Каталог книг

Луганцева Т.И. Луганцева(м).Зуб дареного коня

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

К моргам Яна Цветкова всегда относилась без особого энтузиазма, но в силу тяготеющего над ней злого рока была вынуждена часто посещать эти печальные заведения. Зачем она подобрала на дороге мешок с телом мужчины, Яна и сама не знала. А утром труп из морга исчез. Но вскоре она снова обнаружила этот труп, теперь уже у себя в доме! Что происходит? Кто так зло шутит с ней?..

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Татьяна Луганцева Зуб дареного коня Татьяна Луганцева Зуб дареного коня 28 р. book24.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 102 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 227 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Наследство Луганцева Т. Наследство 194 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Стая гадких утят Луганцева Т. Стая гадких утят 170 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Ангел на каникулах Луганцева Т. Ангел на каникулах 219 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Луганцева Т. Пирсинг для ангела Луганцева Т. Пирсинг для ангела 156 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Читать Зуб дареного коня - Луганцева Татьяна Игоревна - Страница 1 - читать онлайн

Зуб дареного коня, стр. 1

Зуб дареного коня

Красивая стройная девушка с длинными светлыми волосами стояла у подножия водопада и зачарованно смотрела на открывающийся ее взору живописный вид. Холодные капли воды отрывались от общей массы водяного столба и попадали на лицо девушки, неся с собой невероятную свежесть и восторг. У нее слегка кружилась голова, а в ушах шумел звук падающей с высоты воды.

Яна открыла глаза. Над ней склонилось смуглое лицо ее любимого Ричарда, темные глаза с тревогой всматривались в нее. Он старательно обмахивал ее махровым влажным полотенцем. Яна лежала в легкой пижаме на холодном кафельном полу в ванной, а шумел вовсе не водопад, а канализационные трубы.

– Яна, ты снова потеряла сознание! Ты беспокоишь меня, когда-нибудь ты упадешь и повредишь себя или нашего ребенка!

Да, теперь Яна каждое утро встречала в обнимку с унитазом, от токсикоза кишки едва не выворачивало наизнанку.

«Что же это мне так плохо, ведь не ела же еще ничего?» – думала она каждое утро.

Ричард – мужчина всей ее жизни, человек, от которого она в тридцать лет ждала ребенка, поначалу очень пугался, видя Яну в таком состоянии. Он кидался к ней с криками:

– Яна! Яночка! Что с тобой?! Чем я могу помочь?! Может, отнести тебя на кровать?

– Не трогай меня, дай полежать спокойно… – шелестела одними губами Яна, слившись цветом лица с зеленоватой кафельной плиткой на полу, словно она была хамелеоном.

Но так как это повторялось изо дня в день, в конце четвертого месяца Ричард уже спокойно переступал через ее распластанное тело и продолжал бриться, глядя на свое отражение в зеркале.

«Вот она – сила привычки!» – тоскливо подумала Яна, задумчиво глядя в потолок.

Ричард побрызгался туалетной водой и, улыбнувшись Яне на прощание, испарился за дверью.

«Поехал на работу… – пронеслось в голове у Яны. – Счастливый… Как мне надоело сидеть, то есть лежать дома без дела». – Яна обвела взглядом роскошную обстановку особняка Ричарда в Москве, где они в последнее время проживали вместе.

Жизнь Яны с Ричардом напоминала действующий вулкан. Им даже было некогда зарегистрировать свои отношения. Яна, честно говоря, даже и не думала об этом, два раза неудачно побывав замужем, а Ричард тоже не затрагивал эту тему. Периодически возникающие бурные ссоры заканчивались не менее бурным примирением. Достаточно сказать, что встреча их была тоже неординарной, впервые Яна увидела Ричарда в похоронном бюро, куда он пришел проводить в последний путь свою жену, как две капли воды похожую на Яну. Но самым главным было то, что они не могли существовать друг без друга, по словам Яны, погибая в тоске. Яне с Ричардом пришлось много пережить вместе, прежде чем они воссоединились в ожидании потомства. Ожидание это уже подходило к концу. Яна переносила беременность, можно сказать, хорошо, если бы не эта изматывающая тошнота по утрам. Она очень мало ела, причем ей не хотелось ни соленых огурцов, ни квашеной капусты. Каждый день у нее возникали новые желания – экзотические и не очень, от манной каши до плодов манго. Ричард старался как мог выполнять капризы любимой женщины.

В последние месяцы беременности Яна нашла себе развлечение втайне от мужа, а именно – игру в боулинг. Все посетители заведения и обслуживающий персонал с удивлением и интересом наблюдали за высокой молодой женщиной, лихо сбивающей кегли, с большим животом, на котором нелепо топорщилась вельветовая юбка. За одним из таких упражнений ее и прихватило рожать. Яну отвезли в родильный дом прямо со спортивной дорожки и сообщили о происшедшем на сотовый телефон Ричарду.

Ричард примчался в роддом сразу же, нарушая все правила дорожного движения. Медицинские работники шарахались от высокого мужчины с безумными темными глазами и большим шрамом на левой щеке, метавшегося по родильному отделению. От волнения Ричард даже забыл имя и фамилию любимой женщины, ради которой примчался в роддом. Так и смотрел, безмолвно мигая, на строгую медицинскую сестру, которая терпеливо допытывалась у него, как у маленького ребенка:

– К кому вы приехали? Так… понятно. Тогда поставим вопрос по-другому: как вас зовут?

Женщина вздохнула и, пригласив Ричарда присесть на кушетку для посетителей, принялась капать валерьянку в мензурку.

В это время в конце коридора появился еще один мужчина странного вида. В руке он держал букет из роз, вернее, то, что от них осталось, так как мужчина останавливался у двери каждой палаты, заглядывал туда и яростно бил себя букетом по лицу, словно приводя в чувство. Ричард остановил свой взгляд на торчащих стеблях с шипами у мужчины в руках и закричал:

Медицинская сестра, вздрогнув и разлив валерьянку на стол, чертыхнулась и сказала:

– Цветы потом купите… когда вспомните кому!

– Цветкова! Фамилия ее – Цветкова! – продолжал бесноваться Ричард, радуясь своему прозрению и, вместо того чтобы ослабить узел галстука, затягивал его все туже.

– А… эта ненормальная, то есть, извините, экстравагантная девица, доставленная из боулинга? – удивленно переспросила медсестра, с большим интересом рассматривая Ричарда.

– Откуда? – оторопело переспросил Ричард.

– Да не важно, – махнула рукой женщина, – следуйте за мной, может быть, вас она послушает. Мы не можем с ней справиться, она никого не слушается.

А Яна в это время, совсем обезумев от боли, залезла под кровать и вцепилась в железные ножки мертвой хваткой. Она напоминала большую черепаху в панцире, так как вытащить ее из-под кровати не представлялось никакой возможности. Ее длинные светлые волосы разлохматились, рубашку на ней разорвали медики, безуспешно пытавшиеся достать Яну из-под кровати. Выглядела она просто устрашающе.

Заметив Ричарда, Яна метнулась к нему, чуть не сбив с ног.

– Дик! Боже мой, если бы я знала, что это так больно, я бы никогда… Ой!

Ричард, удрученный состоянием любимой, затараторил:

– Все нормально, дорогая, все будет хорошо…

– Она не дышит, как положено, – проворчала пожилая акушерка, – этим вредит здоровью ребенка.

– Яна, – строгим голосом произнес Ричард, относя ее на кровать, – дыши вместе со мной, как учили на занятиях. Раз… два… три…

Яна с неприязнью посмотрела на него.

– Не нервируй меня, Дик! Здесь мы – женщины – по другую сторону баррикады от вас, мужчин! Дышать ты предлагаешь вместе, а рожать-то мне! Где справедливость?! А.

Когда Яну повезли в родильный зал, Ричард, следовавший за ней по пятам, понял, что потерял не только полжизни от волнения, но и слух от пронзительных криков Яны. Вместо железного поручня Яна вцепилась в теплую ладонь Ричарда с невероятной для ее комплекции и полного отсутствия мускулатуры силой. Все муки Яны были вознаграждены, когда она ощутила тепло от крошечного тельца, копошащегося на ее животе, куда его выложили врачи. К тому же это ощущение совпало с прекращением боли, что тоже не могло не радовать. Еще Яне до конца жизни не забыть выражения лица Ричарда, когда он увидел своего сына и взял его на руки. Яну просто распирало от гордости, что это она подарила ему ребенка. Ричард даже не сразу заметил, что у него распухла правая кисть руки. Это был первый ребенок для них обоих.

Послеродовой период у Яны протекал тоже не стандартно. Если другие женщины отдыхали после родов, спали, то Яна впала в какое-то истерическое бодрствование. Она не спала ни днем ни ночью несколько дней. Лежала она в отдельной палате и ревностно следила за ребенком, все время трогая его за нос, словно он был собакой. Так Яна проверяла его дыхание и температуру. Она смотрела телевизор, без особого аппетита поглощала принесенные ей гостинцы и чувствовала себя опустошенной кошелкой, выполнившей свою главную функцию. У Яны появилось чувство своей ненужности, так как больше от нее уже ничего и не требовалось. Ричард появлялся каждый день, осыпая ее подарками и фруктами и окружая заботой, но все его внимание привлекал крохотный кулек, лежащий в кроватке. Даже разговаривая с ней, он умудрялся с умилением смотреть на сына.

Источник:

online-knigi.com

Женщина-цунами - 3

Луганцева Т.И. Луганцева(м).Зуб дареного коня

Тут находится электронная книга Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня автора Луганцева Татьяна. В библиотеке isidor.ru вы можете скачать бесплатно книгу Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня в формате формате TXT (RTF), или же в формате FB2 (EPUB), или прочитать онлайн электронную книгу Луганцева Татьяна - Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня 169.66 KB

Зуб дареного коня

Женщина-цунами Ц 3

ЗУБ ДАРЕНОГО КОНЯ

Яна открыла глаза. Над ней склонилось смуглое лицо ее любимого Ричарда, темные глаза с тревогой всматривались в нее. Он старательно обмахивал ее махровым влажным полотенцем. Яна лежала в легкой пижаме на холодном кафельном полу в ванной, а шумел вовсе не водопад, а канализационные трубы.

- Яна, ты снова потеряла сознание! Ты беспокоишь меня, когда-нибудь ты упадешь и повредишь себя или нашего ребенка!

Да, теперь Яна каждое утро встречала в обнимку с унитазом, от токсикоза кишки едва не выворачивало наизнанку.

«Что же это мне так плохо, ведь не ела же еще ничего?» - думала она каждое утро.

Ричард - мужчина всей ее жизни, человек, от которого она в тридцать лет ждала ребенка, поначалу очень пугался, видя Яну в таком состоянии. Он кидался к ней с криками:

- Яна! Яночка! Что с тобой?! Чем я могу помочь?! Может, отнести тебя на кровать?

- Не трогай меня, дай полежать спокойно… - шелестела одними губами Яна, слившись цветом лица с зеленоватой кафельной плиткой на полу, словно она была хамелеоном.

Но так как это повторялось изо дня в день, в конце четвертого месяца Ричард уже спокойно переступал через ее распластанное тело и продолжал бриться, глядя на свое отражение в зеркале.

«Вот она - сила привычки!» - тоскливо подумала Яна, задумчиво глядя в потолок.

Ричард побрызгался туалетной водой и, улыбнувшись Яне на прощание, испарился за дверью.

«Поехал на работу… - пронеслось в голове у Яны. - Счастливый… Как мне надоело сидеть, то есть лежать дома без дела». - Яна обвела взглядом роскошную обстановку особняка Ричарда в Москве, где они в последнее время проживали вместе.

Жизнь Яны с Ричардом напоминала действующий вулкан. Им даже было некогда зарегистрировать свои отношения. Яна, честно говоря, даже и не думала об этом, два раза неудачно побывав замужем, а Ричард тоже не затрагивал эту тему. Периодически возникающие бурные ссоры заканчивались не менее бурным примирением. Достаточно сказать, что встреча их была тоже неординарной, впервые Яна увидела Ричарда в похоронном бюро, куда он пришел проводить в последний путь свою жену, как две капли воды похожую на Яну. Но самым главным было то, что они не могли существовать друг без друга, по словам Яны, погибая в тоске. Яне с Ричардом пришлось много пережить вместе, прежде чем они воссоединились в ожидании потомства. Ожидание это уже подходило к концу. Яна переносила беременность, можно сказать, хорошо, если бы не эта изматывающая тошнота по утрам. Она очень мало ела, причем ей не хотелось ни соленых огурцов, ни квашеной капусты. Каждый день у нее возникали новые желания - экзотические и не очень, от манной каши до плодов манго. Ричард старался как мог выполнять капризы любимой женщины.

В последние месяцы беременности Яна нашла себе развлечение втайне от мужа, а именно - игру в боулинг. Все посетители заведения и обслуживающий персонал с удивлением и интересом наблюдали за высокой молодой женщиной, лихо сбивающей кегли, с большим животом, на котором нелепо топорщилась вельветовая юбка. За одним из таких упражнений ее и прихватило рожать. Яну отвезли в родильный дом прямо со спортивной дорожки и сообщили о происшедшем на сотовый телефон Ричарду.

Ричард примчался в роддом сразу же, нарушая все правила дорожного движения. Медицинские работники шарахались от высокого мужчины с безумными темными глазами и большим шрамом на левой щеке, метавшегося по родильному отделению. От волнения Ричард даже забыл имя и фамилию любимой женщины, ради которой примчался в роддом. Так и смотрел, безмолвно мигая, на строгую медицинскую сестру, которая терпеливо допытывалась у него, как у маленького ребенка:

- К кому вы приехали? Так… понятно. Тогда поставим вопрос по-другому: как вас зовут?

Женщина вздохнула и, пригласив Ричарда присесть на кушетку для посетителей, принялась капать валерьянку в мензурку.

В это время в конце коридора появился еще один мужчина странного вида. В руке он держал букет из роз, вернее, то, что от них осталось, так как мужчина останавливался у двери каждой палаты, заглядывал туда и яростно бил себя букетом по лицу, словно приводя в чувство. Ричард остановил свой взгляд на торчащих стеблях с шипами у мужчины в руках и закричал:

Медицинская сестра, вздрогнув и разлив валерьянку на стол, чертыхнулась и сказала:

- Цветы потом купите… когда вспомните кому!

- Цветкова! Фамилия ее - Цветкова! - продолжал бесноваться Ричард, радуясь своему прозрению и, вместо того чтобы ослабить узел галстука, затягивал его все туже.

- А… эта ненормальная, то есть, извините, экстравагантная девица, доставленная из боулинга? - удивленно переспросила медсестра, с большим интересом рассматривая Ричарда.

- Откуда? - оторопело переспросил Ричард.

- Да не важно, - махнула рукой женщина, - следуйте за мной, может быть, вас она послушает. Мы не можем с ней справиться, она никого не слушается.

А Яна в это время, совсем обезумев от боли, залезла под кровать и вцепилась в железные ножки мертвой хваткой. Она напоминала большую черепаху в панцире, так как вытащить ее из-под кровати не представлялось никакой возможности. Ее длинные светлые волосы разлохматились, рубашку на ней разорвали медики, безуспешно пытавшиеся достать Яну из-под кровати. Выглядела она просто устрашающе.

Заметив Ричарда, Яна метнулась к нему, чуть не сбив с ног.

- Дик! Боже мой, если бы я знала, что это так больно, я бы никогда… Ой!

Ричард, удрученный состоянием любимой, затараторил:

- Все нормально, дорогая, все будет хорошо…

- Она не дышит, как положено, - проворчала пожилая акушерка, - этим вредит здоровью ребенка.

- Яна, - строгим голосом произнес Ричард, относя ее на кровать, - дыши вместе со мной, как учили на занятиях. Раз… два… три…

Яна с неприязнью посмотрела на него.

- Не нервируй меня, Дик! Здесь мы - женщины - по другую сторону баррикады от вас, мужчин! Дышать ты предлагаешь вместе, а рожать-то мне! Где справедливость?! А.

Когда Яну повезли в родильный зал, Ричард, следовавший за ней по пятам, понял, что потерял не только полжизни от волнения, но и слух от пронзительных криков Яны. Вместо железного поручня Яна вцепилась в теплую ладонь Ричарда с невероятной для ее комплекции и полного отсутствия мускулатуры силой. Все муки Яны были вознаграждены, когда она ощутила тепло от крошечного тельца, копошащегося на ее животе, куда его выложили врачи. К тому же это ощущение совпало с прекращением боли, что тоже не могло не радовать. Еще Яне до конца жизни не забыть выражения лица Ричарда, когда он увидел своего сына и взял его на руки. Яну просто распирало от гордости, что это она подарила ему ребенка. Ричард даже не сразу заметил, что у него распухла правая кисть руки. Это был первый ребенок для них обоих.

Послеродовой период у Яны протекал тоже не стандартно. Если другие женщины отдыхали после родов, спали, то Яна впала в какое-то истерическое бодрствование. Она не спала ни днем ни ночью несколько дней. Лежала она в отдельной палате и ревностно следила за ребенком, все время трогая его за нос, словно он был собакой. Так Яна проверяла его дыхание и температуру. Она смотрела телевизор, без особого аппетита поглощала принесенные ей гостинцы и чувствовала себя опустошенной кошелкой, выполнившей свою главную функцию. У Яны появилось чувство своей ненужности, так как больше от нее уже ничего и не требовалось. Ричард появлялся каждый день, осыпая ее подарками и фруктами и окружая заботой, но все его внимание привлекал крохотный кулек, лежащий в кроватке. Даже разговаривая с ней, он умудрялся с умилением смотреть на сына.

Забирал Ричард Яну из родильного дома с большим размахом. Он завалил медперсонал цветами, а шампанское просто лилось рекой. Правда, ребенка Ричард нести не смог, так как у него с руки еще не сняли гипс - оказывается, Яна все-таки сломала ему запястье. Так и шли: Ричард в гипсе, Яна, ее самая близкая подруга Ася и друг последней - Михаил, бережно несший младенца на руках. Замыкали процессию еще несколько хороших знакомых Яны с Ричардом, а также их сослуживцы.

Домоправительница Ричарда - Агриппина Павловна, женщина очень строгих моральных правил и непростого характера, относящаяся к Ричарду как к сыну, увидев кроху, тут же сдала все свои боевые позиции. Агриппина Павловна далеко не сразу приняла Яну, посчитав, что не с такой женщиной она видит своего «мальчика» у камина долгими зимними вечерами. Сын Ричарда и Яны стал для нее долгожданным и единственным внуком, она привязалась к нему всей душой.

Последующие дни складывались в долгие месяцы и показались Яне нескончаемым днем сурка. Кормление, пеленание, прогулка, мытье - и снова кормление, пеленание….. В этот хоровод изредка вклинивалось довольное лицо Ричарда. Это лицо чмокало Яну в щечку, сюсюкало над кроваткой ребенка и испарялось за дверью, уезжая на работу. Для Яны прерванная карусель возобновлялась с новой силой. Яна не смогла кормить ребенка своим молоком, потому что оно пропало через неделю после рождения сына. Яна смотрела на себя в зеркало и видела измученное лицо с темными кругами под тусклыми глазами. Яне совсем стало не по себе, когда, случайно увидев себя в зеркале, она испугалась, что у них в гостях какая-то женщина, а у нее не прибрано в доме. Яна ощущала себя мясом, прокрученным через мясорубку, или сильно отжатым и нерасправленным, застиранным бельем.

- Что со мной? - спрашивала она себя. - Ведь были времена, когда об меня можно было зажигать спички, столько во мне кипело энергии!

Яна выкинула грустные мысли из головы и принялась методично трясти бутылочку с молочной смесью для сына, которого назвала Вовой.

В комнату тихо вплыла Агриппина Павловна в ситцевой кофточке и в сарафане бордового цвета из добротной ткани.

- Вовочка заснул, - сообщила она Яне, присаживаясь в кресло.

Яна посмотрела на домоправительницу, на ее помолодевшее лицо, румянец на щеках и ощутила умиротворенность в ее облике. А еще совсем недавно Агриппина Павловна всерьез готовилась на тот свет, каждый вечер сообщая Ричарду с Яной, в чем ее положить в гроб. Возможно, так повлияло на нее решение Яны и Ричарда жить вместе. Теперь же она собиралась отводить в школу и встречать ребенка из школы, а то еще, если бог даст, увидеть и его детей.

«Вот кому моя беременность явно пошла на пользу», - подумала Яна.

Агриппина Павловна, Яна и Ричард были едины в одном: они не хотели видеть дома, рядом с ребенком, чужих людей, то есть няней, гувернанток. Яна не могла доверить своего сына никому, пусть даже у этого человека будет семь пядей во лбу и знание десяти иностранных языков. А вот Агриппине Павловне Яна доверяла полностью, как себе самой, вернее, даже больше, чем себе, так как пока еще ее познания в материнстве были весьма незначительны. Агриппина Павловна же с решительным видом часто говорила:

- Я вырастила Ричарда…

Можно было подумать, что она вырастила и воспитала тысячу детей, имеет орден «Мать-героиня» или как минимум является Заслуженным педагогом России. Все эти мысли были Яне ни к чему, она была искренне благодарна домоправительнице за огромную помощь. У Яны была своя мама, но она жила не в Москве и, хотя могла находиться на заслуженном отдыхе, продолжала работать в Театре юного зрителя актрисой. Про себя она говорила:

- Я покину сцену только вперед ногами!

Правда, когда у мамы Яны появлялись свободные дни, она с радостью приезжала в гости к дочери и внуку.

Агриппина Павловна задумчиво посмотрела на Яну.

- Прекрати трясти бутылку, ты собьешь масло! Смотрю я на тебя, Яна, и не знаю, с чего начать серьезный разговор…

У Яны неприятно защемило сердце: домоправительница Ричарда никогда в последнее время не говорила с ней таким деловым, официальным тоном.

- Что вы хотите сказать?

- Ты в последнее время очень изменилась… стала такая тихая, домашняя, спокойная… У Яны отлегло от сердца.

- Да, я изменилась, именно такой вы всегда и хотели меня видеть.

- В том-то и дело, что результат не оправдал ожиданий, - глубокомысленно произнесла Агриппина Павловна.

- Не поняла… - удивилась Яна.

- Мне кажется, что ты потеряла себя, стала, как бы это помягче выразиться, как тряпка…

«Ничего себе помягче…» - пронеслось в голове у Яны, а сердце ее снова сжалось, так как домоправительница озвучила то, в чем она сама себе признаться не могла… или не хотела.

- У вас изменились отношения с Ричардом, - продолжила безжалостно добивать Яну словами, как гвозди забивала в крышку гроба, Агриппина Павловна.

- Вы не правы, у нас все замечательно.

- Меня не обманешь, детка, я же все вижу. Вы что-то растеряли…

- Мы приобрели ребенка! - возмутилась Яна.

- Это - несомненно! Ричард стал счастливейшим из отцов - это истина! Но вы отдаляетесь друг от друга! Ты не следишь за собой, - выдала Агриппина Павловна, осматривая Яну, - похудела…

- А что я могу сделать?

- Ты мне напоминаешь людей после блокады Ленинграда, которых вывозили на лечение в санаторий, где работала моя мама, а я была еще ребенком. Сорок четвертый размер - это не размер для твоего роста, а твое тело - это не тело, а флагшток для флага!

Яна насупилась, а домоправительница продолжила:

- Да и Ричард не прав, полностью переключив свое внимание на ребенка. Никуда не ходите вместе… где он пропадает вечерами? - задумчиво произнесла Агриппина Павловна, глядя в потолок.

- Что значит - где? На работе! - заступилась за Дика Яна.

- Почему вы не распишетесь? - вдруг перевела разговор на другую тему домоправительница.

- Да как-то… ни к чему… было…

- Ты должна была быть хитрее его и подстраховаться. Сидишь здесь даже не как жена, а как… прости господи, сожительница! Сейчас ты имеешь от него ребенка и должна потребовать от Дика официального склеивания, то есть сцепления, тьфу, скрепления отношений.

Яна сидела, как громом пораженная, смотря в зеркало на темные круги под глазами, которые не мог замаскировать ни один тональный крем. Агриппина Павловна вопросительно смотрела на нее, видимо, ожидая какой-нибудь ее реакции.

- Не… я первая не смогу ему ничего сказать… - проблеяла Яна не своим голосом.

- Вот черт! - впервые в жизни выругалась домоправительница. - Я же говорю, потеряла ты себя! Раньше ты бы в бараний рог его свернула, но привела бы Ричарда в загс сегодня же, если бы захотела! Раньше, если что-то втемяшивалось тебе в голову, все, считай, пропало! Все перевернешь, но своего добьешься! Ричарда-то измором взяла, но своего добилась - влюбился в тебя без памяти мой бедный мальчик! А сейчас…

Агриппина Павловна окинула скептическим взглядом скрюченную фигуру Яны и покачала головой. Яна сжалась под ее взглядом еще больше, подтянув к себе худые коленки.

- Тебе надо взбодриться, вернуть свой задор!

- Не знаю как, но надо! Займись чем-нибудь. Дела в твоей стоматологической клинике «Белоснежка» идут хорошо и гладко, поэтому тебя вряд ли взбодрит бухгалтерская работа… - Агриппина Павловна нервно отстукивала домашним тапком по паркету из бука.

Яну тронула такая забота о ней и их с Ричардом отношениях.

- Походи по клубам, по ресторанам, познакомься с интересными новыми людьми. Почаще заезжай к Ричарду на работу, не давай ему сорваться с крючка. Мужчин необходимо контролировать и периодически встряхивать. В конце концов, заставь его немного поревновать себя, позволь себе легкий флирт. Пусть он не думает, что если ты родила ребенка, уже никуда не денешься от него. А за сыночка не беспокойся, можешь полностью на меня положиться. Ты еще молодая, живите с Ричардом полной жизнью, а мне в радость посидеть с маленьким. А ты с внуками насидишься еще, когда придет твое время.

«Мерседес» с тонированными стеклами плавно проехал мимо Яны. Золотистое платье как тряпка повисло на ней, косметика щедро украсила все лицо Яны в сине-зеленый цвет, волосы, сильно покрытые лаком, примялись и стали напоминать металлический козырек от дождя на крыше дома. Ливень нещадно хлестал по лицу Яны, вода смешивалась со слезами и общим потоком уносилась по асфальту в систему водостоков. Раньше бы Яна рванула за машиной, вцепившись в блестящий бампер «Мерседеса» руками, а сейчас она тупо смотрела вслед уезжающей машине.

«А на каком основании? - грустно подумала она. - Я даже не жена…»

Вечером, когда Ричард вернулся домой, он был необычайно возбужден и весел. Первым делом он увидел Яну, скромно сидящую на кровати с большим чемоданом у ног.

- Дорогая, я должен сообщить тебе одну вещь.

«Сейчас он скажет, что у него появилась другая женщина», - безжизненно подумала Яна и потянулась к ручке чемодана, в который она сложила свои вещи.

Ричард всмотрелся в бледное, напряженное лицо Яны, заметил ее скованность и прокашлялся.

- Ты, наверное, сейчас себя не очень хорошо чувствуешь? Давай отложим разговор на другой раз.

- Давай… - беззвучно прошептала Яна и опустила ручку чемодана, не заметив облегченного вздоха Ричарда. «Он пожалел меня…» - пронеслось у нее в голове.

Ричард отвернулся, и шрам на его щеке задергался, между темных бровей пролегла морщина, что говорило о его сильном волнении.

Примерно через полчаса, когда Яна проходила мимо кабинета Ричарда на кухню за стаканом минеральной воды, она услышала, как он произнес в телефонную трубку своим мягким, низким голосом с хрипотцой:

- Светлана Михайловна? Это я - Ричард…

Сердце застучало в груди Яны с бешеной силой. Она вжала голову в плечи и заспешила на кухню, не желая ничего знать.

- Что это ты так раскраснелась? Кто звонил? - поинтересовалась ее сестра, отправляя в рот очередное пирожное с кремом.

- Клиент, Ричард Тимурович.

- Псих? - лаконично поинтересовалась сестра.

- Перестань! Я же объясняла тебе, что далеко не все люди, которым нужна психологическая или психиатрическая помощь, - психи. Это очень порядочный, состоятельный человек. Меня рекомендовали ему наши общие знакомые, находившиеся на грани развода и которые с моей помощью сохранили семью. Кроме того, он обратился ко мне по поводу своей жены. Ему кажется, что с ней что-то происходит, а он больше всего на свете боится потерять ее. Меня просто поразила его забота о ней, это в наше время большая редкость.

- А что с его женой? - заинтересовалась сестра психолога.

- По всей видимости, обычная послеродовая депрессия. Но так как личность она неординарная, о чем мне поведал все тот же общий знакомый, я не хочу применять традиционные методы. Она наверняка будет против помощи психолога, поэтому я не иду с ней на прямой контакт. Ричард очень боится, что, родив ребенка, его жена пережила стресс, по-новому посмотрела на свою жизнь и раскаялась, что связала свою судьбу с ним. Представляешь, он опасается, что она уйдет от него?! Боже, какая же она, наверное, дура, если собирается покинуть такого мужчину!!

- И что ты посоветовала ему?

- Я порекомендовала ни в коем случае не давить на нее, соглашаться со всем, что она делает, чтобы не усугубить ее состояние. Самое главное - не намекать на то, что она в чем-то изменилась, даже если это и так. Иначе жена Ричарда может расценить это так, что она чем-то его не устраивает, и сразу же пойдет с ним на конфликт, ей сейчас достаточно малейшего повода. Ему нужно внушить ей мысль, что она такая же, какой и была до рождения ребенка, и ей только кажется, что что-то изменилось.

Светлана Михайловна вздохнула:

- Если бы меня так любили… Я посоветовала своему клиенту сделать своей жене официальное предложение, женщины любят ощущать себя под защитой печати в паспорте, для многих это - главное доказательство любви, тем более с появлением ребенка.

- Так они не расписаны? - прервала ее сестра.

- Пока нет… но Ричард Тимурович очень загорелся этой идеей и сегодня попросил меня съездить с ним в ювелирный магазин и помочь выбрать кольцо для своей любимой.

Надеемся, что книга Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня автора Луганцева Татьяна вам понравится!

Если так выйдет, то можете порекомендовать книгу Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня своим друзьям, дав ссылку на страницу с произведением Луганцева Татьяна - Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня.

Ключевые слова страницы: Женщина-цунами - 3. Зуб дареного коня; Луганцева Татьяна, скачать, читать, книга, онлайн и бесплатно

Источник:

www.isidor.ru

Луганцева Т.И. Луганцева(м).Зуб дареного коня в городе Набережные Челны

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Луганцева Т.И. Луганцева(м).Зуб дареного коня по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт РФ, например: Набережные Челны, Иркутск, Ижевск.