не был — и не будет,

Кто не может быть — и должен быть.

И слеза ребенка по герою,

И слеза героя по ребенку,

И большие каменные горы

На груди того, кто должен — вниз.

Знаю всю глухонемую тайну,

Что на темном, на косноязычном

Языке людском зовется — Жизнь.

А нынче - всё косится в сторону!

Вчера еще до птиц сидел,-

Всё жаворонки нынче - вороны!

Живой, а я остолбенелая.

О, вопль женщин всех времен:

"Мой милый, что тебе я сделала?!"

Вода,- в крови, в слезах умылася!

Не мать, а мачеха - Любовь:

Не ждите ни суда, ни милости.

Уводит их дорога белая.

И стон стоит вдоль всей земли:

"Мой милый, что тебе я сделала?"

Равнял с Китайскою державою!

Враз обе рученьки разжал,-

Жизнь выпала - копейкой ржавою!

Стою - немилая, несмелая.

Я и в аду тебе скажу:

"Мой милый, что тебе я сделала?"

"За что, за что терплю и бедствую?"

Другую целовать",- ответствуют.

Сам бросил - в степь заледенелую!

Вот что ты, милый, сделал мне!

Мой милый, что тебе - я сделала?

Вновь зрячая - уж не любовница!

Где отступается Любовь,

Там подступает Смерть-садовница.

В срок яблоко спадает спелое.

- За всё, за всё меня прости,

Мой милый,- что тебе я сделала!

Точно с праздника уведены.

-Наша улица! - Уже не наша.

-Сколько раз по ней. - Уже не мы.

-С Иеговой порвет Давит!

-Что мы делаем? - Расстаемся.

-Ничего мне не говорит

Рас-стаемся. - Одна из ста?

Просто слово в четыре слога,

За которыми пустота.

Верно? Чехия в нас чудит?

Тянуться за предел тоски.

Расставание - не по-русски!

Не по-женски! Не по-мужски!

Раззевавшиеся в обед?

Даже смысла такого нет.

Шум, - пилы, например, сквозь сон.

Расставание - просто школы

Хлебникова соловьиный стон

Точно высохший водоем -

Воздух! Руку о руку слышно.

Расставаться - ведь это гром

Океании крайний мыс!

Эти улицы слишком круты:

Расставаться - ведь это вниз,

Вздох. Ладонь, наконец, и гвоздь!

Расставаться - ведь это врозь,

Над временем и тяготеньем --

Пройти, чтоб не оставить следа,

Пройти, чтоб не оставить тени

Может быть -- отказом

Взять? Вычеркнуться из зеркал?

Так: Лермонтовым по Кавказу

Прокрасться, не встревожив скал.

Перстом Себастиана Баха

Органного не тронуть эха?

Распасться, не оставив праха

Может быть -- обманом

Взять? Выписаться из широт?

Так: Временем как океаном

Прокрасться, не встревожив вод.

Что ей хоромы и что ей хаты!

Что Чингисхан ей — и что — Орда!

Два на миру у меня врага,

Два близнеца, неразрывно-слитых:

Голод голодных — и сытость сытых!

Всё повторяю первый стих

И всё переправляю слово:

- "Я стол накрыл на шестерых. "

Ты одного забыл - седьмого.

На лицах - дождевые струи.

Как мог ты за таким столом

Седьмого позабыть - седьмую.

Бездействует графин хрустальный.

Печально- им, печален - сам,

Непозванная - всех печальней.

Ах! не едите и не пьёте.

Как мог ты позабыть число?

Как мог ты ошибиться в счёте?

Что шестеро (два брата, третий -

Ты сам - с женой, отец и мать)

Есть семеро - раз Я на свете!

Но шестерыми мир не вымер.

Чем пугалом среди живых -

Быть призраком хочу - с твоими,

О - ни души не задевая! -

За непоставленный прибор

Сожусь незванная, седьмая.

И всё, что жаждало пролиться -

Вся соль из глаз, вся кровь из ран -

Со скатерти - на половицы.

Стол расколдован, дом разбужен.

Как смерть - на свадебный обед,

Я - жизнь, пришедшая на ужин.

Не друг - и всё же повторяю:

- Ты, стол накрывший на шесть - душ,

Меня не посадивший - с краю.

Вступаешь в жизнь, иль путь твой позади, -

О, лишь люби, люби его нежнее!

Как мальчика, баюкай на груди,

Не забывай, что ласки сон нужнее,

И вдруг от сна объятьем не буди.

Тебя печаль его и нежный взор.

Будь вечно с ним: его сомненья мучат.

Коснись его движением сестер.

Но если сны безгрешностью наскучат,

Сумей зажечь чудовищный костёр.

В себе тоску о прошлом усыпи.

Будь той, кем быть я не посмела:

Его мечты боязнью не сгуби!

Будь той ему, кем быть я не сумела:

Люби без мер и до конца люби.

Славянской совести старинной,

С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,

Я утверждаю, что - невинна.

Причастницы перед причастьем.

И не моя вина, что я с рукой

По площадям стою - за счастьем.

Скажите - или я ослепла?

Где золото моё? Где серебро?

В моей ладони - горстка пепла!

Я выпросила у счастливых.

И это всё, что я возьму с собой

В край целований молчаливых.

Я все ж скажу, что я тебя люблю.

Так на ребенка своего не взглянет.

Что за тебя, который делом занят,

Не умереть хочу, а умирать.

Ты не поймешь, - малы мои слова! -

Как мало мне позорного столба!

И вдруг бы ты предстал перед глазами

С другим в руке - окаменев как столб,

Моя рука бы выпустила знамя.

И эту честь последнюю поправ,

Прениже ног твоих, прениже трав.

Пригвождена - березкой на лугу

То голуби воркуют утром рано.

И всe уже отдав, сей черный столб

Я не отдам - за красный нимб Руана!

Я пью. Ты жаждешь. Сговориться — тщетно.

Нас десять лет, нас сто тысячелетий

Разъединяют.— Бог мостов не строит.

Пройти, дыханьем не нарушив роста.

Я — есмь. Ты будешь. Через десять весен

Ты скажешь: — есмь!— а я скажу: — когда-то.

Из дома сонного иду - прочь

И люди думают: жена, дочь,-

А я запомнила одно: ночь.

И где-то музыка в окне - чуть.

Ах, нынче ветру до зари - дуть

Сквозь стенки тонкие груди - в грудь.

И звон на башне, и в руке - цвет,

И шаг вот этот - никому - вслед,

И тень вот эта, а меня - нет.

Ночного листика во рту - вкус.

Освободите от дневных уз,

Друзья, поймите, что я вам - снюсь.

ни к солнцу, ни к луне, ни к морю,

Как зелено в саду.

Давно желанного и жданного подарка

Живу, не видя дня, позабывая

Я - маленький плясун.

Я - тень от чьей-то тени. Я - лунатик

Двух темных лун.

Где опять не спят.

Может - пьют вино,

Может - так сидят.

Или просто - рук

Не разнимут двое.

В каждом доме, друг,

Есть окно такое.

От бессонных глаз!

Может - сотни свеч,

Может - три свечи.

За окно с огнем!

Всего тела боль!

Я любовь узнаю по боли

Всего тела вдоль.

Для любой грозы.

Я любовь узнаю по дали

Всех и вся вблизи.

До основ, где смоль.

Я любовь узнаю по жиле,

Всего тела вдоль

Я любовь узнаю по срыву

Самых верных струн

Ржавь, живая соль.

Я любовь узнаю по щели,

Всего тела вдоль!

Она не любила слово "поэтесса", всегда точно зная про себя только одно: она – поэт

Елабуге покончила жизнь самоубийством в доме, куда вместе с сыном была определена на постой русская поэтесса, прозаик, переводчик.

Перед портретом стул, на стуле горящая свеча и цветы, сбоку стол и стул для Марины

Сведения взяты из биографического словаря Русского зарубежья во Франции. Экземпляр хранится в Доме-музее Марины Цветаевой

Песня из к/ф "Жестокий романс" на стихи Марины Цветаевой – Под лаской плюшевого пледа

Выбор", "Стихи, баллады, песни", "Друзьям", "Возраст" и др. В 1990-е опубликовал сборники стихов "Бессонница" (1991), "Пересечение".

«талантам» готовился долго и тчательно, ведь на нас лежала большая ответственность не просто спеть, станцевать или пошутить, а показать.

Одна здесь жизнь лучшие произведения художественной прозы Марины Ивановны Цветаевой. Будучи до конца верной прошлому, она писала.

Источник:

userdocs.ru

Цветаева М.И. Собрание стихотворений и поэм в одном томе в городе Ижевск

В нашем интернет каталоге вы можете найти Цветаева М.И. Собрание стихотворений и поэм в одном томе по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт России, например: Ижевск, Рязань, Курск.