Каталог книг

Деверо Дж. Аромат жасмина

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Деверо Дж. Деверо(best) Девственница Деверо Дж. Деверо(best) Девственница 193 р. bookvoed.ru В магазин >>
Деверо Дж. Деверо(best)Золотые дни Деверо Дж. Деверо(best)Золотые дни 196 р. bookvoed.ru В магазин >>
Деверо Дж. Деверо(best)Бархатный ангел Деверо Дж. Деверо(best)Бархатный ангел 196 р. bookvoed.ru В магазин >>
Деверо Дж. Тайны Деверо Дж. Тайны 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Деверо Дж. Шиповник Деверо Дж. Шиповник 202 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Деверо Дж. Благословение Деверо Дж. Благословение 77 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Деверо Дж. Девственница Деверо Дж. Девственница 186 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Аромат жасмина - Деверо Джуд - Страница 1

Деверо Дж. Аромат жасмина
  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 529 278
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 457 848

Чарлстон, Южная Каролина, 1799 год

— Все это ради Шотландии, — сказал Ти-Си Коннор своей крестнице Кей. — Ради родины твоего отца, ради людей, живущих там. Твой отец был лэрдом, а это значит, что ты дочь лэрда, следовательно…

— Думаете, отец согласился бы, чтобы я сделала то, о чем вы просите? — спросила Кей, весело глядя на него из-под густых ресниц.

Ти-Си лежал в кровати. На его ногу от колена до бедра была наложена шина. Он сломал ногу всего несколько часов назад и сейчас при малейшем движении морщился от боли, однако ему все же удалось улыбнуться в ответ.

— Если бы твой отец узнал, о чем я прошу его драгоценную дочку, он привязал бы меня к фургону и протащил бы по горам.

— Я поеду, — твердо произнесла Хоуп, сидевшая по другую сторону кровати. — Возьму карету и…

Ти-Си накрыл ее руку своей и ласково посмотрел на нее. Хоуп была единственной дочерью Батшебы и Исаака Чапменов. Молодая красавица Батшеба умерла много лет назад, а ворчливый, вечно всем недовольный старый Исаак продолжал коптить небо. Ти-Си называл себя другом семьи, но Кей слышала, как в дамских кругах шептались о том, что между Батшебой и Ти-Си было нечто большее, чем дружба, Утверждали даже, что Ти-Си вполне может быть отцом Хоуп.

— Очень мило с твоей стороны, дорогая, предложить такое, но… — Он замолчал, не желая вслух говорить об очевидном.

Хоуп выросла в городе и никогда не умела ездить верхом. Путешествовала она только в каретах. К тому же после перелома левой ноги, которую она сломала в три года, упав с лестницы, кость срослась неправильно. Сейчас длинные юбки скрывали обувь на толстой, в пять сантиметров, подошве.

— Дядя Ти-Си, — терпеливо начала Хоуп, — вы просите Кей о невозможном. Взгляните на нее. Она одета для бала. В таком наряде на лошади не поездишь.

Ти-Си и Хоуп одновременно посмотрели на Кей. Казалось, блеск, исходящий от ее роскошного туалета, озарял комнату. Кей только что исполнилось двадцать, и хотя ее никто не назвал бы классической красавицей, она была очень привлекательна. Особенно красивыми были темно-голубые глаза с длинными ресницами. Однако главным достоинством ее внешности были густые золотисто-каштановые волосы. Сейчас они были заколоты в пучок, и несколько кокетливо выпущенных локонов слегка смягчали жесткую линию подбородка, которую Кей унаследовала от отца.

— Я хочу, чтобы после встречи она сразу же поехала на бал. — Подавив стон, Ти-Си сел. — Может, я сам…

Хоуп легонько толкнула его в плечо. Он упал на подушку, и она вытерла его взмокший лоб влажным прохладным полотенцем.

Отдышавшись, Ти-Си снова посмотрел на Кей. Платье на ней действительно было роскошным. Чехол из белого атласа покрывал тончайший газ, который был расшит сотнями крохотных хрустальных бисеринок, а корсаж плотно облегал стройную фигуру. Ти-Си хорошо знал отца Кей, Ангуса Мактерна Харкорта, поэтому не без оснований полагал, что платье стоило больше, чем он сам заработал в прошлом году.

— Хоуп права, — сказал он. — Ты не можешь ехать вместо меня. Это очень опасно, особенно для юной девицы. Жаль, что здесь нет Ната. Или Итана. Или Тэлли.

Кей села в кресло у кровати.

— Верхом я скачу быстрее Тэлли, — сказала она, имея в ввиду самого младшего, того, что был всего на год старше ее, из четверых старших братьев, троих из которых только что упомянул Ти-Си. — А стреляю я не хуже Ната.

— Или Адама, — проговорил Ти-Си. — Жаль, что здесь нет Адама.

Кей вздохнула. Вот превзойти в чем-либо самого старшего брата, Адама, у нее не получается. Соперничать с ним по силам только отцу.

— Дядя Ти-Си, — в голосе Хоуп слышалась тревога, — А вы поступаете неправильно. Вы подбиваете Кей на то, что абсолютно и полностью невыполнимо для нее. Она…

— Может, и не невыполнимо, — перебила ее Кей. — Ведь что от меня требуется, приехать на условленное место с вьючной лошадью в поводу и отдать деньги определенным людям. Вот и все, не так ли?

— Да, это все, — кивнул Ти-Си и снова попытался сесть. — Ты встретишься с этими людьми, передашь им кошель с деньгами, а Алексу отдашь повод от вьючной лошади. Люди уйдут, а ты на своей кобыле поедешь на бал. Задача совершенно простая.

— Может, я… — начала Кей, но теперь ее перебила Хоуп.

— Ти-Си Коннор, — заявила она, вскочив, уперев руки в бока и сердито уставившись на Ти-Си, — вы морочите голову бедному ребенку! Это недопустимо! Вы так запутали ее, что теперь она вряд ли вспомнит хоть одно указание — если вообще смогла их запомнить.

Хоуп было почти тридцать, то есть она была на целых девять лет старше Кей и очень часто обращалась с ней так, будто та еще не вышла из того возраста, когда прыгают через скакалку.

— Но я хорошо понимаю, о чем он просит, — возразила Кей.

— Нет, не понимаешь. — Голос Хоуп поднялся почти до крика. — Все эти люди — преступники. Все до одного. Те двое, которым ты должна передать деньги… — Она перевела взгляд на Ти-Си. — Скажите ей, где вы их подобрали.

— В тюряге, — пробормотал Ти-Си, но, увидев многозначительный взгляд Хоуп, поправился: — В тюрьме. Я подобрал их, когда их выпустили из тюрьмы. Но где же еще мне было взять тех, кто согласился бы сделать то, что мне нужно? В церкви? Хоуп, ты забываешь, что главная цель этого предприятия— Алекс. Именно Алекс…

— Алекс! — Хоуп схватилась за голову и на мгновение отвернулась, а когда повернулась обратно и посмотрела на Ти-Си, ее лицо было красным от гнева. Она не отличалась привлекательностью, а подобный цвет лица превращал ее в дурнушку. — Вы ничего не знаете об этом Александре Макдауэлле. Вы познакомились с ним, когда навещали его в тюрьме.

У Кей от изумления расширились глаза.

— Ты думала, Что наш дражайший дядюшка Ти-Си знает его, не так ли? Ну вот, а он не знает. Наш крестный служил в армии с отцом этого Алекса и твоим отцом, и…

— Этот человек не раз спасал мне жизнь! — сердито перебил ее Ти-Си. — Мы были зелеными, необстрелянными юнцами и терялись, когда в нас начинали стрелять, а он защищал нас. Мак был для нас как отец или старший брат. Он…

— Мак? — Теперь все элементы мозаики начали складываться у Кей в целостную картину. — Человек, которому вы помогли сбежать из тюрьмы, это сын того самого Мака, о котором так много говорит мой отец?

— Да, — ответил Ти-Си, поворачиваясь к Кей. — Сомневаюсь, что твой отец остался бы жив, если бы не Мак.

— Расскажите-ка, что натворил его сынок, — попросила Хоуп. Она еще не успокоилась, и ее лицо по-прежнему оставалось красным.

— Я думала, его… — нерешительно проговорила Кей.

— Что? Арестовали за пьянку? За то, что он упал мордой в свиное корыто?

— Хоуп! — осадил ее Ти-Си. Кей увидела, что он тоже покраснел — и тоже от гнева, как и Хоуп. — Я действительно считаю, что…

— Что можно обманом вынудить Кей сделать то, что вам надо, а факты скрыть?

— Что он натворил? — спросила. Кей.

— Он прикончил свою жену! — выкрикнула Хоуп.

— Ох. — Кей не нашлась что сказать! От изумления ее глаза стали такими огромными, что она теперь напоминала куклу, одетую в бальное платье. Картину дополняли сверкавшие в свете свечей три бриллиантовые звезды у нее в волосах.

Хоуп села на стул у кровати и посмотрела на Ти-Си:

— Ну что, мне рассказать ей, или вы сами?

— Раз уж ты так горишь желанием выложить все подробности той кровопролитной истории, давай, рассказывай.

— Тебя здесь не было, — начала Хоуп, — поэтому ты не видела, какие мерзости печатали в газетах. Александр Лахлан Макдауэлл приехал в Чарлстон три года назад, познакомился с очень красивой и одаренной мисс Лилит Грей и сразу женился на ней. Наутро после свадьбы он перерезал ей горло.

Кей в ужасе прижала руки к щекам.

Хоуп посмотрела на Ти-Си, который буквально прожигал ее взглядом.

Источник:

www.litmir.me

Аромат жасмина читать онлайн - Джуд Деверо

«Аромат жасмина» Джуд Деверо читать онлайн - страница 1

Чарлстон, Южная Каролина, 1799 год

— Все это ради Шотландии, — сказал Ти-Си Коннор своей крестнице Кей. — Ради родины твоего отца, ради людей, живущих там. Твой отец был лэрдом, а это значит, что ты дочь лэрда, следовательно…

— Думаете, отец согласился бы, чтобы я сделала то, о чем вы просите? — спросила Кей, весело глядя на него из-под густых ресниц.

Ти-Си лежал в кровати. На его ногу от колена до бедра была наложена шина. Он сломал ногу всего несколько часов назад и сейчас при малейшем движении морщился от боли, однако ему все же удалось улыбнуться в ответ.

— Если бы твой отец узнал, о чем я прошу его драгоценную дочку, он привязал бы меня к фургону и протащил бы по горам.

— Я поеду, — твердо произнесла Хоуп, сидевшая по другую сторону кровати. — Возьму карету и…

Ти-Си накрыл ее руку своей и ласково посмотрел на нее. Хоуп была единственной дочерью Батшебы и Исаака Чапменов. Молодая красавица Батшеба умерла много лет назад, а ворчливый, вечно всем недовольный старый Исаак продолжал коптить небо. Ти-Си называл себя другом семьи, но Кей слышала, как в дамских кругах шептались о том, что между Батшебой и Ти-Си было нечто большее, чем дружба, Утверждали даже, что Ти-Си вполне может быть отцом Хоуп.

— Очень мило с твоей стороны, дорогая, предложить такое, но… — Он замолчал, не желая вслух говорить об очевидном.

Хоуп выросла в городе и никогда не умела ездить верхом. Путешествовала она только в каретах. К тому же после перелома левой ноги, которую она сломала в три года, упав с лестницы, кость срослась неправильно. Сейчас длинные юбки скрывали обувь на толстой, в пять сантиметров, подошве.

— Дядя Ти-Си, — терпеливо начала Хоуп, — вы просите Кей о невозможном. Взгляните на нее. Она одета для бала. В таком наряде на лошади не поездишь.

Ти-Си и Хоуп одновременно посмотрели на Кей. Казалось, блеск, исходящий от ее роскошного туалета, озарял комнату. Кей только что исполнилось двадцать, и хотя ее никто не назвал бы классической красавицей, она была очень привлекательна. Особенно красивыми были темно-голубые глаза с длинными ресницами. Однако главным достоинством ее внешности были густые золотисто-каштановые волосы. Сейчас они были заколоты в пучок, и несколько кокетливо выпущенных локонов слегка смягчали жесткую линию подбородка, которую Кей унаследовала от отца.

— Я хочу, чтобы после встречи она сразу же поехала на бал. — Подавив стон, Ти-Си сел. — Может, я сам…

Хоуп легонько толкнула его в плечо. Он упал на подушку, и она вытерла его взмокший лоб влажным прохладным полотенцем.

Отдышавшись, Ти-Си снова посмотрел на Кей. Платье на ней действительно было роскошным. Чехол из белого атласа покрывал тончайший газ, который был расшит сотнями крохотных хрустальных бисеринок, а корсаж плотно облегал стройную фигуру. Ти-Си хорошо знал отца Кей, Ангуса Мактерна Харкорта, поэтому не без оснований полагал, что платье стоило больше, чем он сам заработал в прошлом году.

— Хоуп права, — сказал он. — Ты не можешь ехать вместо меня. Это очень опасно, особенно для юной девицы. Жаль, что здесь нет Ната. Или Итана. Или Тэлли.

Кей села в кресло у кровати.

— Верхом я скачу быстрее Тэлли, — сказала она, имея в ввиду самого младшего, того, что был всего на год старше ее, из четверых старших братьев, троих из которых только что упомянул Ти-Си. — А стреляю я не хуже Ната.

— Или Адама, — проговорил Ти-Си. — Жаль, что здесь нет Адама.

Кей вздохнула. Вот превзойти в чем-либо самого старшего брата, Адама, у нее не получается. Соперничать с ним по силам только отцу.

— Дядя Ти-Си, — в голосе Хоуп слышалась тревога, — А вы поступаете неправильно. Вы подбиваете Кей на то, что абсолютно и полностью невыполнимо для нее. Она…

— Может, и не невыполнимо, — перебила ее Кей. — Ведь что от меня требуется, приехать на условленное место с вьючной лошадью в поводу и отдать деньги определенным людям. Вот и все, не так ли?

— Да, это все, — кивнул Ти-Си и снова попытался сесть. — Ты встретишься с этими людьми, передашь им кошель с деньгами, а Алексу отдашь повод от вьючной лошади. Люди уйдут, а ты на своей кобыле поедешь на бал. Задача совершенно простая.

— Может, я… — начала Кей, но теперь ее перебила Хоуп.

— Ти-Си Коннор, — заявила она, вскочив, уперев руки в бока и сердито уставившись на Ти-Си, — вы морочите голову бедному ребенку! Это недопустимо! Вы так запутали ее, что теперь она вряд ли вспомнит хоть одно указание — если вообще смогла их запомнить.

Хоуп было почти тридцать, то есть она была на целых девять лет старше Кей и очень часто обращалась с ней так, будто та еще не вышла из того возраста, когда прыгают через скакалку.

— Но я хорошо понимаю, о чем он просит, — возразила Кей.

— Нет, не понимаешь. — Голос Хоуп поднялся почти до крика. — Все эти люди — преступники. Все до одного. Те двое, которым ты должна передать деньги… — Она перевела взгляд на Ти-Си. — Скажите ей, где вы их подобрали.

— В тюряге, — пробормотал Ти-Си, но, увидев многозначительный взгляд Хоуп, поправился: — В тюрьме. Я подобрал их, когда их выпустили из тюрьмы. Но где же еще мне было взять тех, кто согласился бы сделать то, что мне нужно? В церкви? Хоуп, ты забываешь, что главная цель этого предприятия— Алекс. Именно Алекс…

— Алекс! — Хоуп схватилась за голову и на мгновение отвернулась, а когда повернулась обратно и посмотрела на Ти-Си, ее лицо было красным от гнева. Она не отличалась привлекательностью, а подобный цвет лица превращал ее в дурнушку. — Вы ничего не знаете об этом Александре Макдауэлле. Вы познакомились с ним, когда навещали его в тюрьме.

У Кей от изумления расширились глаза.

— Ты думала, Что наш дражайший дядюшка Ти-Си знает его, не так ли? Ну вот, а он не знает. Наш крестный служил в армии с отцом этого Алекса и твоим отцом, и…

— Этот человек не раз спасал мне жизнь! — сердито перебил ее Ти-Си. — Мы были зелеными, необстрелянными юнцами и терялись, когда в нас начинали стрелять, а он защищал нас. Мак был для нас как отец или старший брат. Он…

— Мак? — Теперь все элементы мозаики начали складываться у Кей в целостную картину. — Человек, которому вы помогли сбежать из тюрьмы, это сын того самого Мака, о котором так много говорит мой отец?

— Да, — ответил Ти-Си, поворачиваясь к Кей. — Сомневаюсь, что твой отец остался бы жив, если бы не Мак.

— Расскажите-ка, что натворил его сынок, — попросила Хоуп. Она еще не успокоилась, и ее лицо по-прежнему оставалось красным.

— Я думала, его… — нерешительно проговорила Кей.

— Что? Арестовали за пьянку? За то, что он упал мордой в свиное корыто?

— Хоуп! — осадил ее Ти-Си. Кей увидела, что он тоже покраснел — и тоже от гнева, как и Хоуп. — Я действительно считаю, что…

— Что можно обманом вынудить Кей сделать то, что вам надо, а факты скрыть?

— Что он натворил? — спросила. Кей.

— Он прикончил свою жену! — выкрикнула Хоуп.

— Ох. — Кей не нашлась что сказать! От изумления ее глаза стали такими огромными, что она теперь напоминала куклу, одетую в бальное платье. Картину дополняли сверкавшие в свете свечей три бриллиантовые звезды у нее в волосах.

Хоуп села на стул у кровати и посмотрела на Ти-Си:

— Ну что, мне рассказать ей, или вы сами?

— Раз уж ты так горишь желанием выложить все подробности той кровопролитной истории, давай, рассказывай.

— Тебя здесь не было, — начала Хоуп, — поэтому ты не видела, какие мерзости печатали в газетах. Александр Лахлан Макдауэлл приехал в Чарлстон три года назад, познакомился с очень красивой и одаренной мисс Лилит Грей и сразу женился на ней. Наутро после свадьбы он перерезал ей горло.

Кей в ужасе прижала руки к щекам.

Хоуп посмотрела на Ти-Си, который буквально прожигал ее взглядом.

— Я сказала что-то не так? Что-то преувеличила?

— Ты говоришь газетными штампами, — процедил Ти-Си.

Хоуп снова повернулась к Кей.

— Этого самого Алекса поймали случайно. Кто-то бросил камень с привязанной к нему запиской в окно спальни судьи Арнольда. В записке говорилось, что молодая жена Алекса Макдауэлла мертва и лежит рядом со своим мужем в номере на верхнем этаже лучшей гостиницы города. Сначала судья решил, что это просто дикая шутка, но потом к нему явился доктор Никерсон и заявил, что получил точно такую же записку. И судья вместе с ним отправился в гостиницу. — Хоуп покосилась на Ти-Си. — Продолжать?

— А разве тебя можно остановить?

Кей переводила взгляд с одного на другого и обратно и видела одинаково поджатые губы, желваки, одинаково играющие на скулах, глаза, одинаково горящие гневом. Она представила, как вернется домой и они с мамой будут смеяться над каждым словом, произнесенным здесь, над каждым жестом — в общем, надо всем, что сейчас происходит. Она и отцу все расскажет, правда, с некоторыми поправками, опуская слова «тюрьма» и «убийство».

— Судья и доктор ворвались в номер еще до рассвета и в кровати рядом с Александром Макдауэллом нашли тело его жены. У нее было перерезано горло!

Кей снова охнула и непроизвольно схватилась за горло.

— Я готов жизнью поклясться, что это убийство совершил не сын Мака, — спокойно сказал Ти-Си.

— Можете клясться сколько угодно, но сейчас вы рискуете жизнью Кей, а не своей! — гневно заявила Хоуп.

Глядя на них, Кей спрашивала себя: а смогут ли впредь эти двое нормально общаться друг с другом?

— Значит, вы собираетесь вытащить его из тюрьмы и отослать подальше отсюда?

— Мой план был именно таков, за исключением одного: я намеревался ехать с ним.

— Чтобы поучаствовать в его долгих, опасных походах, — продолжала злиться Хоуп. — Куда вы собрались на этот раз?

— В дебри Флориды.

Хоуп аж передернуло от отвращения.

Всю свою жизнь Кей слышала рассказы о путешествиях дяди Ти-Си. Вместе с научными экспедициями он побывал на Дальнем Западе и видел то, что скрыто от взоров белого человека. Он любил растения и, казалось, знал все их латинские названия. Три года он учился зарисовывать то, что видит. Окружающие восхищались его рисунками, Кей же с мамой держали свое мнение при себе, так как обе были талантливыми художниками и считали его работы слишком простыми, слишком примитивными. Одним из учителей Кей по рисованию — ей стали нанимать учителей с четырех лет — был английский художник Рассел Джонс. В студии этот человек был самым настоящим тираном, и Кей приходилось много работать, чтобы добиться того, что он от нее требовал. И это у нее получалось. «Эх, если бы ты была мальчишкой», — много раз с сожалением повторял он.

Кей сообразила, что говорит вслух, только когда увидела, что Ти-Си и Хоуп удивленно таращатся на нее.

— Мистере Джонсе, — подсказал Ти-Си. — Твоем последнем учителе. — Он смотрел на нее с завистью. — Как бы мне хотелось обладать твоим, Кей, талантом. Если бы я умел рисовать так же хорошо и быстро, как ты, я бы сделай втрое больше зарисовок, и все они были бы качественными. У меня ужасно получается перспектива, и это страшно меня бесит!

Хоуп мало что знала о Кей и ее семье. Их объединял только Ти-Си, так как обеим он приходился крестным. Хоуп было известно только одно: что Кей приехала в Чарлстон, чтобы «принять решение».

— Так ты умеешь рисовать?

Ти-Си рассмеялся и тут же сморщился от боли, пронзившей все его тело. Судорожно втянув в себя воздух, он потер колено ниже шины.

— Сам Микеланджело позавидовал бы такому таланту.

— Вряд ли, — улыбнулась Кей и, засмущавшись, опустила глаза.

— И вы хотите рискнуть этой очаровательной девушкой, чтобы спасти убийцу? — продолжала негодовать Хоуп.

— Нет, я просто хочу, чтобы она что-то сделала для человека, который потерял все! Если бы ты пошла со мной к нему в тюрьму — о чем я умолял тебя, — ты бы увидела, как он страдает. Он больше переживает из-за того, что потерял, чем из-за того, что произошло с ним самим.

Эти слова не тронули Хоуп, и Кей догадалась, что этот спор между ними длится довольно давно.

— А чем будет заниматься этот человек после того, как его спасут? — спросила Хоуп. — Бегать от закона до конца дней?

— Как я уже сказал, в соответствии с первоначальным планом мы с Алексом собирались ехать во Флориду вместе с мистером Грейди. — Он пояснил Кей: — Мистер Грейди — начальник экспедиции, и мы запланировали это путешествие еще весной. Мне отводилась роль регистратора, я должен был зарисовывать все, что увижу. Мистер Грейди проявил исключительную доброту, наняв меня, — ведь он знает, что я не умею рисовать людей или животных. Меня интересуют только растения. А ты вот, Кей, умеешь…

Кей не хотелось выслушивать похвалы ее художественному таланту; они казались неуместными, когда речь шла о чьей-то жизни.

— А если этого человека никто не встретит, что с ним будет?

— Его поймают, вернут в тюрьму, а на следующее утро повесят, — ответил Ти-Си.

Кей посмотрела на Хоуп, ожидая от нее подтверждения, но та отказалась как-то комментировать слова крестного.

— Значит, вы хотите, чтобы я привела ему лошадь?

— Да! — Ти-Си успел опередить Хоуп. — И это все. Заплати людям, которые вытащат его из тюрьмы, отдай лошадь Алексу и уезжай.

— И куда он поедет, если я выполню все это?

— К мистеру Грейди. Я начертил карту и обозначил точку, где Алекс должен присоединиться к экспедиции. Ти-Си устремил на Кей задумчивый взгляд. — Думаю, теперь мистеру Грейди придется искать нового регистратора — ведь я поехать не смогу. Плохо…

Кей улыбнулась, догадавшись, что он имел в виду.

— Даже будь я мужчиной, мне вряд ли захотелось бы ехать в экспедицию. Я счастлива дома, с семьей, в Виргинии, и уезжать оттуда желания у меня нет. Приключения я оставляю на долю братьев.

— Вот и правильно, вот и хорошо, — согласилась с ней Хоуп. — Женщинам не пристало носиться по стране и заниматься мужским делом. А еще им не пристало скакать верхом на лошади и ездить на встречи с убийцами.

Ти-Си смотрел на Кей, и взгляд его был серьезным.

— Я знаю тебя с рождениями тебе известно, что я никогда не просил тебя ни о чем, что может угрожать твоей жизни. Платье можно прикрыть широким плащом Хоуп, у него есть капюшон. Я знаю, что ты умеешь ездить верхом. Я видел, как ты брала препятствия, от которых шарахается большинство мужчин.

— Если бы я их не взяла, братья просто высмеяли бы меня, — сказала Кей. — Они бы…

Упоминание о братьях побудило ее задаться вопросом: а что сделали бы они, оказавшись в такой ситуации? Тэлли сразу же вскочил бы в седло; Нат задал бы кучу вопросов, прежде чем уехать; Итан принялся бы собирать вещи — ведь ему предстояла серьезная экспедиция; Адам бы…

— Они бы что? — спросил Ти-Си.

— Они бы помогли любому, кого отец считает другом, — ответила Кей, вставая.

— Тебе нельзя ехать, — не унималась Хоуп.

— Разве ты не сказала, что поехала бы сама, если бы могла? — напомнила Кей.

— Сказала, — кивнула Хоуп. — Но это совсем другое дело. Ты такая юная, ты… ты…

— Еще ребенок? Избалованный? — ухмыльнулась Кей, прищурившись.

С тех пор как они с Хоуп познакомились, она постоянно ощущала, что та отмахивается от нее как от слишком юной, слишком легкомысленной, слишком изнеженной, не способной ни на какое дело, пустышки. Да, на ее долю не выпали те испытания, что пришлось вынести Хоуп — несчастный случай, в результате которого она стала хромой, смерть матери, забота об отце, — однако жизнь и ее заставляла преодолевать препятствия. Она была младшей сестрой четырех братьев.

— Я все сделаю, — сказала Кей и посмотрела на Хоуп так же, как на Тэлли, когда пресекала его попытки сунуть ей за шиворот вторую лягушку.

— Спасибо, — поблагодарил Ти-Си и, прослезившись, взял ее крохотную ручку в свою и поцеловал. — Спасибо, спасибо. Все будет хорошо. Алекс очень милый молодой человек, и…

— Сомневаюсь, что родственники его жены согласились бы с вами, — заметила Хоуп.

Ти-Си повернулся к ней, и она сникла под его взглядом. Она поняла, что проиграла.

— Наверное, мне стоит переодеться, — сказала Кей.

— Нет-нет, я хочу, чтобы ты поехала в таком виде. Сразу после встречи езжай на бал.

— Тогда у тебя будет алиби, — уже почти без гнева проговорила Хоуп.

— Да, верно. Конечно, никто не будет выяснять, где ты была, но все же… — Ти-Си умолк.

Хоуп сокрушенно вздохнула:

— И закрой лицо. Не надо, чтобы тебя кто-нибудь увидел. Даже тот человек.

— Его будут преследовать? — спросила Кей, только сейчас до конца осознав, в какую авантюру ввязалась.

— Я разрабатывал этот план много недель, пока он сидел в тюрьме, — ответил Ти-Си, — и мне кажется, что я учел все варианты. Из тюрьмы побегут трое, и только ты будешь знать, где ждать того, кто нам нужен.

— Наверное, это обошлось вам в немалую сумму, — сказала Хоуп.

Ти-Си отмахнулся от нее. Этот побег стоил ему всего, что он имел, однако рассказывать об этом он не собирался.

— Когда мне выезжать? — спросила Кей, судорожно сглатывая при мысли, что ехать придется ночью.

— Надо было выехать еще двадцать минут назад.

— Крестный не хочет давать тебе время на раздумья, — съязвила Хоуп.

— Я отвлеку ее каким-нибудь делом, — сказала Хоуп. — Она даже не заметит, что ты уехала.

— Я… я… э-э… — забормотала Кей.

— Езжай! — велел Ти-Си. — Хватит думать, просто езжай! Закрой лицо, постарайся, чтобы тебя никто не увидел, даже Алекс, а потом отправляйся на бал. Чтобы не пошли разговоры о том, что ты прибыла на бал верхом, привяжи лошадь за домом. Хоуп потом заберет ее оттуда.

Кей посмотрела на Хоуп, и та коротко кивнула.

— Ладно, пора трогаться в путь. Не представляю, как я буду ехать верхом в этом платье, но…

— Плащ скроет тебя всю, — успокоил ее Ти-Си, взглядом умоляя ее поторопиться. — Утром за завтраком мы будем пить шоколад и смеяться над всем этим.

— Обещаете? — улыбнулась Кей.

Поколебавшись мгновение, она подобрала юбки и сбежала вниз по лестнице. Ее сердце бешено стучало, но она знала: ехать необходимо. Сегодня она спасет жизнь человеку. Размышлять, убийца он или нет, ей совсем не хотелось. Надо просто выполнить работу и думать о том, чтобы выполнить ее хорошо.

Источник:

knizhnik.org

Деверо Дж. Аромат жасмина в городе Краснодар

В этом каталоге вы имеете возможность найти Деверо Дж. Аромат жасмина по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Краснодар, Ижевск, Екатеринбург.