Каталог книг

Раневская Ф. Шуточные стихи и непечатные афоризмы

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Раневская Ф. Шуточные стихи и непечатные афоризмы Раневская Ф. Шуточные стихи и непечатные афоризмы 225 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Фаина Раневская. Лучшие цитаты и афоризмы Раневская Ф. Фаина Раневская. Лучшие цитаты и афоризмы 154 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Фаина Раневская. Анекдоты. Афоризмы. Суждения Раневская Ф. Фаина Раневская. Анекдоты. Афоризмы. Суждения 154 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Раневская шутит. Неизвестные афоризмы Раневская Ф. Раневская шутит. Неизвестные афоризмы 377 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Все афоризмы Раневская Ф. Все афоризмы 366 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Самые остроумные афоризмы и цитаты Раневская Ф. Самые остроумные афоризмы и цитаты 178 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Раневская Ф. Раневская Ф. "Я буду смеяться последней". Исповедь и неизвестные афоризмы великой актрисы 493 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Шуточные стихи и непечатные афоризмы (скачать fb2)

Шуточные стихи и непечатные афоризмы

В личном архиве Фаины Раневской, который считался утраченным более четверти века, обнаружились не только ее сенсационные мемуары, дневники, рисунки, но и подборка стихов. При жизни великая актриса не показывала их даже самым близким друзьям, среди которых была и Анна Ахматова, – это ее Раневская считала Поэтом с большой буквы, а себя – всего лишь «рифмоплетом» (ее собственные слова). Однако каждый, кому повезет прочесть эту книгу, может убедиться, что «вирши» Раневской – настоящая поэзия: остроумная, талантливая, очень смешная, очень горькая, очень личная. Как и ее неизвестная рукопись, хранившаяся в одной папке со стихами и озаглавленная «Непечатные афоризмы»:

«О тех лежачих, которых не бьют, обычно вытирают ноги».

«Можно и бесплатный сыр из мышеловки съесть. Если ты вторая мышь, а не первая».

«Настоящие мужчины не плачут. Но как же они порой ноют!»

«На два извечных русских вопроса «Кто виноват?» и «Что делать?» давным-давно существует простой русский ответ: «А хрен его знает!»

Источник:

paraknig.com

Читать бесплатно книгу Шуточные стихи и непечатные афоризмы, Фаина Раневская

Шуточные стихи и непечатные афоризмы Вступление

Фаина Георгиевна Раневская была человеком удивительным.

Она прожила долгую и весьма непростую жизнь, в которой было все – любовь народная и нелюбовь чиновников, слава и неизвестность, голод и холод, богатство и практически нищета, прекрасные роли и их отсутствие, сознание, что не доиграла, не сделала и десятой доли того, что могла бы…

Последнее для актрисы, тем более, ее уровня, не просто обидно, но трагично.

Обладавшая талантом, подобным бриллианту, Раневская смогла показать нам только одну его грань – комедийной актрисы, да и то не вполне. Просто не предлагали роли, а если и давали, то только в эпизодах.

Но кто же из нас не помнит ее спекулянтку Маньку из пьесы «Шторм», тапершу из фильма «Александр Пархоменко» с папиросой в уголке рта, одновременно жующую и поющую слащавый романс, мачеху из «Золушки», мечтавшую пристроить дочерей – одну за принца, а вторую за короля и жалевшую о том, что королевство маловато… Маргариту Львовну, объявившую, что красота страшная сила… и, конечно, коронную фразу «Муля, не нервируй меня!»…

Фильмы забылись, спектакли тоже, но придуманные ею фразы, как и сами образы, остались.

А ведь Раневская прекрасно справлялась с трагическими ролями, только вот фильмы с таковыми на экраны не попали, так сложилась судьба.

Не лучше и в театре.

Актриса ее уровня могла годами (!) не получать ролей, а спектакль «Шторм», на который зрители валом валили из-за эпизода допроса спекулянтки Маньки, только бы услышать ее «не-е… барышня я…» и «шо вы грыте?», именно из-за популярности этого «нетипичного для советского театра образа» был и вовсе исключен из репертуара.

По этому поводу Раневская с горечью говорила, что режиссер Завадский сделал в искусстве только одно: выгнал ее из «Шторма».

Но была еще «Странная миссис Сэвидж» – роль, которую ей пришлось отдать смертельно больной Любови Орловой, а потом столь же больной Вере Марецкой. В спектакль Фаина Георгиевна больше не вернулась, запись его осталась только с Верой Марецкой в заглавной роли.

И конечно, «Дальше – тишина». Спектакль, по окончании которого из зала выходили заплаканными даже мужчины, а количество междугородних звонков из Москвы в дальние города престарелым родителям увеличивалось в разы. Так, как сыграли в паре Раневская и Плятт, не смог (да и не пытался) больше никто.

Можно добавить еще несколько ролей, но разве это перечень для ТАКОЙ актрисы?

Фаина Георгиевна прекрасно сознавала, что ее дар пропадает втуне, страдала от отсутствия ролей, от однообразности предлагаемых вариантов, от невысказанности.

Но не меньше страдала она от халтуры в театре. Служившая ему, жившая на сцене не только во время спектаклей, но и на репетициях, даже не генеральных, Раневская требовала того же и от коллег. Ее требования казались придирками старухи, пусть и гениальной.

Фаина Георгиевна была крайне «неудобной» для многих, в том числе для коллег по театру.

Все прекрасно понимали, что это «никогда» до следующего раза. Обижались даже те, кто понимал – это не со зла.

Еще более неудобной Раневская была для разного рода чинуш независимо от их ранга.

Не вступила в партию, не желая подвергать себя критике и на партийных собраниях. Не сделала карьеру в театре, считая, что заниматься театральной карьерой могут только бездари.

Зрители в кино оценили ее только в комических ролях, просто потому что других не предлагали.

Но кто сейчас помнит чиновников того времени, а фраза «Красота страшная сила!» осталась на многие десятилетия.

Она не придумывала афоризмы или рифму, она просто так жила – крепко (не в смысле мата, а в смысле меткости) припечатывая глупость и пошлость, подмечая ложь и фальшь.

Далеко не все, ныне приписываемое ей, действительно принадлежит Раневской. Мало того, можно утверждать, что большая часть не принадлежит, но «в стиле Раневской» – это уже знак меткости выражений.

Фаина Георгиевна была интеллигентна и редко пользовалась ненормативной лексикой вне круга близких знакомых, хотя ей приписывают таковую на каждом шагу.

Это тоже народная любовь – считать, что обожаемая актриса может выдать крепкое словцо. При этом все прекрасно понимают, что никогда не услышали бы от Раневской ни единого грубого слова, а уж нецензурного, тем более.

Раневская не писала стихов. Во всяком случае, никогда не читала их другим.

Но после ее приятельницы Н.С. остался архив, который расползся по частям в разные дома и руки. Подруга ненадолго пережила саму Раневскую и никому ни словом не обмолвилась о сокровищах, которые хранила дома. А ведь у нее были не только тетради Фаины Георгиевны…

Раневской ли принадлежат короткие записочки и эти стихотворные опусы? Почти наверняка можно сказать «да». Никто из окружения Н.С. не мог написать такие едкие строчки. Но осторожная душеприказчица многое в доверенном ей просто… вымарала. Увы, у людей этого поколения был печальный опыт расплаты за чужие слова, сохраненные в таких тетрадках. Хорошо хоть это осталось…

Почему сама Фаина Георгиевна никогда не публиковала свои заметки? Наверное, помнила о судьбе крылатой фразы «Муля, не нервируй меня!», сказанной в фильме вскользь, но основательно испортившей ей жизнь.

Не желая прослыть записной острословкой, Раневская держала свои мысли при себе.

«Исправляя» классиков

Из рая не за пьянство

И не за лень от века —

За плод с Древа познания

Много испытала я сама

И теперь мой вывод вот каков:

Это где-то горе от ума,

Наши беды все от дураков!

Вы сказали мне сурово,

Что, мол, нет такого слова.

Как? Прошу мне дать ответ:

Ж… есть, а слова нет?!

Смеяться право же грешно над тем,

что только ВАМ смешно!

Маразм крепчает год от года —

Берет, берет свое природа…

Порою нужно к стенке встать,

На ней чтоб барельефом стать.

Одни творят, другие им мешают.

Те машут крыльями, а эти подрезают.

Жизнь, свои полосы располагая,

Нас обмануть норовит.

Светлая вмиг поперек пролетает,

Черная вдоль очень долго бежит.

Будь ты кретин или гений

Все же за что ни возьмись,

В жизни есть два направления —

Стрелками «вверх» или «вниз».

На выход мы уж столько лет

В конце туннеля виден свет,

Но свет-то красный!

Он не бабник и не г…но,

И всю свою жизнь хреновую

Любил он обычно всего одну,

Только частенько новую.

Мудрость-Софья стала вдруг химерою,

Люди уж не платят по долгам.

Многие давно Надежду с Верой

Променяли на Любовь к деньгам.

«Художник нищим должен быть

А вы хотели бы творить

Нагими в чистом поле?

Бес в ребро его пусть не стращает,

Все равно ведь живет невенчанным.

Седина подбородка пугает,

Только если она у женщины.

Хоть красота не всем дана,

Но женщинам она нужна.

Чтобы начать собой гордиться.

Стоит глупость совершить,

Опыт тут как тут:

– Надо было не грешить…

Люди – дальние потомки обезьян —

Нам твердят со школы год за годом.

Гены повторят любой изъян,

Был горбатым предок иль уродом.

Целый час в задумчивой тиши

Я гадаю перед клеткой, где приматы:

Неужели в подлости души

Гены этих тварей виноваты?

Жизненному опыту я вопрос задал:

– Что ж ты снова, милый мой, сильно опоздал?

На уход актрисы в другой театр:

Весной настала все ж пора,

И жизнь пришла в движение:

Вчера от бублика дыра

«Хватит жить с оглядкой на прошлое,

Нам вперед устремиться пора!

Удалим из театра все пошлое!».

Удалили. Осталась дыра.

Лучше не глядеть в их дневники,

В сочинениях у них ошибок ворох.

Без ошибок пишут на заборах.

Лет сто, пожалуй, жить должна.

Да и того мне будет мало.

За годы жизни я камней

Уж слишком много раскидала.

Юным тайн не стоит доверять,

Выболтают – не заметят сами.

И язык надежней удержать

Людям за протезными зубами…

На великих хотим быть похожими,

С ними рядом шеренгою встать.

Но поскольку не все вышли рожами,

Равняясь, можно ровней и не стать…

Вегетарианцу тоже нужно мясо,

Но не есть и не гостей кормить.

Все ж свинью имеет про запас он,

Чтоб ее кому-то подложить.

Когда клянемся в верности до гроба,

Нам не мешает взять на карандаш:

Разные гробы в виду имеем оба:

Вы уж верно мой, а я, конечно, ваш.

Муху в слона превратить очень просто,

Пусть этот слон огромадного роста.

А вот обратно не получается,

Слон в насекомое не превращается!

Когда, витая в облаках,

Вы будете кружить,

То не забудьте под бока

Был он спец толковый.

Сам же больше всех любил

Сказала же Ева Адаму:

– Мой милый, гуляй, где хочешь.

Но сделаешь шаг налево,

И сразу рога схлопочешь!

Очень я старалась.

В результате вышел толк —

Была я краше некуда,

Красивей всех на свете,

Пока была в проекте.

Но после до рождения

Я сильно изменилась

И смуглою уродиной

На этот свет явилась.

Когда стоим у кассы,

То как-то получается,

Что денежные массы

Народных вдруг чураются.

Надстройкою над базисом стоим —

Твердит о том нам марксово ученье.

Не в силах ничего произвести,

Мы производим только впечатленье.

Мне стыдно жить в одной Одессе с вами!

Сплошной позор на весь большой Привоз!

Запомните: «Как жизнь и как здоровье мамы?» —

Приветствие, а вовсе не вопрос.

Скоро средств на него не найду.

Интересно, почем дрова

У чертей под котлом в аду?

Взятки щедро мы даем…

Взятки ловко мы берем…

Получается без взяток

Путь любой не будет гладок!

Принцу заводить коня

Ныне дамы признают

Не коня, а «Волгу».

Увидала я в окне:

Принц на сказочном коне!

Как мечтала я о нем…

Встрече с принцем (и конем)!

Конь хорош и принц не хуже

Даже в отраженье в луже.

Я окошко отворила,

Им улыбку подарила…

Конь немного поскучал,

Принц немного помолчал…

Принцу было все равно.

Вот и на мое окно

Он не бросил взор ни разу.

И печальным был финал,

Потому что принц (зараза!)

На полвека опоздал.

Мужчинам, что ленятся,

Стоит понять и твердо запомнить одно:

За ракушкой с жемчугом надо нырять,

Не тонет и в руки плывет лишь г…но…

Журчал ручей, и птички щебетали

Когда любимый мой меня позвал

На Сену… Думала, в Париж позвали,

А оказалось, нет – на сеновал…

Мораль сей басни такова:

Когда тебя куда-то приглашают,

Не пенье птиц ты слушай, а слова.

Они и неприятными бывают.

Вот раньше были зеркала —

А ныне отражения —

Чтоб только кони ржали!

«Вышли мы все из народа»…

В народе не осталось никого.

Но это не певца забота,

Он песню сочинил не для того.

«Нам песня строить и жить помогает»…

Сама кирпич и несет, и кладет.

Кто с этой песней по жизни шагает,

Тот далеко в этой жизни пойдет!

Поэтические пародии

Маугли в странах холодных

Встретил слонов накомодных.

И состраданьем проникся

К этим созданьям из гипса.

– Что это с вами, моими слонами? —

Маугли крикнул в печали…

Хором подумав: «Ой, что это с нами?» —

Хором слоны промолчали.

Хором ансамбль свою песню заводит,

Хором читают стихи.

Хор лягушачий рулады выводит

В час, когда зори тихи…

Ну, а слоны? Им лишь стоит начать —

Хором умеют молчать!

В огромном городе моем – ночь.

Из дома сонного иду – прочь…

Освободите от дневных уз,

Друзья, поймите, что я вам – снюсь.

Приснилась я, не более того.

И обвинять не стоит никого.

Не заслонила никому свет,

Я тень всего лишь, и меня нет…

Говорят, что плохая примета

Самого себя видеть во сне.

Прошлой ночью за час до рассвета

На дороге я встретился мне.

Я себя повстречала отнюдь не во сне.

Я себя увидала не в темном окне.

В зеркалах эту рожу повсюду встречать

Обречен бедный взор мой опять и опять.

Быть знаменитым некрасиво…

Быть знаменитым некрасиво.

Уродство просто, мне поверь.

Не бойся, Боря, перед славой

Закроем накрепко мы дверь!

И пусть стучит к нам хоть ногой,

Ей не откроем, дорогой!

Чай возник из блюдца.

Мир из хаоса возник.

А из утра полдень…

Ах, как много в жизни мы читаем разных книг!

Ах, как мало в результате помним!

Много прочитала в жизни книг,

Только не смогла никак запомнить,

Как источник хаоса возник,

Чтобы стихи так глупостью наполнить.

Мало иметь писателю

Надо иметь писателю

Всем писатели обеспечены,

Нам писатели очень нужны.

Только вдруг оказалось: проблема

Есть в масштабах целой страны.

В ожиданье славы грядущей

Все творят, но пока что, увы,

Ни один из ныне живущих

Не имеет достойной вдовы.

Жены есть, не хватает им вдов.

По вдове не хватает на брата.

Всем Союз обеспечить готов,

Только вдов раздобыть где-то надо…

«Дурацкий» учебник физики

Фаина Георгиевна не очень любила точные науки, вероятно, сказался неудачный школьный опыт, когда впечатлительной девочке было трудно сосредоточиться. Пришлось учить ребенка дома, а в гимназии лишь сдавать экзамены каждый год.

Это не мешало девочке быть весьма начитанной, а уже взрослой Раневской просто блистать образованностью. Впрочем, она никогда не участвовала в беседах на темы, в которых «плавала».

Но, желая восполнить пробелы в знаниях, иногда просила людей, которым доверяла, объяснить то или иное явление.

Вероятно, после таких объяснений и рождалось юмористическое толкование законов природы.

Утонуть решила Мила,

В ванну воду налила.

Утонуло только мыло,

Ну а Мила не смогла.

По закону Архимеда

Так всегда бывает —

Тушка вытеснит объем

Тот, что занимает.

В этой ванне только Милы

Потому-то для воды

Места не осталось.

Если ты идешь вперед —

Это лишь движение.

Если дать пинок под зад —

Объяснили мне вчера про мое падение —

Это, мол, сработала сила притяжения.

С точки зрения Ньютона я на все взглянула:

Оказалось, моя ж… Землю притянула!

Подражая дедушке Крылову Ворона и Лисица

Ворону к празднику профком

Однажды наградил сырком.

Встав в очередь поу?тру в среду,

Она уже в четверг к обеду

Талон кассиру подала,

Чтоб та продукт ей продала.

Ворону в давке потолкали,

Изрядно перья пощипали,

И бедная часам к шести,

Смогла лишь дух перевести.

К несчастию, Лиса о том узнала.

Но льстить лукавая не стала.

Что лесть? Она хоть и красна,

Но уж давно не столь сильна.

К вороньей совести воззвала,

Речь яркую Лиса сказала

О голодающих, о Мире,

Ну и, конечно же, о сыре:

– Вклад в дело Мира этот сыр!

И ничего, что сплошь из дыр.

Помочь готова детям я,

А также вся моя семья, —

Ворона слезы промокнула

И сыр Лисице протянула.

С куском была плутовка такова.

Ворона же едва жива,

Зато горда собой без меры —

Салют отдайте, пионеры, —

Она осталась пусть без сыра,

Зато борцом за дело Мира!

Про Завадского

Он актрису воспитал

Из меня советскую.

Все в пример мне приводил

У меня же тот момент

В две ноги хромает.

Если выучу я Кодекс,

Будем с ней на равных.

Буду роли я играть

Из числа Заглавных.

Я же Кодекс не учила,

Все «валяла Ваньку».

И в итоге получила

Раз комедию давали,

Только критик в своей ложе

За кулисой режиссер

Все хотел, чтобы наш критик

Да, давно мы не видали

Весь партер не просто плакал —

Он рыдал от смеха.

Критик же мрачнее тучи

Оказалось очень просто —

Зуб болел у критика.

Жизненная философия

Он чужого не берет – только свое. Проблема в том, что считает своим многое, что другие тоже считают своим.

Есть две категории людей, которые всегда будут ненавидеть друг друга – это мужья и холостяки…

Прочитав очередной некролог:

– Пора заняться организацией похорон.

– Чьих, Фаина Георгиевна? Кто-то умер?

– Я не в состоянии организовать свою жизнь, надо же сделать это хотя бы с похоронами.

Тридцатилетний оболтус может быть сволочью для жены, бездельником для тещи, бездарью и лентяем для начальника, но он все равно солнышко для своей бабушки.

Смерть – лучшая месть бывшего больного неправильно лечившему его врачу.

Узнав о смерти неприятного знакомого:

– Даже своей смертью умудрился испортить всем жизнь!

– В чем, Фаина Георгиевна?

– Только он мог постараться умереть в пятницу, да еще и перед праздниками!

– Ученые не правы, венец эволюции мира не человек, а человечность в нем. Без нее человек всего лишь скотина, каких много …

– М. потребовала от своего зятя, чтобы тот организовал ей захоронение в Кремлевской стене. Любой ценой!

– О, он нашел изящный выход из положения…

– Какой, Фаина Георгиевна?

– Сказал, что цена хоть и велика, но от него не зависит. Мол, похороны не позже, чем послезавтра.

– Шекспир сказал, что вся жизнь театр. Значит, мы играем заранее определенные роли в написанной кем-то пьесе еще и без права на импровизацию? И даже финал для каждого известен, неизвестно только в какой сцене какого акта он состоится.

До чего же бывает противна эта противная сторона!

– Припеваючи живут только певцы и композиторы.

– На путь истинный встать можно, но потом стоять не стоит.

– «И нашим и вашим»… А себе-то что?

– Открою страшную тайну: наши дороги в целях противодействия движению возможного противника просто совмещены с противотанковыми рвами…

Услышав восторженный возглас актрисы, побывавшей в Париже, «Просто слов не хватает!», Раневская интересуется:

– А матом не пробовали?

– Иногда во время сбора театральной труппы меня одолевают сомнения в правоте учения Дарвина. В происхождении человека явно участвовали не только обезьяны, но и многие другие скоты…

– Обидно не то, что дурой назвали, а что они в чем-то правы…

– Прогресс научной мысли так скор, что большинство средних умов за ним просто не успевает. Впрочем, и ученых тоже.

– Фаина Георгиевна, какие недостатки вам наиболее неприятны?

Раневская со вздохом:

– Не всякую мысль нужно доводить до ума. Некоторые лучше оставить брошенными.

– На природе гадит только тот, кто уже основательно нагадил внутри себя.

– Ежедневные, ежеминутные удовольствия – это хорошенькие кирпичики для прочного счастья. Вопрос только в том, что это за кирпичики.

– Удивительно, но человек легче переносит нелюбовь к себе, чем неуважение.

– Если использовать свои достоинства только как повод для похвальбы или гордости, они быстро перерастут в недостатки.

– У него на роду написаны одни матерные выражения.

– Все мечтают стать идеальными, забывая при этом, что сами с таковыми предпочитают дела не иметь.

– Мужчины мечтают о том, что их жены стали идеальными. Но попробуйте стать – тут же «сделают ноги», ведь идеальной жене должен соответствовать идеальный муж, а это уже тяжелей…

– Идеальные девушки часто остаются одинокими. Просто мужчин пугает соседство с идеальной женщиной необходимостью ей соответствовать.

– Самая большая роскошь в жизни – человеческое общение и жизнь без боли.

– Мало верить в светлое будущее, нужно еще и верить в людей в настоящем, а то ведь без них это будущее попросту не состоится.

– Это раньше просили просто хлеба и зрелищ. Сейчас требуют хлеба с маслом и сыром, а зрелищ с размахом и по телевизору, чтобы не отрываться от дивана.

– Название седьмого дня недели после шести рабочих наводит на странные мысли…

(Рабочая неделя была шестидневной, а единственный выходной – воскресенье).

– Совесть человеческая легче засыпает не под счет овец или слоников, а под шелест купюр.

– Белые вороны бывают всех цветов радуги, а вот окружающие их обычно серого цвета.

– Даже самые бескорыстные работают все же за деньги, получая зарплату.

– Дважды в месяц самые бескорыстные становятся корыстными – в день аванса и зарплаты.

– Если хотите остаться в душе человека, открыть ее надо осторожно и ключиком. Распахивая ударом ноги, вы никогда там не задержитесь.

– Самые скучные люди те, у кого все в порядке. Им и посочувствовать не в чем, и тайно позлорадствовать тоже.

– Если женщине дают больше, чем она стоит, то она обижается только в случае возраста.

– Говорят, что все в жизни развивается по спирали. Тогда самое главное – вверх ты движешься по ней или вниз.

– Страшно не то, что слишком многие берут от жизни все, плохо, что не возвращают или делают это, основательно испачкав то, что взяли.

– Не завидует только тот, кто знает цену жизни.

– Познание самого себя сильно отвлекает человека от изучения чужих недостатков.

– Это врагов надо знать в лицо, а самого себя и со спины, и снаружи, и изнутри. Но это свое знание держать за зубами.

– Одно из самых неестественных в жизни – походка женщины, почувствовавшей, что за ней наблюдает интересующий ее мужчина.

– Время непобедимо, мы все проигрываем возрасту. Только некоторые сопротивление ему ставят во главу угла, и многое теряют в жизни. Как бы научиться проигрывать красиво…

– Фаина Георгиевна, почему вы не вышли замуж?

– У меня клаустрофобия – боюсь цепей брачных уз.

– Человек животное не общественное, а стадное. Большинству все равно куда и с кем, лишь бы как все. Это упрощает задачу вождям.

При использовании книги "Шуточные стихи и непечатные афоризмы" автора Фаина Раневская активная ссылка вида: читать книгу Шуточные стихи и непечатные афоризмы обязательна.

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Источник:

bookz.ru

Читать онлайн Шуточные стихи и непечатные афоризмы автора Раневская Фаина Георгиевна - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "Шуточные стихи и непечатные афоризмы" автора Раневская Фаина Георгиевна - RuLit - Страница 1

Шуточные стихи и непечатные афоризмы

Фаина Георгиевна Раневская была человеком удивительным.

Она прожила долгую и весьма непростую жизнь, в которой было все – любовь народная и нелюбовь чиновников, слава и неизвестность, голод и холод, богатство и практически нищета, прекрасные роли и их отсутствие, сознание, что не доиграла, не сделала и десятой доли того, что могла бы…

Последнее для актрисы, тем более, ее уровня, не просто обидно, но трагично.

Обладавшая талантом, подобным бриллианту, Раневская смогла показать нам только одну его грань – комедийной актрисы, да и то не вполне. Просто не предлагали роли, а если и давали, то только в эпизодах.

Но кто же из нас не помнит ее спекулянтку Маньку из пьесы «Шторм», тапершу из фильма «Александр Пархоменко» с папиросой в уголке рта, одновременно жующую и поющую слащавый романс, мачеху из «Золушки», мечтавшую пристроить дочерей – одну за принца, а вторую за короля и жалевшую о том, что королевство маловато… Маргариту Львовну, объявившую, что красота страшная сила… и, конечно, коронную фразу «Муля, не нервируй меня!»…

Фильмы забылись, спектакли тоже, но придуманные ею фразы, как и сами образы, остались.

А ведь Раневская прекрасно справлялась с трагическими ролями, только вот фильмы с таковыми на экраны не попали, так сложилась судьба.

Не лучше и в театре.

Актриса ее уровня могла годами (!) не получать ролей, а спектакль «Шторм», на который зрители валом валили из-за эпизода допроса спекулянтки Маньки, только бы услышать ее «не-е… барышня я…» и «шо вы грыте?», именно из-за популярности этого «нетипичного для советского театра образа» был и вовсе исключен из репертуара.

По этому поводу Раневская с горечью говорила, что режиссер Завадский сделал в искусстве только одно: выгнал ее из «Шторма».

Но была еще «Странная миссис Сэвидж» – роль, которую ей пришлось отдать смертельно больной Любови Орловой, а потом столь же больной Вере Марецкой. В спектакль Фаина Георгиевна больше не вернулась, запись его осталась только с Верой Марецкой в заглавной роли.

И конечно, «Дальше – тишина». Спектакль, по окончании которого из зала выходили заплаканными даже мужчины, а количество междугородних звонков из Москвы в дальние города престарелым родителям увеличивалось в разы. Так, как сыграли в паре Раневская и Плятт, не смог (да и не пытался) больше никто.

Можно добавить еще несколько ролей, но разве это перечень для ТАКОЙ актрисы?

Фаина Георгиевна прекрасно сознавала, что ее дар пропадает втуне, страдала от отсутствия ролей, от однообразности предлагаемых вариантов, от невысказанности.

Но не меньше страдала она от халтуры в театре. Служившая ему, жившая на сцене не только во время спектаклей, но и на репетициях, даже не генеральных, Раневская требовала того же и от коллег. Ее требования казались придирками старухи, пусть и гениальной.

Фаина Георгиевна была крайне «неудобной» для многих, в том числе для коллег по театру. Ее острого языка побаивались, корили за бесконечные опоздания и, что там скрывать, не всегда любили. Сама она говорила, что обидеть может только случайно, в запале, но нарочно – никогда! Сгоряча высказывала нелицеприятное замечание во время репетиции, доводила актрису до слез, но не успевала та вернуться домой, как раздавался звонок от Раневской с душевными извинениями и обещаниями «больше никогда»…

Все прекрасно понимали, что это «никогда» до следующего раза. Обижались даже те, кто понимал – это не со зла.

Еще более неудобной Раневская была для разного рода чинуш независимо от их ранга.

Не вступила в партию, не желая подвергать себя критике и на партийных собраниях. Не сделала карьеру в театре, считая, что заниматься театральной карьерой могут только бездари.

Зрители в кино оценили ее только в комических ролях, просто потому что других не предлагали.

Но кто сейчас помнит чиновников того времени, а фраза «Красота страшная сила!» осталась на многие десятилетия.

Она не придумывала афоризмы или рифму, она просто так жила – крепко (не в смысле мата, а в смысле меткости) припечатывая глупость и пошлость, подмечая ложь и фальшь.

Далеко не все, ныне приписываемое ей, действительно принадлежит Раневской. Мало того, можно утверждать, что большая часть не принадлежит, но «в стиле Раневской» – это уже знак меткости выражений.

Фаина Георгиевна была интеллигентна и редко пользовалась ненормативной лексикой вне круга близких знакомых, хотя ей приписывают таковую на каждом шагу.

Это тоже народная любовь – считать, что обожаемая актриса может выдать крепкое словцо. При этом все прекрасно понимают, что никогда не услышали бы от Раневской ни единого грубого слова, а уж нецензурного, тем более.

Источник:

www.rulit.me

Раневская Ф. Шуточные стихи и непечатные афоризмы в городе Иваново

В нашем каталоге вы сможете найти Раневская Ф. Шуточные стихи и непечатные афоризмы по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Доставка товара может производится в любой населённый пункт России, например: Иваново, Волгоград, Челябинск.