Каталог книг

Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник)

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В сборник вошли стихи, написанные автором за последний год, а также несколько прозаических миниатюр. О чем они? Валерий говорит о своем творчестве: «Не для себя пишу и, может, не для всех. Про всех пишу и даже про себя».

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник) Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник) 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Кузьмин Открываю эту книжку… (сборник) Валерий Кузьмин Открываю эту книжку… (сборник) 49.9 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Кузьмин Лёгкость этой стрекозы Валерий Кузьмин Лёгкость этой стрекозы 79.99 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Кузьмин В облаках ангел смотрит на всех… (сборник) Валерий Кузьмин В облаках ангел смотрит на всех… (сборник) 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Кузьмин Пошли… Сборник стихов, заметок, миниатюр Валерий Кузьмин Пошли… Сборник стихов, заметок, миниатюр 79.99 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Кузьмин Душа из тела вышла отдохнуть… (сборник) Валерий Кузьмин Душа из тела вышла отдохнуть… (сборник) 24.95 р. litres.ru В магазин >>
Валерий Четверкин Простое баловство. 2016 г. Валерий Четверкин Простое баловство. 2016 г. 120 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Валерий Кузьмин - Вечерние окна Питера… (сборник)

Валерий Кузьмин - Вечерние окна Питера… (сборник)

Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Описание книги "Вечерние окна Питера… (сборник)"

Описание и краткое содержание "Вечерние окна Питера… (сборник)" читать бесплатно онлайн.

Вечерние окна Питера… (сборник)

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru), 2014

В тексте сохранены особенности авторской стилистики и орфографии

Я немножко жаден до бумаги…

Я немножко жаден до бумаги,

Мне клочок милее всех подруг,

Он даёт мне мысли, вроде тяги,

Чтоб быстрее, чтоб не полукруг.

Ручки тоже прячу по карманам,

Если просят, жду когда отдаст,

Он привычно, расписавшись, тянет,

Мол, забыл, прости, я впопыхах.

Нет, ребята, хлеб мой не пожнёте,

Я без вас, с бумагой и пером,

Может устаёте на работе,

Мне всегда легко лишь за столом.

Огнедышащий, пещерный, трехглавый,

Проживающий в сказках порой,

Иногда померещится спьяну,

Видно, снова ушел я в запой.

Кибальчиши теперь не в почете…

Кибальчиши теперь не в почете,

Плохиши нынче правят толпой,

Манной сказкой мальчишечек поят,

И гоняют порой на убой.

Нынче сказок не пишут хороших,

Все как в сказке, в кривых зеркалах,

В телевизоре видите рожи,

От которых скрипит на зубах.

Что пишешь ты, поэт полночный…

Что пишешь ты, поэт полночный,

Наверно, сказку о любви,

Но это будет все не точно,

Ты телевизор посмотри.

Зачем марать опять бумагу?

Все уж написано давно…

И очень жалко бедолагу,

А он все пишет, вот кино…

Кино из памяти умчало,

Случайно я взяла тот лист,

И по щеке слеза сбежала,

Поэт, какой же ты артист…

Прикоснулся ладонью шершавой…

Прикоснулся ладонью шершавой,

Чуть прижался и молча обнял,

Боже, как мне тебя не хватало,

Ну, а столб все светил и молчал…

Поздравление с Новым годом

Может быть поржем в году грядущем,

Что посеем, может и пожнем,

Может сверху нам захлопнут двери,

Иль польют нас денежным дождем.

Что подкинут в речи Новогодней?

Поздравляя, вскользь нам намекнут:

«Дорогие наши россияне,

Перемены добрые грядут,

Будет нефть дороже баксов нА сто,

Газ хохлам поднимем раза в три,

И не беспокойтесь вы напрасно,

Слезы умиления утри.

В новом все починятся дороги,

Взятки как заразу истребим,

Жизни уровень поднимем, но не многим,

Тем, кому мы сами захотим.

Сердюкову памятник поставим,

В назидание мелким подлецам,

Чтоб не воровали понемногу,

Чтоб осталось даже правнукам.

К каждому столбу привяжем факел,

Чтоб светил, когда отключат свет,

Сочи переделаем под дачи,

После славных, радостных побед.

Будет вам и радость и веселье,

Одевай улыбку поскорей,

Будет Новогоднее похмелье,

Потерпите еще пару сотен лет.

Дорогие наши россияне,

Год Кобылы – это славный год,

Ведь кобыла – наше достояние,

До сих пор всех тянет и везет».

Дорогие, вам не быть дороже,

В той стране, где жизнь вся на пятак,

Где в глаза плюют и даже в рожу,

Да и поздравляют просто так.

Как подобрать ключи, чтоб враз открылась,

Как написать, чтоб в них и растворилась,

Как передать тепло на расстоянии,

Как ощутить вдали твое дыхание,

Как предложить, чтоб без отказа,

Как все сложить к ногам не для показа,

Как жить тобой, себя не замечая,

Как тенью приходить на чашку чая,

Как сочетаться с той своей мечтою,

Как это сложно и легко с тобою…

Подвели итоги – отзмеились,

Нынче кучно будем гарцевать,

Может к лучшему все пристрастились,

Не шипеть и кожу не бросать.

Год скакать придется по оврагам,

Где от змей остались лишь следы,

И овсянку сваренную с таком

Так и будем, хоть не от души.

Поменяем за год и копыта,

Если не откинем, не беда,

Пролетит и скажем тем ребятам:

«Мы все там же, там же где вчера».

Что несет нам ржанье под куранты,

Видно ржать придется всей страной,

Олимпийский конь, цветы и фанты,

Все равно останемся с сохой.

Год уздечки, чтобы не сорвались,

Вам еще затянут удила,

Год не лошади, а блеющий овечки,

С Новым Годом, новая страна!

Этот факел скоро будет сниться,

Я во сне его опять несу,

Освещает он мои ресницы,

Он – подсветка прямо на носу.

Где его я не держал руками!

Да и ноги тоже не забыл,

Меж колен зажал, скрипя зубами,

Чуть обжегся и тихонько выл.

Бросить жалко, скоро нужно вспыхнуть,

Той вязанке у пяти колец,

Не могу к нему никак привыкнуть,

А они: «Держи его, подлец.

До тебя его не так держали,

Всю округу, всю страну зажгли,

В проруби, в болоте, на вокзале,

В космосе, по тундре, все несли.

Кто не мог, того на вездеходе,

На оленях между двух рогов,

На верблюде факелом махали,

Жаль не сдюжил и тихонько сдох…

В шахте, где поглубже, на подлодке,

По пустыне, даже на горе,

Всем давали факел вместо водки,

Ты теперь последний на земле.

Все несли, на всех его хватило,

Вся страна, у каждого в руке

Побывал, держи его, мудила,

Ты же крайний, поджигать тебе!»

«Ладно вам, сдержу еще немного,

Покажите где чего спалить,

Ту деревню? Лучше уж до срока,

Будет на кого потом свалить».

«Спишем, ты не бойся, лучше сразу,

До того, когда считать начнут.

Тот пирог, что с кольцами от бога,

Больше никогда не принесут».

«Может правда? Сразу все под корень,

Ведь верхушки снизу не достать,

Будет та деревня золотою,

Все, палю, век воли не видать!»

Понедельником серым по городу,

Затуманенным до каблуков,

Человек не спеша шел без повода,

С поводком для утренних псов.

Повод был – оправлялся застенчиво,

Чуть скуля от промозглости,

Что-то нюхал и тявкал доверчиво,

Как просил: на часок отпусти.

Разгребая плечами туманище,

Развернулся и пса за собой…

Непогода, дождина, товарища

Ты еще повстречаешь весной.

Что-то где-то громыхнуло,

Объявили всем: «Атас!»,

Шустрых всех в метро как сдуло…

Опоздавших, вроде нас,

Обрекли на выживание:

Мы вам снизу отзвонимся,

Вы, ребята, в светлый путь.

… Всюду тихо, город вымер,

Надо как-то выживать,

Магазины все открыты,

Загружали, все халява,

Мы и водку и икру,

Как багажника хватало?!

Значит, сразу не помру.

Но проблемы сразу были,

Дома света, газа нет,

Все, заразы, отключили,

Как варить теперь обед?

Холодильник в ладан дышит,

А на улице жара,

И никто нас не услышит,

Видно, общая беда.

Почесали мы затылки,

Вот проблема, вот дела,

Заглотили по бутылке,

И решили, что пора.

Снова к предкам, на природу,

Подаваться нам в леса,

Чтобы пить речную воду,

И сидеть у шалаша.

Благо, удочек навалом,

Туристический весь скарб,

И рванули за ухаб.

Не видать нигде ГАИ,

И к речушке подрулили,

Где песок и пескари.

Красотища, лес зеленый,

Вроде здесь и нет конца…

Пусть конец будет веселый,

Чем в метро и без винца!

Костерок, тепло нам к ночи,

Даже рыбина клюет,

Под гитару мы про очи,

И про счастье, что так прет.

Трое суток отрывались,

Все вокруг себя круша,

Видно, круто мы нажрались,

Или скушали ерша.

Поутру глаза открыли:

Обложили как волков,

Все менты заполонили:

«Кто такие, без штанов?».

Мы им толком, что настало,

Время ИКС и всем хана,

А они давай сначала:

«Вы откуда и куда?».

Мы им снова: «Конец света!»,

А они давай лишь ржать,

«Вы, ребята, все с приветом,

Это надо так гулять!

Три часа ученья были,

Все как прежде, все окей,

Но про вас там не забыли:

Счет из четырех нулей».

Мы, конечно, подписались,

За погром и магазин,

Очень долго объясняли,

Что не били тех витрин.

А уж к вечеру – мы к дому,

Видим, жизнь уж бьет ключом,

Мы к такому не готовы,

Мы вообще здесь ни причем!

Что вы там тихаритесь по офисам…

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Вечерние окна Питера… (сборник)"

Книги похожие на "Вечерние окна Питера… (сборник)" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Валерий Кузьмин

Валерий Кузьмин - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Валерий Кузьмин - Вечерние окна Питера… (сборник)"

Отзывы читателей о книге "Вечерние окна Питера… (сборник)", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Вечерние окна Питера…, Кузьмин Валерий Владимирович

Вечерние окна Питера…

Книга «Вечерние окна Питера…» автора Кузьмин Валерий Владимирович оценена посетителями КнигоГид, и её читательский рейтинг составил 3.12 из 5.

Для бесплатного просмотра предоставляются: аннотация, публикация, отзывы, а также файлы на скачивания.

В нашей онлайн библиотеке произведение Вечерние окна Питера… можно скачать в форматах epub, fb2, pdf, txt, html или читать онлайн.

Работа Кузьмин Валерий Владимирович «Вечерние окна Питера…» принадлежит к жанру «Прочая поэзия».

Онлайн библиотека КнигоГид непременно порадует читателей текстами иностранных и российских писателей, а также гигантским выбором классических и современных произведений. Все, что Вам необходимо — это найти по аннотации, названию или автору отвечающую Вашим предпочтениям книгу и загрузить ее в удобном формате или прочитать онлайн.

Похожие книги Другие произведения автора Добавить отзыв Уважаемый пользователь!

Администрация сайта призывает своих посетителей приобретать книги только легальным путем.

  • Пользовательское соглашение
© Все права защищены, НКО «KnigoGid»

Согласно правилам сайта, пользователям запрещено размещать произведения, нарушающие авторские права. Портал КнигоГид не инициирует размещение, не определяет получателя, не утверждает и не проверяет все загружаемые произведения из-за отсутствия технической возможности.

Оформить e-mail подписку на рассылку новинок и новостей портала.

Вход на сайт

Авторизация/регистрация через социальные сети в один клик:

Дорогой читатель!

Книжный Гид создавался как бесплатный книжный проект, на котором отсутствуют платные подписки и различные рекламные баннеры.

Мы хотели бы остаться тем проектом, которым Вы нас знаете – с доступными для бесплатного скачивания книгами и отсутствием рекламы. Нам крайне необходима Ваша финансовая помощь для развития проекта.

Пожалуйста, поддержите нас своим посильным пожертвованием!

Источник:

knigogid.ru

Вечерние окна Питера… (сборник) (fb2), КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Вечерние окна Питера… (сборник) (fb2)

Вечерние окна Питера… (сборник) 1200K, 87с. (читать) (скачать fb2) (читать в приложении)

издано в 2014 г. (post)

Кодировка файла: utf-8

[b]Вечерние окна Питера… (сборник) (fb2)[/b]

<b>Вечерние окна Питера… (сборник) (fb2)</b>

<img width=420 border=0 align=left style='padding: 3px;' src="https://coollib.com/i/85/295785/cover.jpg" alt="Вечерние окна Питера… (сборник) (fb2)"></a>

В сборник вошли стихи, написанные автором за последний год, а также несколько прозаических миниатюр. О чем они? Валерий говорит о своем творчестве: «Не для себя пишу и, может, не для всех. Про всех пишу и даже про себя».

Приблизительно страниц: 87 страниц - намного ниже среднего (233)

Средняя длина предложения: 116.21 знаков - немного выше среднего (86)

Активный словарный запас: близко к среднему 1456.44 уникальных слова на 3000 слов текста

Доля диалогов в тексте: 0.00% - очень мало (25%)

Источник:

coollib.com

Вечерние окна Питера… (сборник) Кузьмин Валерий скачать бесплатно

Интеллектуальные развлечения. Интересные иллюзии, логические игры и загадки. Добро пожаловать В МИР ЗАГАДОК, ОПТИЧЕСКИХ

ИЛЛЮЗИЙ И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ РАЗВЛЕЧЕНИЙСтоит ли доверять всему, что вы видите? Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному? На этом сайте вы найдете ответы на эти и многие другие вопросы.

Log-in.ru© - мир необычных и интеллектуальных развлечений. Интересные оптические иллюзии, обманы зрения, логические флеш-игры.

Привет! Хочешь стать одним из нас? Определись…

Если ты уже один из нас, то вход тут.

По статистике человек ходит в ванную комнату 6 раз в день

Вечерние окна Питера… (сборник) (Кузьмин Валерий)

В сборник вошли стихи, написанные автором за последний год, а также несколько прозаических миниатюр. О чем они? Валерий говорит о своем творчестве: «Не для себя пишу и, может, не для всех. Про всех пишу и даже про себя».

Год издания: 2014

С книгой «Вечерние окна Питера… (сборник)» также читают: Предпросмотр книги «Вечерние окна Питера… (сборник)» Вечерние окна Питера… (сборник) Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник) Я немножко жаден до бумаги…

Мне клочок милее всех подруг,

Он даёт мне мысли, вроде тяги,

Чтоб быстрее, чтоб не полукруг.

Если просят, жду когда отдаст,

Он привычно, расписавшись, тянет,

Мол, забыл, прости, я впопыхах.

Я без вас, с бумагой и пером,

Может устаёте на работе,

Мне всегда легко лишь за столом.

Огнедышащий…

Проживающий в сказках порой,

Иногда померещится спьяну,

Видно, снова ушел я в запой.

Кибальчиши теперь не в почете…

Плохиши нынче правят толпой,

Манной сказкой мальчишечек поят,

И гоняют порой на убой.

Все как в сказке, в кривых зеркалах,

В телевизоре видите рожи,

От которых скрипит на зубах.

Что пишешь ты, поэт полночный…

Наверно, сказку о любви,

Но это будет все не точно,

Ты телевизор посмотри.

Все уж написано давно…

И очень жалко бедолагу,

А он все пишет, вот кино…

Случайно я взяла тот лист,

И по щеке слеза сбежала,

Поэт, какой же ты артист…

Прикоснулся ладонью шершавой…

Чуть прижался и молча обнял,

Боже, как мне тебя не хватало,

Ну, а столб все светил и молчал…

Поздравление с Новым годом

Что посеем, может и пожнем,

Может сверху нам захлопнут двери,

Иль польют нас денежным дождем.

Поздравляя, вскользь нам намекнут:

«Дорогие наши россияне,

Перемены добрые грядут,

Газ хохлам поднимем раза в три,

И не беспокойтесь вы напрасно,

Слезы умиления утри.

Взятки как заразу истребим,

Жизни уровень поднимем, но не многим,

Тем, кому мы сами захотим.

В назидание мелким подлецам,

Чтоб не воровали понемногу,

Чтоб осталось даже правнукам.

Чтоб светил, когда отключат свет,

Сочи переделаем под дачи,

После славных, радостных побед.

Одевай улыбку поскорей,

Будет Новогоднее похмелье,

Потерпите еще пару сотен лет.

Год Кобылы – это славный год,

Ведь кобыла – наше достояние,

До сих пор всех тянет и везет».

В той стране, где жизнь вся на пятак,

Где в глаза плюют и даже в рожу,

Да и поздравляют просто так.

Как написать, чтоб в них и растворилась,

Как передать тепло на расстоянии,

Как ощутить вдали твое дыхание,

Как предложить, чтоб без отказа,

Как все сложить к ногам не для показа,

Как жить тобой, себя не замечая,

Как тенью приходить на чашку чая,

Как сочетаться с той своей мечтою,

Как это сложно и легко с тобою…

Год лошади

Нынче кучно будем гарцевать,

Может к лучшему все пристрастились,

Не шипеть и кожу не бросать.

Где от змей остались лишь следы,

И овсянку сваренную с таком

Так и будем, хоть не от души.

Если не откинем, не беда,

Пролетит и скажем тем ребятам:

«Мы все там же, там же где вчера».

Видно ржать придется всей страной,

Олимпийский конь, цветы и фанты,

Все равно останемся с сохой.

Вам еще затянут удила,

Год не лошади, а блеющий овечки,

С Новым Годом, новая страна!

Последний факелоносец

Я во сне его опять несу,

Освещает он мои ресницы,

Он – подсветка прямо на носу.

Да и ноги тоже не забыл,

Меж колен зажал, скрипя зубами,

Чуть обжегся и тихонько выл.

Той вязанке у пяти колец,

Не могу к нему никак привыкнуть,

А они: «Держи его, подлец.

Всю округу, всю страну зажгли,

В проруби, в болоте, на вокзале,

В космосе, по тундре, все несли.

На оленях между двух рогов,

На верблюде факелом махали,

Жаль не сдюжил и тихонько сдох…

По пустыне, даже на горе,

Всем давали факел вместо водки,

Ты теперь последний на земле.

Вся страна, у каждого в руке

Побывал, держи его, мудила,

Ты же крайний, поджигать тебе!»

Покажите где чего спалить,

Ту деревню? Лучше уж до срока,

Будет на кого потом свалить».

До того, когда считать начнут.

Тот пирог, что с кольцами от бога,

Больше никогда не принесут».

Ведь верхушки снизу не достать,

Будет та деревня золотою,

Все, палю, век воли не видать!»

Питерский этюд

Затуманенным до каблуков,

Человек не спеша шел без повода,

С поводком для утренних псов.

Чуть скуля от промозглости,

Что-то нюхал и тявкал доверчиво,

Как просил: на часок отпусти.

Развернулся и пса за собой…

Непогода, дождина, товарища

Ты еще повстречаешь весной.

Веселый пикничок

Объявили всем: «Атас!»,

Шустрых всех в метро как сдуло…

Опоздавших, вроде нас,

Мы вам снизу отзвонимся,

Вы, ребята, в светлый путь.

Надо как-то выживать,

Магазины все открыты,

Мы и водку и икру,

Как багажника хватало?!

Значит, сразу не помру.

Дома света, газа нет,

Все, заразы, отключили,

Как варить теперь обед?

А на улице жара,

И никто нас не услышит,

Видно, общая беда.

Вот проблема, вот дела,

Заглотили по бутылке,

И решили, что пора.

Подаваться нам в леса,

Чтобы пить речную воду,

И сидеть у шалаша.

Туристический весь скарб,

И рванули за ухаб.

Не видать нигде ГАИ,

И к речушке подрулили,

Где песок и пескари.

Вроде здесь и нет конца…

Пусть конец будет веселый,

Чем в метро и без винца!

Даже рыбина клюет,

Под гитару мы про очи,

И про счастье, что так прет.

Все вокруг себя круша,

Видно, круто мы нажрались,

Или скушали ерша.

Обложили как волков,

Все менты заполонили:

«Кто такие, без штанов?».

Время ИКС и всем хана,

А они давай сначала:

«Вы откуда и куда?».

А они давай лишь ржать,

«Вы, ребята, все с приветом,

Это надо так гулять!

Все как прежде, все окей,

Но про вас там не забыли:

Счет из четырех нулей».

За погром и магазин,

Очень долго объясняли,

Что не били тех витрин.

Видим, жизнь уж бьет ключом,

Мы к такому не готовы,

Мы вообще здесь ни причем!

Что вы там тихаритесь по офисам…

Все с улыбкой Джоконды для всех,

Вы же так все в душе заморозились,

Что не можете выразить смех.

А в глазах по два евро на круг,

А проснувшись, поймешь как затянута,

Жизнь сплывает, вокруг глухой стук.

Где друзья, где свобода в душе?

И живешь ты, работой затянута,

И все ищешь, где глубже в воде.

Дочери на 18 лет

Осталось детство за спиной…

И если дружишь с головой,

Свободна молодость твоя,

И даже можно что нельзя —

Имеешь право за рубеж,

И в загс, возможно, но не режь,

Но только-только начал век,

И набирает лишь разбег,

Казалось, кончилась муштра,

Учеба кажется – мура,

Так пролетит, а где же воз,

С которым ты решишь вопрос,

С учебой сладится всерьез,

Любовный миг – вот в чем вопрос,

Сто раз тебя переживет,

Но вдруг внутри тебя дойдет,

А первый выстрел – не предел,

А это просто беспредел,

Лишь для разгула.

Не жди мгновенного конца,

Ведь ты по ней скользишь пока,

Но видно взрослой рано стала.

Может слов придумаем хороших…

Тех, которых нет и в словаре,

Ими и напишем, если сможем,

Чтобы все читалось лишь в душе.

Так внутри нас давят и снуют,

И несут в себе такой подарок…

Если сложатся, то в сердце упадут.

Вечерние окна…

И занавесок фантазии,

Огромный жизненный плюс.

В каждом окошке – судьба,

Вот хрусталями прилипшими,

Мается чья – то душа.

Вроде как жив Ильич,

И на обоях каракули,

Дети рисуют кулич.

Шторы – мечта, не купить…

Тень потолочная молится,

Лучше не заходить.

Все отражается в них,

Питер – все судьбы конкретные,

Видишь все напрямик.

Вот и первый снежок…

Забелил ненадолго все так надоевшее

И стоит у метро мужичок, сожалея, что

Ловит ртом ту закуску, молясь всем

Под ногами каток лучше луж в наших

Мы же севера дети, но будем все вскоре,

Снова грезить о солнце, снежинки ловя

Мост любви

Вроде крепок будет тот союз,

Но срезаются замки годами,

И со дна всплывает этот ключ.

Краска стерлась, где-то зацвела,

От любви остались слои пыли,

Даже не протертые слегка.

Встретились, каталка– инвалид,

Он молчал, но оба осознали,

Что душа взаимно так болит.

Навещайте, числом прибавляйтесь…

Мы оттуда вас зрим свысока,

И с годами не удивляйтесь,

Что и вам к нам когда-то пора.

Давайте делать ни за что…

И чтобы было всем приятно,

И чтобы было безвозвратно,

Возьми задаром, все твое.

Тебе досталось просто сверху,

Но если в жизни не дурак,

Другим отдашь ты непременно.

А как определить он друг, знакомый…

Иль просто в очередь тех лет,

Лишь промелькнул по жизни, завтра

И как найти коротенький ответ?

Лет по тридцать рядом промотай,

Он помог тебе в беде согреться,

Когда некуда и ничего не жаль.

По своим квартирам в благодать,

Тот, который словом выручает,

Независимо, что время не под стать.

Отворяет двери нараспах,

И улыбкой сразу отвечает,

Словом добрым встретит на устах.

На одном дыхании с тобой,

Даже с бодуна, забыв похмелье,

Скажет: «Не робей, иди за мной».

Давайте женщину поносим на руках…

Хотя бы мыслях, чтоб не разучиться

Любить до одури и на нее молиться,

Давайте женщину поносим на руках.

Затерт он временем и в памяти далЕко,

А ты попробуй руки протяни,

Прижми к себе – уже не одиноко.

Наполнен всей энергией земною,

Она шепнет: «Спасибо, дорогой,

Я счастлива, что ты опять со мною»…

Уж лучше отдыхать душой

Не расставаясь с телом,

Ведь тело без души – всего лишь тело.

Не обижайте женщину, не надо…

Она несет вам душу и тепло,

Она ни в чем вообще не виновата,

Она ведь женщина, а это высоко.

Легко обидеть, трудно все забыть,

Она лишь поведет лукавым взглядом,

И понимаешь, без нее не жить.

Прощайте чаще, больше доброты,

Она вернет, когда вам будет надо,

И вдруг поймете, что она – как вы.

Серой улицы след, пер емешанный сапогами…

Отблеск старых витрин, не дающих

Воробьями усыпан асфальт меж ногами,

Фонарем чуть подсвечен подъезд, чтобы

в нем не пропасть.

Вдоль него горожане снуют, утомившись

И стоит у метро вся ссутулясь, с

коробчонкой под мелочь,

Старушонка, тот воздух схватившая,

И ладонь, не сгибаясь нам смотрит в лицо,

Бросьте что-то, а люди – все мимо,

Отвернувшись, как будто не видя ее.

Пять кусков положил, улыбнулся и тихо

«Мать, давно так стоишь и тебе это надо?

– Мне не надо, но так вот Господь угодил».

Все старалась, скреблась, чтоб в раю том

Но вот пенсию с возрастом мне

И стою горемычная, как же на это

Да и сверху им там не до нас, что

Проживу как-нибудь, ведь не их это

А убудет пяток – им давно на других

От себя оторвут, но дадут на последний

Вот и ты эти деньги, наверно, заначил,

Но отдал так, не глядя, спасибо большое,

Меж таких же, сложивших за всю

Но, надеюсь, что новые все замечают,

И со временем спросят у тех, кто так

Я прошу тишины,

мне пятнадцать минут

Я глаза в потолок, пот с подмышек в

Я, бывает, вот так отдыхаю и другого не

Видно так напророчил, но, видно, всего

Шишка с елки на череп упала…

И от шишки вдруг шишка,

А мне и не страшно совсем.

Видно, счастье пришло или так перепало,

И стою улыбаюсь и не больно,

А язык на земле и на веки я нем.

Может руки согреем друг другу…

В бой курантов покрепче сожмем,

Улыбаясь, обнимем супругу,

И шампанское вместе хлебнем.

В новогоднюю ночь быть вдвоем,

Значит прожили год не напрасно,

И за это еще раз нальем!

Два оленя по зимней тайге…

Утопая по брюхо в снегу,

Выбирались, молясь о судьбе,

Как же вынести все на себе?

Шкуру с кровью с замерзшей костИ,

И не верится, что повезет,

Да и некуда в общем идти.

Дрожью тел согревая бока,

А на утро лесник обалдел,

Два оленя, а кость в них одна.

Глаза соседа всплыли в мясорубке…

Так не хотели уходить под нож,

От мичмана валялись лишь обрубки,

А фарш дышал и в нем такая дрожь.

От пальцев ногти скучились в углу,

А мы с тобой немного захмелели,

И так устали ту смотреть муру.

Сто пятьдесят каналов губят нас,

Добавь по сто, что мы еще припАсли.

И – по домам, где очень любят нас.

Чай с малиной, лимон набекрень…

Сушки с маком, как вензель легли,

Мы с тобою стелили постель,

И сушили друг другу мозги.

Все пытались, что вроде непрочь,

А потом распрощались опять

Поцелуем, что мог нам помочь.

Чашка кофе, овсянка – невмочь,

И как день повернется тогда,

Если с ночи некормленый конь.

Объедаемся лишним пространством…

Что хотим, намекаем другим,

А расклад – как в плохом преферансе

Без руки, со слепым все сидим.

Для чего? Чтоб других удивить?

А душе как-то хочется тоньше,

Чтобы просто умела светить.

Его рифмы жевать без икры,

И считать, что он точно с приветом,

Отсвет яркий бесцветной игры.

Солнце встанет не с той стороны,

И так схватит, зажмет за живое…

Глаз открыла, а рядом вновь ты.

Мой мозг устал от суеты…

А может я устал от мозга,

Который давит изнутри,

И жизнь становится промозглой.

В одной замкнулись вдруг коробке,

И если б не был из костей,

То разбежались очень ловко.

А может даже и не стоит,

За ней других штук двадцать пять,

Которых даже не пристроишь.

Что было до, я прочитаю,

А что же после, где же я?

Я это даже не узнаю…

Оттуда нам никто не пишет,

Наверно, нам и не дано,

Всевышний там над тайной дышит.

Где та стена, что за стеною?

На небе звезды и луна,

А что еще за той звездою?

В которых мы летим не чая,

Мы, может, мусор тех седин,

Иль пыль от тех, что так мерцают.

Откуда все мы и надолго,

Когда-то лопнем как пузырь,

А сверху смех – вот это ловко.

Придет и в Питер Новый год…

Дождемся может и морозов,

И Дед Мороз вдруг принесет,

В наш городок из снега розы.

И ледяной полночный город,

Начнет свой праздничный парад,

И утолит свой зимний голод.

Новогодние хлопушки…

Мишура поверх голов,

Мы все в детстве, мы игрушки,

Как тогда – «Всегда готов!».

Кто в салате, кто к ментам,

А к утру уж нету мочи,

Чтоб добраться по домам.

Навернет стакан за тех.

Кого по свету носило,

Чтоб прибило к дому всех.

На набережной сфинкс, целованный взасос…

В отколотое ухо все надуем,

И две Ростральных пустим под откос,

Вот так, бывает, в Питере балуем.

Пройдем по Невскому, здесь тысячи

И за судьбу шампанским голосуют,

Хоть и нельзя, но если невтерпеж!

Выбрасывает к Зимнему волною,

И в том заливе дружеской толпой,

За Новый год, все вместе и все стоя!.

И дворов тех совсем мало стало,

Где до ночи звучало оно,

И так смачно «козлом» величалось.

Однорукие или с культяпкой,

Пианисты той чудной игры,

Под себя подложившие тряпки.

Чтобы врезать по ней со всей силой,

И соседу с любовью сказать:

«Все Серега, беги ты за пивом».

Вдовы с окон смотрели, молчали,

И тайком утирая слезу, про себя:

«Хоть с козлом, я ведь тоже живая».

Вид из окна

А под окном – рычащие авто,

И ты молчишь и вдруг звонит твой друг:

«Алло, приятель, я вновь далеко,

Меня опять забросила судьба,

Во Владик, но и здесь мне благодать,

А ты там как, все теплая кровать,

И взгляд твой вновь – блуждающая

А может до меня? Не можешь, жаль…

А то давай, я буду тебя ждать,

Я встречу и накрою, приезжай,

Авось, уйдет ко мне твоя печаль,

Мы растворим ее, вдвоем не заскучать,

Что там тебя так держит и грызет?

Попробуй, скинь разок свою печать,

Сорвись мгновенно, чтоб не вышел срок,

Ну все, молчишь, тогда большой привет,

Из тех краев, где солнце раньше всех,

Где разница в двенадцать, где не грех

Чуть раньше вас приветствовать рассвет.

Вид из окна и прерванный звонок,

Жизнь тут и там, вот это резонанс,

Я здесь лежу, запутанный впотьмах,

А друг искрится на моих стихах.

Давай пошутим, друг, пред новым годом…

Петардами в балкон соседа пустим,

Чтобы грибы с капустой – все по кругу,

Такое счастье вряд ли мы упустим.

Чтобы шары из глаз взлетели выше,

А с крыши подольем, что так терпели,

Пускай подумают, что трубы

Чтоб вздрогнули: вы что там, озверели,

И сгоряча наступят, что есть мочи,

И отмываться будут две недели!

Со всех сторон пожарные машины,

А ты на скорой уезжаешь к другу,

В дурдом, где ждут тебя терпилы…

Предчувствуйте приход, дыханье ново…

Под шум дождя и хлюпанье сапог,

Нам это так все как-то незнакомо,

Но это наш, наш снова Новый год.

Поднимем, чокнем, ведь пришла пора,

И Дед Мороз, глаза свои прищуря,

Добавит тихо: «Снега нет пока…

Пускай по лужам валенки гребут,

Но елки есть и есть еще Снегурки,

И праздник будет и дожди уйдут!»

С наступающим

На утро чтоб душа восстала,

А если ей той ночи мало,

То можно начинать сначала,

Чтобы она опять летала,

Себя пытаясь превозмочь.

Новогодняя сказка

В последний лучший зимний день,

По лесу шел совсем не грустный,

Но утомленный старый дед.

Мешок трещал и спину гнул,

Присел на пень и понял сразу,

Что до конца не дотянул.

Какая сказка – блажь одна,

Но чтоб в мешке не пропадало,

Он пил и ел все до утра.

Сходил под елочку тайком…

И про себя сказал: «Ребята,

Всех с Новым годом, дед Пахом».

Есть поверье в Новый год…

Напиши на год вперед,

Что ты хочешь, чего ждешь,

Загадай и все возьмешь,

Если с толком подойти,

Может сможет повезти.

Огонь слизал в камине все дрова…

Раздал тепло по дому до утра,

Разлился и смешался с коньяком,

И в сон ушел – проснулся лишь углем.

Ты видишь снег, не ожидал?

Мы все забыли вкус его,

Но он же выпал, может ради нас,

И Новый год его так долго ждал.

Раздвинул череп на две половины…

И разложил чуть теплые мозгИ,

И из глазницы глазик вынул,

И заурчал, как вкусно, Господи!

И с тела пальцами грудину всю содрал,

Весь задрожал и весь ушел в истому…

Цыпленок табака, растерзанный лежал.

И видишь в нем, что так тебе любимо,

Не замечаешь лишние морщины,

И с сединою лишний волосок.

Когда изгиб тех губ тебе приятен,

И взгляд до одури, до дрожи так

Не смотришь – молишься, пока тебе

И в отражении глаз глаза сверкают,

И смотрят так, что слезы высыхают,

Так и не успев пролиться на лицо…

Коньячный дух я чую за версту…

С девятого из форточки балконной,

Когда же к двери тихо подойду,

Волною сносит запах многотонной.

Что даже ночью через шелк восточный,

Вползает на меня и мне во снах,

Бутылочкой звенит остеклененой.

Так выдержан, что я держать устала,

И если мне его не доставало,

То выпила сама все на обед.

Вдруг этот запах в один день исчезнет,

И мир в квартире сам собою треснет,

Но а пока мы весело живем.

А ты ему в сочельник…

Но только кот свернулся и уснул,

А мальчик ждал, когда тот самолет,

Вдруг к рождеству и папу принесет.

От рыжего до черного сошлись,

И все коты облизывали рты,

В которых даже зубы не росли.

Расцеловал, погладил всех котов,

И мальчик загадать тогда успел,

Что папа скажет: «Ты же так хотел».

Не превзойден…

И даже не обласкан перед смертью,

Не очень дорог и зачем другим

В душе скорбящий и кричащий:

Куда бежать за этой красотою,

Которую я так хочу отдать,

Но и ее я саваном прикрою.

Что же так, мы все психи по отчеству…

Что хотим, то творим всем на зло,

А потом все взываем к пророчеству,

Ну, а сами все влезли в дерьмо.

И взрываем порою его,

Для чего и кому, мы опоссумы,

Свесив головы, смотрим на дно.

В мозг ударившись, крушим устой,

А потом чуть немного поправившись,

Лишь скорбим и спешим все домой.

Огуречный рассол…

И разлился истомой по телу, заполнив

И мелькнуло стрелой, с опозданием

дошло до рассудка:

Праздник в аут, работа, а я кое-как хоть

И в тихий вечер, полистав…

Чужие мысли и слова,

Мы были счастливы однажды,

Сама себе ответишь – да.

Ну вот и мухи белые слетелись…

ЗапорошИли черный тротуар,

Прохожих лица враз порозовели,

И новогодний кончился угар.

Рутина дел замучает народ,

Но каждый вновь с улыбкой вспомнит,

Как он провел прекрасный Новый год.

Нам бы повод…

Старый снова отмечать,

Новый еле откачали,

В Рождество опохмелять.

Чтоб пораньше, праздник все ж,

Две недели в ус не дули,

Тормози, а то помрешь!

Сигаретный дымок…

И свеча затуманилась в нем, как далекий

Легкой музыки бриз разбивался о

И вино отражалось, играло зарей в

И в окне чьи-то тени мелькали тайком,

Пальцы рук забелели твои, все сжимали

Как прекрасен был вечер, как прекрасно

нам было вдвоем.

Вспоминая моих печальных шлюх…

Нежная кожа, а может совсем и несвежА,

Может, теряем со временем нюх,

Казалась когда-то так хороша!

Мы не подвластны, да и не сохранить,

Что-то останется или совсем уйдет,

Но память на шлюх тает быстро, как лед.

Поднимите, я оттуда вижу…

Выпейте, а я там закушу,

И не плачьте на мою обитель,

Тело там, а я весь наверху.

Что скорбеть по прошлому зазря,

У людей ведь не бывает крыльев,

За то здесь без крылышек нельзя…

Кто пораньше, кто и погодя,

Воспарим и вместе полетаем,

Сверху на прошедшее глядя.

Научите рыбу говорить…

Нобеля получите мгновенно,

Вы с утра ей крикните: «Привет»,

А она в ответ: «Привет, полено!»

Ты вчера приполз в дугину пьяный,

И пора бы кошку утопить,

Чтобы рыбу слушать спозарану.

Мутный глаз, не брит, помят, скотина,

В доме грязь, пылища, аромат,

И вторая сбегла половина.

С Нобеля пропил и что же толку?

Других рыб вообще пустил под нож,

Те метались, бились втихомолку.

И учу тебя, чтоб все не мимо,

Боже мой, как жарко, отпусти…»

Во, какая рыбина под пиво!

Кости, чешую и хвост – все в мусор,

Мне теперь под рыбу наливать,

Ей и закушу сейчас со вкусом.

Лишь кошак обгладывает кости,

Не с кем словом, может кошака,

Научу чтобы мяукал: «Гости!»

Я муху как-то спас со дна стакана…

Она мне в благодарность иль моля,

На ухо потихоньку прожужжала:

«Не муха я, я – фея, я твоя».

… Все сразу закружилось в голове…

Вот подфартило! Это я запомню,

Проверить бы все это на себе…

И вмиг граненый – полный до краев.

И закусь, но не очень скромно,

Стол заломился от таких даров!

Заказывал и водку, и коньяк,

А к вечеру от пьянки одуревши,

Уснул в салате, вот большой дурак!

Мне в ухо муха что-то там плела,

А я забыл и в том не разобравшись,

Прихлопнул малую… Такая вот беда!

Пустой стакан лишь на столе стоял,

А я забившись весь под одеяло,

Скрипел зубами – муху вспоминал!

Скрипка, сакс и негромкая флейта…

Вечер, холод и мрачный подвал…

А сквозь стены сочились фрагменты

Былой славы, кто это играл.

При свечах в батарейном аду,

Позабыв, что не в театре во фраках,

Души рвали, сливаясь в одну.

Возносился в последний этаж,

Разливался в глухие простенки,

Даже воздух тем вальсом пропах.

И окутала все тишина,

Паутина лишь вальс продолжала

В такт его танцевала одна…

Круг луны в пол окна…

Небо – чернь, аж мурашки по коже,

А в височную часть бьется жилка одна,

И мороз на стекле мне рисует какие-то

Чуть туман заволок пеленой и пропали

И луна и портреты прозрачных людей,

Снова день наступает, совсем на другой

Воробей прикорнул на окошечке…

Чуть накрывшись вечерней пургой,

Как снежок кем-то ласково брошенный,

Чуть дышавший, но, видно, живой.

В рукавицу, как раз на него,

Расклевал поутру все на блюдечке,

И тихонечко смылся в окно.

Берег сжался от конского топота…

И трава прилегла от копыт,

К водопою табун необузданный,

Жаждой долгой к водице спешит.

Остужаться и вдоволь попить,

И боками храпя запыленными,

Волны гнали, чтоб быстро остыть.

Запутавшись в стандартах новостроек…

Источник:

log-in.ru

Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник) в городе Тольятти

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Валерий Кузьмин Вечерние окна Питера… (сборник) по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Тольятти, Набережные Челны, Киров.