Каталог книг

Торговая война. Стихи

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В этом поэтическом сборнике Юрия Максудова представлены разные стихи - как по форме, так и по тематической направленности. Но все они одинаково талантливы. Умение автора "играть" со словами, отточенные рифмы, хлесткая ирония и глубокая лиричность - несомненно, доставят удовольствие любителям поэзии при чтении этой книги.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Юрий Максудов Торговая война Юрий Максудов Торговая война 33.99 р. litres.ru В магазин >>
Dj iPod Мы любим Голливуд. Война мир of. Они уже здесь Dj iPod Мы любим Голливуд. Война мир of. Они уже здесь 85 р. ozon.ru В магазин >>
Иван Михайлович Фанта Стихи бездомного поэта Иван Михайлович Фанта Стихи бездомного поэта 400 р. litres.ru В магазин >>
Василий Лебедев-Кумач. Стихи и песни Василий Лебедев-Кумач. Стихи и песни 383 р. ozon.ru В магазин >>
Адилия Моккули Война. Как, люди, это страшно Адилия Моккули Война. Как, люди, это страшно 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Сергей Борисович Моторин Война барда-генерала вытегорских карьеров. Песни, стихи, посвящения Сергей Борисович Моторин Война барда-генерала вытегорских карьеров. Песни, стихи, посвящения 260 р. litres.ru В магазин >>
Свет маяка. Стихи Свет маяка. Стихи 539 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Стихи - Участный Борис Александрович - Необъявленная война

Темы стихов Похожие стихи Необъявленная война

Идёт война сквозь тьму столетий

И не кончается она

А враг не скинув чёрных мантий

Лишь изменяет имена

Он среди нас змеёй прижился

И всех уверил, что он свой

Во все структуры он пробился

Творя невидимый разбой

Он в честной битве не сразится

Не вышел духом и душой

В трибуна быстро обратится

И русских шлёт на смертный бой

В душе он будет веселиться

Как братья бьются меж собой

Но на людях преобразится

И вот уж давится слезой

В нём Каина ползучье семя

Под маской прячется людской

Предало братьев сие племя

Ступая дьявольской тропой

Им не хватило силы воли

Покинуть храмы сатаны

И убеждать пришлось в неволе

Что Бог един, а мы рабы

Враги средь нас под маской ходят

Себе величие творя

И славный род во тьму уводят

Культур срывая якоря

Порекомендуй это стихотворение друзьям.

И не кончается она

А враг не скинув чёрных мантий

Лишь изменяет имена

Обсуждение стихотворения «Необъявленная война»

Источник:

stihibase.ru

Стихи про воина

Стихи про воина

Он Отечества на страже,

Чтоб отбить нападки вражьи

И народ был наш спокоен -

Охраняет сон всех воин.

Еще выше сокол ввысь взмывает,

Еще выше сокола могучий

Беркут, птичий государь, летает.

Будь друзьям опорою стальной,

Выходи на бой с врагом отважно,

Жизни не щадя, бросайся в бой!

И по-своему бессмысленна она,

Потому что гибнут на ней воины,

Не узнав всех радостей сполна.

Всем погибшим память непременная,

Выжившим всем слава и почет,

Уважение, любовь обыкновенная

Пусть в сердцах у всех людей живет!

А воин, сев на черного коня,

Промолвил тихо: "Далека дорога,

Но я вернусь. Не забывай меня."

Тропой войны судьба его вела,

И шла война, и в день большой победы

Его пронзила острая стрела.

Он умирал, не веруя в беду, -

И кто-то выбил на могильном камне

Слова, произнесенные в бреду.

Забыты прежних воинов дела,

И девушка сперва о нем забыла,

Потом состарилась и умерла.

На склоне ослепительного дня

Горят слова: "Пусть далека дорога,

Но я вернусь. Не забывай меня."

И как плакал дождь, а в небе не было звёзд

Как назад оглянуться не было силы

И мешались с дождём солёные капли слёз

И дороги усталую душу от ран исцелят

И уходит в беззвёздную полночь Воин Рассвета

Унося свою боль и без права вернуться назад

Как горели стихи, оставаясь на сердце навек

Как в глазах отражался пламень безумья

И как в страшных мученьях во мне умирал Человек

И дороги усталую душу от ран исцелят

И уходит в беззвёздную полночь Воин Рассвета

Унося свою боль и без права вернуться назад

Что сокрыла следы навсегда уходящего в путь

Как застыли в суровом молчании боги

Не желавшие снова отнятое счастье вернуть.

И дороги усталую душу от ран исцелят

И уходит в беззвёздную полночь Воин Рассвета

Унося свою боль и без права вернуться назад.

Шёл сквозь безликую суету

Что есть у него перед боем?

Только сила его твёрдых слов.

Против массы чёрных людей.

Лишь раскаяние будет

За грехи на смертном одре.

Он творил свои стихи,

В его стихах таилась правда,

Долька романтики, долька

У чёрных людишек в сердцах.

Жаль, это жизнь, а не кино,

И в бою его ожидает лишь крах.

Воин наносит первый удар,

С сотни немых срывая оковы,

И они переходят все в его стан.

А третий - голос для глухих,

И воин не один, как было

Он уже среди своих.

Что превратили людей в чёрных.

В деньгах и власти вся их сила,

Для них его словечки вздорны.

Кончили бой короли,

Кто из сторонников дёрнулся в бегство,

А кого и с пулей во лбу унесли.

Они делают людей светлей.

Короли ещё у власти - это

У воина есть продолжатели - от этого теплей.

Написал его ученик.

Написал её своею кровью

В учебник "Борьба со злым".

Даёт возможность воину любить,

Питать себя и защищать,

И своей жизнью управлять.

И вряд ли будет поражён.

И нет тчеславья в его жизни,

Как нет оценки бытия

В вопросах деланья - неделанья.

Он принимает вызов смело,

И бдительно, и не спеша

Закончит начатое дело!

Дрожит вся в мускулах рука.

Толчок, подсечка и рывок,

Враг на лопатках, сбит он с ног.

Дают своё и боец ловок.

Силён, подвижен и умён,

В движеньях скуп и точен он.

Не голливудский он герой.

Быть настоящий должен воин,

Воспитан, скромен и спокоен.

А победив, не добивает.

Ведь он боец, а не убийца,

Но не сдаваясь будет биться.

Такого звания достоин.

Не победит лишь мускул силой,

Душою слабый и трусливый.

Противно зло его природе.

Коль хочешь тоже стать таким,

Добро не делай - живи им.

все тени шли во след ему,

все тени тех, кого убил он,

все тени тех, кого любил.

Одни кричали ты умрешь,

Другие молвили,- что врешь!

Не видеть вам сильнее брата, воина,

И смерти его, не сождешь!

Да что ты знаешь в этот миг о силе,

Ты тут не прав, ты туп, ты лжешь!

Твой брат идет в объятиях пустыни,

Страшнее места не найдешь!

Здесь нет конца и нет начала,

Здесь все равны в объятьях жара,

И даже если не умрет, сума за миг легко сойдет.

Ты может прав, я врать не буду,

Но не учел ты нрав его,

Пока идет, он верит в чудо,

Нестрашен солнца жар, кинжальный поцелуй песка!

Пока идет, он любит,

Его любовь, - его вода!

Еще одно ты не учел, ведь кроме нас есть и живые люди,

И каждый миг идя, надеяться он будет,

На то, что будет день, рядом цветет сирень,

Любимая ласкает тело, сынок игриво песнь поет,

А он неистовым, прекрасным взглядом, реку, что рядом, жжет!

Источник:

chto-takoe-lyubov.net

Стихи воина - Фэнтези, фантастика, игры

Торговая война. Стихи

Как я устал обучаться убийству!

Как я устал. И никто не поможет

— не запретит сердцу яростно биться.

Я не желаю ни славы, ни чести

стать навсегда парой строчек на камне.

Я лишь хочу оказаться на месте,

чтобы гордиться своими руками,

чтобы гордиться трудом своим мирным,

чтобы вовек мне не видеть драконов,

чтобы, встречаясь с глазами иными,

не ожидать боли, смерти и горя,

чтобы… Но если, о Боже, но если

невыполнимо хотение это, —

если нельзя оказаться на месте,

если не все доживут до рассвета, —

я отдаю тебе жизнь и душу…

Слышишь — о Боже! — тебе отдаю я,

чтоб это злое проклятье разрушить.

Молви, когда — тотчас молча уйду я.

Только не думай — нет, я не жалею

даже секунды об этом решенье:

так или этак, а кровь заалеет.

Пусть же моя заалеет. Вот шея!

в зеленой долине иль в снежных горах.

Он чувствует равно любовь, зло и страх,

он слышит подобно дыхание рек.

И он одинаково любит детей

и неотличим, когда лечит родных,

он равно хохочет от шуток смешных

и равно скорбит от обид и потерь.

И помнить, и помнить бы надобно всем,

что так же похожа пролитая кровь,

не важно — от ревности иль за любовь,

того ль, кому — сто, иль того, кому — семь.

И видевший слезы, он вам подтвердит,

что нету различий меж ними совсем.

…И так же венчает могилу гранит,

и так же труп — труп, и боль — болью звенит

Не забыть бы об этом нам всем!

ползли мы, шестерка ничтожнейших тварей,

и грохот обвалов с журчанием рек

нам снился. И в снах мы от страха кричали.

А утром и вечером, как мотыльки,

слетались к костру все сомнения наши,

и мы их кормили прогорклою кашей,

здоровались, но не давали руки.

А позже, когда мы взобрались туда,

куда и сомненья взлететь не сумели,

где нету воды, только лед — не вода,

и ветры, завидев людей, свирепели —

там Тайна ждала нас и темный свой плащ

приветливо нам подавала: «Примерьте».

Примерили мы. Кое кто — вплоть до смерти.

Вот так, старина, — и хоть смейся, хоть плачь.

Но плащ мы сорвали: пусть не до конца,

а все таки сделали то, что хотели!

…И шли мы обратно, и души черствели,

и сзади кровавились наши сердца…

Мы — лишь хрупкий рисунок на льду.

Может статься, снега упадут

хладной тканью на наши гробы.

Может статься, травой зарастет

та земля, что над нами лежит.

Мы рассеемся, как миражи,

что видны сквозь туманы болот.

Кто то суетно спорит с Судьбой:

«Не хочу, не хочу, не хочу!»

Ну а мы… мы то знаем с тобой

все о гамме из мыслей и чувств.

Мы то видели, и не раз, как

скрывающийся от Судьбы

вновь проигрывал. Был? Не был?

Те вопросы уже не для нас.

И сомненья уже не для нас:

«Быть нам или опять — не быть».

Мы с тобою узнали сейчас:

никуда не сбежать от Судьбы.

я в этой жизни ничего не понял.

И, смежив веки, с болью в сердце вспомню:

сей человек был презираем мной.

Прости меня, коль сможешь, храбрый воин,

за мой горячий благородный пыл.

В борьбе со злом я, кажется, забыл,

что легче биться с ним, нежель с самим собою.

И легче мнить себя единственным, великим,

вершителем судеб, спасителем людей,

чем знать, что ты — никто и более

нигде не станут сохранять потомкам твои лики.

Что ты — посредственность, посредник, лишь замена,

а тот, другой, в любой явившись миг,

тебя попросит прочь. И бой с собой самим

труднее всех боев и битв всех знаменней.

И, преклонив колени пред тобой,

тебя я славлю, воин, выигравший сей бой!

я слишком задержался на земле.

И хоть не видывал ни леса, ни морей,

мне кажется, пришла пора прощаться.

Возможно, кто то скажет: «Он сгорел.

Он был так юн и так трагично помер».

Не нужно слов. Прошу вас только помнить:

я был когда то с вами на земле.

За малый жизни срок я много понял

и слишком много видел крови и смертей.

Но все они кругами по воде

всплеснули и исчезли. И не вспомнить.

Так и со мной. Ведь я не отступлю,

останусь до последнего мгновенья

с мечом в руках, себе не вскрою вены,

а страх в самом себе доистреблю.

Ну вот и все, пришла пора прощаться…

где дорога пряма и приветлива,

где ты можешь по ней без опаски пройти

и секиру свою не расчехливать.

Раньше домик любой вас встречал как друзей,

раньше стрелы на зверя готовили,

а теперь… Где тот домик? У тракта — репей,

а мечи на друзей друзья подняли.

Из за ветки любой в вас помчится стрела,

заждалась уж засада в урочище —

и не всякий вернется домой. Да, дела.

Все мрачней и мрачнее пророчества.

И как хочется мне разорвать этот круг,

проложить через лес тракт ровнее, но…

Но как сделаешь все, когда предал твой друг,

оступился, пусть не преднамеренно?

не знать, чем закончится завтрашний день.

И слабо бороться с надеждою новой

на то, что вернусь и увижу друзей.

Дорога под ноги устало ложится,

а небо мигает осколками звезд.

И кажется — самое время стремиться

к ответу на страшный и дикий вопрос.

Но утро наступит — и страхи отступят,

и солнце осушит дорожки от слез.

А я — молодой неумелый отступник —

никак не забуду тот страшный вопрос.

И, может быть, где то, когда то и с кем то

я вспомню, однажды встречая рассвет,

как был мне дарован в то странное лето

диковинный и необычный ответ…

вписаны наши с тобой имена.

Кто же ответит точно — где?

Нам не дано этого знать.

Где то на прочных Ее листах

рядом со мною стоит Число.

Или строка та еще пуста?

Если так, что же — мне повезло.

Только опять задрожал вещун,

глядя устало в мою ладонь.

«Правду, мудрец! Я лжи не прощу!»

Но он молчит, усмиряя стон.

мы все спешим, не ведая усталости.

И забываем о долгах оставленных,

сжигаемые новою решимостью

бежать вперед. А то, что позади —

пусть подождет, вернемся и доделаем.

…А снег накроет землю тканью белою,

и путь назад вовеки не найти.

Затормозишь на скользком вираже,

оглянешься, а там — туманы мглистые.

И прожитое высохшими листьями

осыпалось к ногам — путь не найти уже.

Назад бежать не стоит, лишь заблудишься.

Но выход есть один — прыжок над пропастью.

Чтобы друзья потом тебя не прокляли,

ты прыгнешь… и в густой туман опустишься…

Поделитесь со своими друзьями в социальных сетях

Источник:

dreamworlds.ru

Читать книгу «Торговая война» онлайн — Юрий Максудов — Страница 1

«Торговая война» — Юрий Максудов

Родился в 1955 году в Москве. Окончил Московский институт нефтехимической и газовой промышленности имени И. М. Губкина. Работает по специальности. Склонность к литературным занятиям обнаружилась в далекой романтической юности. Юность ушла, увлечение осталось.

Публиковался в «Литературной газете», в альманахах «Российский колокол», «Литературная Республика», а также в других изданиях. Составитель сборника стихов своей матери, Анны Максудовой «Все, что дорого и свято! Ожившие страницы».

Участник делегации МГО на Пражской книжной ярмарке в 2012 году. Принимал участие в цикле ТВ-передач «Новые лица современной литературы». Заочный участник литературного съезда «Творческие люди России» в Чувашской республике (август 2014 г.).

За литературную деятельность награжден медалью «За вклад в подготовку празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне», медалью имени Адама Мицкевича, памятной медалью «60 лет МГО Союза писателей России», а также дипломом Интернационального Союза писателей «За верность и преданность литературе!» и грамотой МГО Союза писателей России.

Член Интернационального Союза писателей, Союза писателей-переводчиков России.

Источник:

mybook.ru

Стихи военных лет

Обсуждения Стихи военных лет. Спец подборка 60 сообщений

И что совершается ныне.

Час мужества пробил на наших часах.

И мужество нас не покинет.

Не страшно под пулями мертвыми лечь,

Не горько остаться без крова,

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесем,

И внукам дадим, и от плена спасем

Еще живых людей,

Покуда жив, запомнил час,

Когда узнал о ней.

И как бы ни была она

В тот первый час мала,

Пускай не ты — твоя жена

Все сразу поняла.

Ей по наследству мать ее

Войны великое чутье,

А той — другая мать…

Только очень жди.

Жди, когда наводят грусть

Жди, когда снега метут,

Жди, когда других не ждут,

Жди, когда из дальних мест

Писем не придет,

Жди, когда уж надоест

Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,

Всем, кто знает наизусть,

Что забыть пора.

Пусть поверят сын и мать

В то, что нет меня,

Пусть друзья устанут ждать,

Выпьют горькое вино

Жди. И с ними заодно

Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь

Всем смертям назло.

Кто не ждал меня, тот пусть

Не понять неждавшим им,

Как я выжил, будем знать

Только мы с тобой, —

Просто ты умела ждать,

Как никто другой.

Сожженных сел, казненных городов,

По горестной, по русской, по родимой,

Завещанной от дедов и отцов.

Запоминал над деревнями пламя,

И ветер, разносивший жаркий прах,

И девушек, библейскими гвоздями

Распятых на райкомовских дверях.

И воронье кружилось без боязни,

И коршун рвал добычу на глазах,

И метил все бесчинства и все казни

Паучий извивающийся знак.

В своей печали древним песням равный,

Я села, словно летопись, листал

И в каждой бабе видел Ярославну,

Во всех ручьях Непрядву узнавал.

Крови своей, своим святыням верный,

Слова старинные я повторял, скорбя:

— Россия-мати! Свете мой безмерный,

Которой местью мстить мне за тебя?

У переднего края,

Вдоль окопов гвоздика

И куда ни посмотришь —

Все цветы полевые,

Все березы да зори,

Все Россия! Россия!

Что ты брови насупил,

Боль души пересилив?

Дальше мы не отступим:

Дальше — сердце России.

Запах трав — медовый, хмельной.

Небо русское, расписное,

Распахнулось передо мной.

И прошу я, как в дни былые,

В нескудеющем свете дня:

— Солнце жизни моей, Россия,

Укрепи на подвиг меня!

Подбитых танков черная стена.

От этой гати покатилась вспять

Немецкая железная волна.

Здесь втоптаны в сугробы, в целину

Стальные каски, плоские штыки.

Отсюда, в первый раз за всю войну,

Вперед, на запад, хлынули полки.

Мы в песнях для потомства сбережем

Названья тех сгоревших деревень,

Где за последним горьким рубежом

Кончалась ночь и начинался день.

Под Москвой, 1941

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они — кто старше, кто моложе -

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь,-

Речь не о том, но все же, все же, все же…

На окнах съежившихся хат.

Родные тонкие березки

Тревожно смотрят на закат.

До глаз испачканный в золе,

Он целый день кого-то ищет

И не находит на селе.

По огородам, без дорог,

Спешит, торопится парнишка

По солнцу - прямо на восток.

Его теплее не одел,

Никто не обнял у порога

И вслед ему не поглядел.

Ночь скоротавши, как зверек,

Как долго он своим дыханьем

Озябших рук согреть не мог!

Не проложила путь слеза.

Должно быть, слишком много сразу

Увидели его глаза.

По грудь проваливаясь в снег,

Бежал к своим русоголовый

Выть может, вон за той горой,

Его, как друга, в темный вечер

Окликнет русский часовой.

Родные слыша голоса,

Расскажет все, на что глядели

Его недетские глаза.

жил да был человек маленький.

У него была служба маленькая.

И маленький очень портфель.

Получал он зарплату маленькую…

постучалась к нему в окошко

Автомат ему выдали маленький.

Сапоги ему выдали маленькие.

Каску выдали маленькую

в атакующем крике вывернув рот,

то на всей земле

не хватило мрамора,

чтобы вырубить парня

И вдовы на них на рыдают, -

К ним кто-то приносит букеты цветов,

И Вечный огонь зажигают.

А нынче - гранитные плиты.

Здесь нет ни одной персональной судьбы -

Все судьбы в единую слиты.

Горящие русские хаты,

Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,

Горящее сердце солдата.

Сюда ходят люди покрепче,

На братских могилах не ставят крестов.

Но разве от этого легче?!

Лежит он, напружиненный и белый,

А я должна приросшие бинты

С него сорвать одним движеньем смелым.

Одним движеньем - так учили нас.

Одним движеньем - только в этом жалость.

Но встретившись со взглядом страшных глаз,

Я на движенье это не решалась.

На бинт я щедро перекись лила,

Стараясь отмочить его без боли.

А фельдшерица становилась зла

И повторяла: "Горе мне с тобою!

Так с каждым церемониться - беда.

Да и ему лишь прибавляешь муки".

Но раненые метили всегда

Попасть в мои медлительные руки.

Когда их можно снять почти без боли.

Я это поняла, поймешь и ты.

Как жалко, что науке доброты

Нельзя по книжкам научиться в школе!

Героя Советского Союза

Ждем, когда же начнет светлеть.

Под шинелью вдвоем теплее

На продрогшей, гнилой земле.

Но сегодня она не в счет.

Дома, в яблочном захолустье,

Мама, мамка моя живет.

У тебя есть друзья, любимый,

У меня - лишь она одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом бурлит весна.

Беспокойную дочку ждет.

Знаешь, Юлька, я - против грусти,

Но сегодня она не в счет.

Вдруг приказ: "Выступать вперед!"

Снова рядом, в сырой шинели

Светлокосый солдат идет.

Шли без митингов и знамен.

В окруженье попал под Оршей

Наш потрепанный батальон.

Мы пробились по черной ржи,

По воронкам и буеракам

Через смертные рубежи.

Мы хотели со славой жить.

. Почему же в бинтах кровавых

Светлокосый солдат лежит?

Укрывала я, зубы сжав.

Белорусские ветры пели

О рязанских глухих садах.

Но сегодня она не в счет.

Где-то, в яблочном захолустье,

Мама, мамка твоя живет.

У нее ты была одна.

Пахнет в хате квашней и дымом,

За порогом стоит весна.

У иконы свечу зажгла.

. Я не знаю, как написать ей,

Чтоб тебя она не ждала?!

А был он лишь солдат.

Всего, друзья, солдат простой,

Без званий и наград.

Ему как мавзолей земля -

На миллион веков,

И млечные пути пылят

Вокруг него с боков.

На рыжих скатах тучи спят,

Грома тяжелые гремят,

Ветра разбег берут.

Давным-давно окончен бой.

Руками всех друзей

Положен парень в шар земной,

Как будто в мавзолей.

Настал у стен рейхстага бой.

Девочку немецкую заметил

Наш солдат на пыльной мостовой.

В голубых глазах застыл испуг.

И куски свистящего металла

Смерть и муки сеяли вокруг.

Он свою дочурку целовал.

Может быть отец девчонки этой

Дочь его родную расстрелял.

Полз боец, и телом заслоня

Девочку в коротком платье белом

Осторожно вынес из огня.

Он ее на землю опустил.

Говорят, что утром маршал Конев

Сталину об этом доложил.

Подарили радость и весну

Рядовые Армии Советской

Люди, победившие войну!

Был воздвигнут, чтоб стоять века,

Памятник Советскому солдату

С девочкой спасенной на руках.

Как маяк, светящийся во мгле.

Это он, солдат моей державы,

Охраняет мир на всей земле.

На носилках, около сарая,

На краю отбитого села,

Санитарка шепчет, умирая:

- Я еще, ребята, не жила.

И не могут ей в глаза смотреть:

Восемнадцать - это восемнадцать,

Но ко всем неумолима смерть.

Что в его глаза устремлены,

Отблеск зарев, колыханье дыма

Вдруг увидит ветеран войны.

Закурить пытаясь на ходу.

Подожди его, жена, немножко -

В сорок первом он сейчас году.

На краю отбитого села,

Девочка лепечет, умирая:

- Я еще, ребята, не жила.

(Неизвестным солдатам Великой Отечественной войны - посвящается)

Чьи неизвестны имена.

Навеки их взяла с собою,

В свой край, неведомый, война.

Патрон последний берегли,

Их имена приносит ветром,

Печальным ветром той войны.

Через десятки мирных лет:

«Прикрой меня! - прикрою Коля!»

И вспыхнет вдруг ракеты свет.

Лежит, не встанет никогда…

Напомнит страшные года.

Придя к могилам той войны,

Но это все-таки не значит

Что позабыли Колю мы.

Осталась в памяти война,

И Русское, родное, поле

Приносит ветром имена.

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор и медными глазами

Окинул обреченных. Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня.

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я видел: плакали, как дети, реки,

И в ярости рыдала мать-земля.

Своими видел я глазами,

Как солнце скорбное, омытое слезами,

Сквозь тучу вышло на поля,

В последний раз детей поцеловало,

В последний раз.

Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас

Он обезумел. Гневно бушевала

Его листва. Сгущалась мгла вокруг.

Я слышал: мощный дуб свалился вдруг,

Он падал, издавая вздох тяжелый.

Детей внезапно охватил испуг,--

Прижались к матерям, цепляясь за подолы.

И выстрела раздался резкий звук,

Что вырвалось у женщины одной.

Ребенок, мальчуган больной,

Головку спрятал в складках платья

Еще не старой женщины. Она

Смотрела, ужаса полна.

Как не лишиться ей рассудка!

Все понял, понял все малютка.

— Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! —

Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи.

Дитя, что ей всего дороже,

Нагнувшись, подняла двумя руками мать,

Прижала к сердцу, против дула прямо.

— Я, мама, жить хочу. Не надо, мама!

Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? —

И хочет вырваться из рук ребенок,

И страшен плач, и голос тонок,

И в сердце он вонзается, как нож.

— Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты

Закрой глаза, но голову не прячь,

Чтобы тебя живым не закопал палач.

Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно.--

Источник:

vk.com

Торговая война. Стихи в городе Ростов-на-Дону

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Торговая война. Стихи по разумной цене, сравнить цены, а также изучить прочие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Ростов-на-Дону, Томск, Магнитогорск.