Каталог книг

Вера Камша Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Где-то с той стороны, на изнанке мира, катится лабиринтом Шар Судеб. Он катится, и начинаются войны, рушатся города, сходят обвалы. Шар можно подтолкнуть, направить в другую колею, но и там он будет крушить и давить – он не умеет иного. А люди и нелюди Кэртианы чувствуют, как дрожит то, что казалось незыблемым. Чувствуют войну, которой не избежать, ведь выбор – это та же битва, и один потомок славного рода выберет честь и верность, другой – иллюзии и обиды. Мертвые и живые воюют по-своему и за свое, и даже мертвая кровь могла бы пригодиться – но поймет ли это тот, кто уже разменял кровь живую? А Шар Судеб все катится, набирая обороты. Сдаются крепости. Стучат клинки. Расцветают ирисы на пепелище. До начала нового Круга осталось… Если осталось. Роман «Сердце Зверя», одно из ярчайших произведений мировой фэнтези последних лет, к восторгу читателей, наконец-то получил долгожданное продолжение!!!

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Вера Камша Сердце Зверя. Том 1. Правда стали, ложь зеркал Вера Камша Сердце Зверя. Том 1. Правда стали, ложь зеркал 139 р. litres.ru В магазин >>
Вера Камша Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб Вера Камша Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб 139 р. litres.ru В магазин >>
Камша В. Сердце зверя. Том третий. Синий взгляд Смерти. Полночь. Цикл Камша В. Сердце зверя. Том третий. Синий взгляд Смерти. Полночь. Цикл "Отблески Этерны". Книга пятая 350 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья 199 р. litres.ru В магазин >>
Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть первая Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть первая 199 р. litres.ru В магазин >>
Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд Смерти. Полночь Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд Смерти. Полночь 139 р. litres.ru В магазин >>
Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд Смерти. Полночь Вера Камша Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд Смерти. Полночь 345 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Шар Судеб читать онлайн - Вера Камша

«Шар Судеб» Вера Камша читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Сердце Зверя. Том 2. Шар Судеб

Лето растет, как растет стена,

Жажда свела берега ручья,

Мне все равно, какова цена, —

Осень плывет неспешной волной,

Слепо заглатывая поля,

Мне все равно, что будет со мной, —

Льется луна из окна в окно,

Ломится вслед за луной весна,

Мне до Заката не все равно —

Я не сторонник напускной бравады и рисовки, эти качества не отвечают правилам поведения командира. Ему должны быть присущи истинная храбрость и трезвый расчет, а иногда и нечто большее.

Маршал Советского Союза Рокоссовский

Автор благодарит за оказанную помощь Александра Бурдакова, Ирину Гейнц, Марину Ивановскую, Даниила Мелинца (Rodent), Кирилла Назаренко, Ирину Погребецкую (Ira66), Михаила Черниховского, Татьяну Щапову, Эвелину Сигалевич (Raene), а также Донну Анну (Lliothar).

Луна[Высший аркан Таро «Луна» (La Lune) символизирует погружение души в потемки, встречу со страхами, заблуждение, тайных врагов. Карта предвещает двойственное поведение друзей, необоснованные претензии, указывает на повышенную эмоциональность и интуицию, неустойчивый характер. Перевернутая карта (ПК): некто прячется за маской, нельзя полностью доверять. Иногда означает небольшой обман, разоблаченный вовремя, небольшие ошибки, легко достигнутую цель.]

Ложь иной раз так ловко прикидывается истиной, что не поддаться обману значило бы изменить здравому смыслу.

Франсуа де Ларошфуко

Талиг. Хербсте. Печальный Язык. Оллария

400 год К.С. 20—21-й день Весенних Волн

После победы над собственными офицерами Ариго выдохся напрочь. Генерал еще понимал, что происходит, когда под рычанье дорвавшегося до жертвы врача его укладывали на носилки и волокли сквозь солнечные заросли. Все, что Жермон мог, это не закрывать глаз, и он их не закрывал — то ли из упрямства, то ли из страха потерять сознание. Солдаты несли своего командующего медленно, словно на похоронах, и столь же медленно, в такт тяжелым шагам, качались здоровенные пятнистые цветы. Их становилось все больше, они гудели, как какие-то шмели, а под горой узкой, чуть ли не торской долиной шла артиллерия. Угрюмые ежи волокли четверные запряжки с тяжелыми пушками. Дрожала земля, противно скрипела на зубах поднятая лапами и колесами пыль, хвост и голова колонны терялись в желтом сухом тумане. Кто ее вел, с носилок было не разглядеть, но вдоль растянувшегося обоза, подбоченясь, ехал на своей Бабочке Кроунер.

— Двигать нужно чрез-вы-чай-но осторожно, — вещал разведчик, — чтобы не по-вре-дить тромб, который закрыл разрыв со-су-да. Через какое-то время сосуд спаз-ми-ру-ет-ся и кровотечение — нет, не прекращается, но уменьшается…

Сквозь пыль проступили очертания каких-то зданий. Печальный Язык… Форт дрожал и кривлялся, словно стал собственным отражением в исцарапанной ветром Хербсте. На флагшток вместо знамени кто-то прицепил окровавленную одежду. Кровь на рубашке поднялась до живота, в крови была и штанина. Ставшее жестким сукно не желало реять по ветру, его следовало заменить, как и генерала… Немедленно, пока не увидел уткнувшийся в толстенную книгу Бруно.

— Не-об-хо-ди-мо срочно поднять кро-вя-ное давление, — объявил фельдмаршал, чихнул, оказался мэтром Капоттой и захлопнул том Дидериха. Раздался пушечный залп. Кроунер поднял Бабочку на руки и зашвырнул в рассыпавшийся тяжелым задымленным снегом бастион. Кобыла, недовольно мяукая, стала пробиваться сквозь холодную целину, оставляя достойный обоза след. Когда пришла зима, Ариго не заметил, но оттого, что лета он так и не увидел, стало обидно. До не свойственных генералу слез.

— …давать жаро-по-ни-жа-ющее и непременно — красное вино, — донеслось сквозь трещащую, как туча кузнечиков, метель, — же-ла-тель-но — с медом и гвоздикой… хорошее кро-ве-твор-ное.

Зима из серой стала синей и пронзительно холодной — не миновать лезть на крышу. Если не снять с флагштока мундир, они замерзнут до смерти, а форт сейчас бесполезен. Жермон так и сказал, и тут выбравшаяся из снежного месива Бабочка вцепилась когтями ему в бедро.

— Это приказ командующего, — спокойно объяснил Придд. Он был совершенно мокрым. Опять прыгал по льдинам! Ну и обормот, ведь было же приказано…

— Полковник Придд! — рявкнул Ариго. — Не сметь бегать по льду! Вам ясен приказ?

— Да, господин генерал, — подтвердил наглец и чихнул. Запахло кровью, винным уксусом и какой-то горелой мерзостью. Не порохом — хуже… Жженые перья! Кто-то палит курицу… Жермон открыл глаза, которые вроде бы и не закрывал. Он лежал в том самом домике, что служил ему резиденцией, на собственной кровати, если, конечно, у него имелась какая-то собственность, кроме шпаги и перевязи. Пахло паленым, в распахнутое окно лезли темные ветки и холод. Вечерело, а может, было темно в глазах.

— Закройте окно, — распорядился генерал и понял, что никакой зимы нет и завтра дриксы опять полезут. Или не завтра — их все-таки порядочно отделали…

Над кроватью нависла до невозможности сосредоточенная рожа, в которой Ариго узнал штабного лекаря. За рожей виднелись ухо, щека и плечо с полковничьей перевязью. Ну, хоть что-то!

— Берк, — спросил Жермон спрятавшегося подчиненного, — Ансел убрался?

— Мой генерал! — Берк сунулся к кровати, но был оттеснен, вернее, отброшен докторским задом.

— Мой генерал, — обрадовал врач, — вас морозит из-за кровопотери. Я ушил рану, но нужно лежать. Десять дней, не меньше. Двигаться нельзя ни в коем случае, а нога должна быть поднята хотя бы на высоту подушки, иначе я ни за что не ручаюсь.

— А с подушкой ручаетесь?

Почему у лекарей при исполнении такие мерзкие голоса? Пока ты здоров, люди как люди, а угодишь к ним в лапы — хоть кусайся!

— Кость не задета, — ушел от ответа врач. — Если не начнется заражение, дней через десять вы сможете вставать, а через месяц будете полностью на ногах.

Ответ Жермон оценил по достоинству. Коновал не солгал ни единым словом — костей в животе еще ни у кого не находили, а без заражения он бы и в самом деле встал. Только раны в брюхо без заражения не обходятся.

— Первую неделю боли будут очень сильны, — пустился во все тяжкие лекарь, — потом наступит облегчение, но хромота все-таки возможна.

— Вы настаиваете на том, что я ранен в бедро?

— Разумеется, — все так же умело огрызнулся врун. — Я еще не ослеп, и генерал Ансел тоже.

— Где он, раздери его кошки?!

— Повел корпус на соединение с маршалом Запада. Вы хотите отменить отданный приказ?

— Я хочу видеть рану.

— Это невозможно. Я не позволю вам ее тревожить! Это чревато повторным кровотечением с самым печальным исходом.

Девять из десяти, что врет, но позволить себе печальный исход раньше времени Ариго не мог. Генерал прикрыл глаза, вслушиваясь в боль. Сильнее всего болело в паху, но в живот тоже отдавало, а вот якобы простреленное бедро вело себя смирно. Все было очевидно, но многолетняя привычка велела проверить и только тогда решать. То есть он уже все решил, но вдруг врач с Анселом не врут? Тогда можно уснуть, утонуть в теплой щенячьей слабости, забыть до утра про Ансела, Бруно, обоз, найденные Бавааром пушки…

— Идемте, он задремал.

— Нет, господа… Я никого не отпускал. — Если они врут, а они врут, времени на сон нет. Нужно успеть… Успеть написать главные письма, то есть продиктовать.

— Вам нужен покой.

— Мне нужен полковник Придд.

— Позовите полковника Придда… и убирайтесь к кошкам!

— Не нравятся кошки, отправляйтесь… к ежу!

— Побудьте с ним, доктор. Я найду Придда.

— Если не ошибаюсь, я видел его у дверей.

Отчего-то Жермон улыбнулся. Врач удивленно поднял брови, и генерал улыбнулся снова. Несмотря на дергающую боль, вернее, ей назло. Ариго не помнил, приказал он Валентину уходить или все-таки нет, но мальчишка-недоойген сделал по-своему, и подыхать стало не так одиноко. Когда все кончится, Придда надо отправить к Райнштайнеру, а когда кончится еще и война — к Катарине. Пусть расскажет, как она осталась совсем без братьев.

— Вы уверены, что я позволил вам болтаться здесь?

— Я понял вас именно таким образом. Генерал Ансел с моими выводами согласился.

Правильно он понял, хотя и врет в глаза. Бывают же такие!

— Берк, вы свободны… И заберите своего… коновала.

— Когда он понадобится… его позовут… Валентин… закройте дверь.

Уходят. А что им остается? Придд в самом деле находка для любого генерала, но держать такого в Торке… То же, что возить пушки на морисках.

— Садитесь. Так, чтобы я мог вас видеть… Ансел ушел вовремя?

— Авангард выступил ровно в пять. Основные силы покинули форт тоже достаточно быстро.

— В авангарде пошел Гирке?

Мы никогда не скажем о своих людях и своих заслугах. Гордость у нас такая — делать и молчать… И извинений чужих нам не надо, нам вообще ничего не надо! Тьфу!

— Вы прекрасно умеете врать… Вернее, повернуть дело так… что другие… соврут себе сами… Но мне от вас нужна правда.

— Сударь, я не врач. — Опять понял. Закатные твари, он так со всеми или только с умирающим начальством?

— Живот от ноги вы отличите, вот и проверьте! Я должен знать, что делать… В форте две тысячи человек. Если вас окружат и загонят за стены, уйти уже никто не сможет… Но если я вас выгоню, а на том берегу… и впрямь крупные силы… Дриксы двинутся на тот же Мариенбург… Закатные твари… Тут и здоровому трудно все оценить, а уж мне…

— Мой генерал, врач уверен…

— Я ему не верю. Я верю вам. У вас на шее тоже болтался полк… Со всеми хвостами… Остальное в счет не шло…

— Сударь, вы ошибаетесь. Я не мог оставить без помощи человека, спасшего моего брата. К счастью для меня, обе мои цели совпали. Я прошу вас закрыть глаза. Я скажу как есть. Даю слово.

Пусть смотрит, хотя чего уж тут смотреть? Пах и живот, а нога ни при чем, ее словно бы и нет… Вообще нет… Первое письмо будет Рудольфу… Он ведь так старика и не поблагодарил, как-то не получилось; теперь становится поздно, а слов все равно нет. Разве что попросить Валентина… Его подделка подделкой не будет… Если рассказать, как было, Придд напишет, как нужно, а Ойгену можно вообще не писать, просто передать на словах…

— Сударь, вы в самом деле ранены в бедро. В этом нет никаких сомнений. Врач не только не солгал, но и не ошибся со сроками. У меня была сходная рана, хоть и нанесенная холодным оружием. Я поднялся на восьмой день.

Жермон поверил. Сразу и до конца.

— Почему, когда ожидаешь дурного и оно сбывается, все равно удивляешься?

— Не знаю, — признался Эпинэ, — а что случилось?

— Мориски разрушили Агарис, — отрешенно произнесла Катари. — Все как и болтали обозники. Они не ошибались, Валмон прислал гонца. Старый граф сейчас в Савиньяке. Ты ведь жил там…

— Нет… — начал Иноходец и понял, что сестра говорит про Агарис.

— Я имела в виду Святой город, — поправилась Катари. — Я очень любила гравюры Казавари, у меня была книжка… Она давно пропала, а гравюры до сих пор перед глазами. Всю ночь перед глазами — храмы, дома, гавань с кораблями, рынок… Ничего этого больше нет. Ну почему ты сразу не поехал в Савиньяк?! Конечно, ты хотел побыть дома, отдохнуть, но мы… мы не можем отдыхать.

— Не «мы», а мы. Регентский совет, или как ты нас назвала? А вот тебе как раз нужен отдых. Ты слишком рано поднялась.

— Я лягу. Приму графа Глауберозе и сразу лягу… Я все понимаю, но с дриксенцем лучше говорить мне. Граф не только дипломат, он еще и рыцарь. Представляешь, Глауберозе встал передо мной на суде.

— Я видел. — У сестры перед глазами гравюры, а он помнит торговку лимонами… Бедняга орет под окном, а Робер Эпинэ злится. Бессильно, глупо, так он не злился даже в детстве. — А вот я сидел, как последняя свинья.

Женщина замолчала, словно подавившись словами, и торопливо поднесла к губам палец. Сейчас кто-то войдет, так и есть!

— Ваше величество, — возвестила девица Дрюс-Карлион, — граф Глауберозе в Парадной приемной.

— Зовите. — Катари осторожно опустилась в кресло и расправила черную шаль. — Робер, письмо в будуаре… Нет, ты уже не успеешь; я попробую сама объяснить. Что смогу.

Эпинэ отошел к окну и зевнул. Шадди Капуль-Гизайлей был не хуже шадди Левия, но изящной чашечки давно уже не хватало. Потому он так плохо и соображал, да и чувства куда-то делись. Сожженный город — это ужасно. Наверное, ужасно, но ужаса Робер не ощущал, ужас остался в долине Биры. Торчащие из-под валуна женские ноги и блестящая в грязи цепь. Эту цепь Иноходец запомнил навеки, а вообразить разграбленный Агарис отчего-то не мог, хотя Святой город сжигали и раньше. Ментор показывал им с Мишелем гравюры того же Казавари, правда, художник был на стороне Рамиро Второго… Давали ли Катари эту книгу?

— Ваше величество, — вошедший дриксенец сдержанно поклонился, — я счастлив видеть вас в добром здравии.

— Мы благодарны. — Катари говорила почти спокойно, но полностью владеть своими чувствами она так и не выучилась. И не надо. Пара недель, и для девочки все кончится. Хотя бы для нее.

— Граф, при нашей беседе присутствует мой кузен. Герцог Эпинэ военный, а не дипломат. Мы думаем, так будет спокойнее…

— Спокойнее? — переспросил дриксенец. — Ваше величество имеет в виду то, что наши державы оказались в состоянии войны прежде, чем об этом было должным образом объявлено? Я весьма огорчен обоими обстоятельствами. Дриксенскую сторону в какой-то мере извиняют лишь события в Талиге. Мой кесарь по не зависящим от Дриксен причинам не мог объявить о своих намерениях его величеству Фердинанду и герцогу Алва. Если мне или моему доверенному курьеру будет разрешен проезд по землям талигойской короны, необходимые бумаги окажутся в Олларии в самое ближайшее время.

— Это не имеет смысла, — Катари вздохнула и чуть заметно покачала головой, — дважды не имеет. Война между нашими странами бессмысленна. Она с перерывами длится века и ничего не приносит, кроме смертей и орденов, хотя вам, мужчинам, второе важнее первого… Простите, мне все труднее чувствовать себя королевой. Я — женщина, которая скоро подарит миру новую жизнь. Я не хочу крови… Я рада, что письмо с объявлением войны прочтет новый регент. Надеюсь, герцог Алва сделает так, чтобы… до конца года все закончилось, а я… Мы предоставим сопровождение вашему посланнику вплоть до Хексберг, где он получит корабль, но мы пригласили вас по другому делу.

Мы получили известия от Проэмперадора Юга графа Валмона. К нашему сожалению, слухи о падении Агариса подтвердились. Город полностью уничтожен. Граф, я эсператистка, как и вы… Я молилась, я надеялась, но Создатель послал нам… новое испытание. Его высокопреосвященство Левий предчувствовал беду, он видел Агарис совсем недавно… Конклав не должен ставить… не должен был ставить земное выше горнего, но уже ничего не исправить. Я… Мы считаем своим долгом известить о случившемся наших собратьев во Ожидании и выражаем свое сожаление…

Закончить Катари не смогла. Она замерла в кресле, теребя кисти шали и кусая губы. Королева… Девочка, которую нарядили в тяжелое платье и бросили.

— Могу я узнать подробности? — прервал молчание Глауберозе. — Известны ли дальнейшие намерения морисков?

— Робер… Маршал Эпинэ сообщит вам подробности позднее. Мы надеемся, что наш Первый маршал… Рокэ Алва сможет убедить… своих родичей и союзников покинуть Золотые земли. Сейчас же… Вероятность того, что мориски обратят свой гнев на Гайифу и другие страны, поддержавшие притязания покойного узурпатора, очень велика. Граф Рафиано бессилен их остановить.

— Ваше величество, я понимаю, что выбрал не лучшее время для подобных заверений, но я считал и считаю признание прав Альдо Ракана роковой ошибкой. Равно как и нападение на Хексберг без объявления войны. Я старался донести свое мнение до Эйнрехта, но не был услышан. Надеюсь, что новое ужасное известие послужит благой цели. Дриксен и Талиг решат, кому владеть Марагоной и Гельбе, без посторонней помощи. Я особо признателен вам за личную аудиенцию, ведь Посольская палата, если я правильно понял господина вице-экстерриора, узна?ет о гибели Агариса лишь в шесть часов пополудни.

— Мы всего лишь вернули долг, граф. Ваша поддержка в Ружском дворце… Я… Я тогда была никем, а вы были готовы меня защищать. Как мужчина и дворянин…

— В тот день я была всего лишь госпожой Оллар. Так меня называли, так решил ваш кесарь, и все-таки вы встали. Мне казалось, я ничего не вижу, но я запомнила… Лица, слова, жесты, все дурное и все хорошее. Последнего было мало, но я тем более благодарна. Сейчас я вам в этом призналась. Мой брат меня не осудит, он тоже помнит. Ты ведь помнишь?

— Мы вынуждены быть врагами Дриксен, но вам мы не враги.

— Ваше величество, у меня нет слов, чтобы выразить мои чувства.

— Слова не нужны, когда есть поступки… К сожалению, я устала и вынуждена вас оставить. Если вы немного подождете, маршал Эпинэ передаст вам военные подробности, я все равно в них не понимаю ничего. Робер, проводи меня.

Надо было проводить не ее, а дриксенца, вернее, выпроводить и позвать врача, но Робер повел повисшую у него на руке женщину к дверце в будуар. Глауберозе застыл посредине кабинета, согнувшись в поклоне. Враг, который не должен быть врагом, — как же это дико…

Ручка — глупый хрустальный шар в птичьей лапе — послушно провалилась вниз, плеча коснулся алый, расшитый леопардами бархат. Кабинет регента Талига все же избавили от Зверей и ласточек, но будуар остался розовым и тошным. Траур Катари делал золоченую пошлость особенно непереносимой.

— Позвать брата Анджело?

— Зачем? — Сестра бросила на столик диадему и присела на кушетку. — Когда я носила Карла, мне было хуже. Я устала, но не больна… Я верю, верю, что он отговаривал своего кесаря.

— Разумеется. Глауберозе не Хогберд, хотя ты же этого борова не знаешь…

— Знаю. — Катари прижала пальцы к вискам и поморщилась. — Наверное, ты прав. Мне нужен врач, но только он… В свитской Дженнифер, я не хочу ее видеть. А ты возьми письмо Валмона, оно у зеркала, и прочитай. Там слишком много подробностей, я их плохо поняла… Только то, что сами мориски не уйдут.

Источник:

knizhnik.org

Читать онлайн СЕРДЦЕ ЗВЕРЯ Том 2 ШАР СУДЕБ автора Камша Вера Викторовна - RuLit - Страница 1

Читать онлайн "СЕРДЦЕ ЗВЕРЯ Том 2 ШАР СУДЕБ" автора Камша Вера Викторовна - RuLit - Страница 1

СЕРДЦЕ ЗВЕРЯ Том 2 ШАР СУДЕБ

Где-то с той стороны, на изнанке мира, катится лабиринтом Шар Судеб. Он катится, и начинаются войны, рушатся города, сходят обвалы. Шар можно подтолкнуть, направить в другую колею, но и там он будет крушить и давить - он не умеет иного. А люди и нелюди Кэртианы чувствуют, как дрожит то, что казалось незыблемым. Чувствуют войну, которой не избежать, ведь выбор - это та же битва, и один потомок славного рода выберет честь и верность, другой - иллюзии и обиды. Мертвые и живые воюют по-своему и за свое, и даже мертвая кровь могла бы пригодиться - но поймет ли это тот, кто уже разменял кровь живуюА Шар Судеб все катится, набирая обороты. Сдаются крепости. Стучат клинки. Расцветают ирисы на пепелище. До начала нового Круга осталось… Если осталось

Высший аркан Таро «Луна» (La Lune) символизирует погружение души в потемки, встречу со страхами, заблуждение, тайных врагов. Карта предвещает двойственное поведение друзей, необоснованные претензии, указывает на повышенную эмоциональность и интуицию, неустойчивый характер. Перевернутая карта (ПК): некто прячется за маской, нельзя полностью доверять. Иногда означает небольшой обман, разоблаченный вовремя, небольшие ошибки, легко достигнутую цель.

Ложь иной раз так ловко прикидывается истиной, что не поддаться обману значило бы изменить здравому смыслу.

ТАЛИГ. ХЕРБСТЕ. ПЕЧАЛЬНЫЙ ЯЗЫК ОЛЛАРПЯ

После победы над собственными офицерами Ариго выдохся напрочь. Генерал еще понимал, что происходит, когда под рычанье дорвавшегося до жертвы врача его укладывали на носилки и волокли сквозь солнечные заросли. Все, что Жермон мог, это не закрывать глаз, и он их не закрывал - то ли из упрямства, то ли из страха потерять сознание. Солдаты несли своего командующего медленно, словно на похоронах, и столь же медленно, в такт тяжелым шагам, качались здоровенные пятнистые цветы. Их становилось все больше, они гудели, как какие-то шмели, а под горой узкой, чуть ли не тор-ской долиной шла артиллерия. Угрюмые ежи волокли четверные запряжки с тяжелыми пушками. Дрожала земля, противно скрипела на зубах поднятая лапами и колесами пыль, хвост и голова колонны терялись в желтом сухом тумане. Кто ее вел, с носилок было не разглядеть, но вдоль растянувшегося обоза, подбоченясь, ехал на своей Бабочке Кроунер.

- Двигать нужно чрез-вы-чай-но осторожно, - вещал разведчик, - чтобы не по-вре-дить тромб, который закрыл разрыв со-су-да. Через какое-то время сосуд спаз-ми-ру-ет-ся и кровотечение - нет, не прекращается, но уменьшается…

Сквозь пыль проступили очертания каких-то зданий. Печальный Язык… Форт дрожал и кривлялся, словно стал собственным отражением в исцарапанной ветром Херб-сте. На флагшток вместо знамени кто-то прицепил окровавленную одежду. Кровь на рубашке поднялась до живота, в крови была и штанина. Ставшее жестким сукно не желало реять по ветру, его следовало заменить, как и генерала… Немедленно, пока не увидел уткнувшийся в толстенную книгу Бруно.

- Не-об-хо-ди-мо срочно поднять кро-вя-ное давление, - объявил фельдмаршал, чихнул, оказался мэтром Капоттой и захлопнул том Дидериха. Раздался пушечный залп. Кроунер поднял Бабочку на руки и зашвырнул в рассыпавшийся тяжелым задымленным снегом бастион. Кобыла, недовольно мяукая, стала пробиваться сквозь холодную целину, оставляя достойный обоза след. Когда пришла зима, Ариго не заметил, но оттого, что лета он так и не увидел, стало обидно. До не свойственных генералу слез.

- …давать жаро-по-ни-жа-ющее и непременно - красное вино, - донеслось сквозь трещащую, как туча кузнечиков, метель, - же-ла-тель-но - с медом и гвоздикой… хорошее кро-ве-твор-ное.

Зима из серой стала синей и пронзительно холодной - не миновать лезть на крышу. Если не снять с флагштока мундир, они замерзнут до смерти, а форт сейчас бесполезен. Жермон так и сказал, и тут выбравшаяся из снежного месива Бабочка вцепилась когтями ему в бедро.

- Это приказ командующего, - спокойно объяснил Придд. Он был совершенно мокрым. Опять прыгал по льдинам! Ну и обормот, ведь было же приказано…

- Полковник Придд! - рявкнул Ариго. - Не сметь бегать по льду! Вам ясен приказ?

- Да, господин генерал, - подтвердил наглец и чихнул. Запахло кровью, винным уксусом и какой-то горелой мерзостью. Не порохом - хуже… Жженые перья! Кто-то палит курицу… Жермон открыл глаза, которые вроде бы и не закрывал. Он лежал в том самом домике, что служил ему резиденцией, на собственной кровати, если, конечно, у него имелась какая-то собственность, кроме шпаги и перевязи. Пахло паленым, в распахнутое окно лезли темные ветки и холод. Вечерело, а может, было темно в глазах.

- Закройте окно, - распорядился генерал и понял, что никакой зимы нет и завтра дриксы опять полезут. Или не завтра - их все-таки порядочно отделали…

Над кроватью нависла до невозможности сосредоточенная рожа, в которой Ариго узнал штабного лекаря. За рожей виднелись ухо, щека и плечо с полковничьей перевязью. Ну, хоть что-то!

- Берк, - спросил Жермон спрятавшегося подчиненного, - Ансел убрался?

- Мой генерал! - Берк сунулся к кровати, но был оттеснен, вернее, отброшен докторским задом.

- Мой генерал, - обрадовал врач, - вас морозит из-за кровопотери. Я ушил рану, но нужно лежать. Десять дней, не меньше. Двигаться нельзя ни в коем случае, а нога должна быть поднята хотя бы на высоту подушки, иначе я ни за что не ручаюсь.

- А с подушкой ручаетесь?

Почему у лекарей при исполнении такие мерзкие голоса? Пока ты здоров, люди как люди, а угодишь к ним в лапы - хоть кусайся!

- Кость не задета, - ушел от ответа врач. - Если не начнется заражение, дней через десять вы сможете вставать, а через месяц будете полностью на ногах.

Ответ Жермон оценил по достоинству. Коновал не солгал ни единым словом - костей в животе еще ни у кого не находили, а без заражения он бы и в самом деле встал. Только раны в брюхо без заражения не обходятся.

- Первую неделю боли будут очень сильны, - пустился во все тяжкие лекарь, - потом наступит облегчение, но хромота все-таки возможна.

- Вы настаиваете на том, что я ранен в бедро?

- Разумеется, - все так же умело огрызнулся врун. - Я еще не ослеп, и генерал Ансел тоже.

- Где он, раздери его кошки?!

- Повел корпус на соединение с маршалом Запада. Вы хотите отменить отданный приказ?

- Я хочу видеть рану.

- Это невозможно. Я не позволю вам ее тревожить! Это чревато повторным кровотечением с самым печальным исходом.

Девять из десяти, что врет, но позволить себе печальный исход раньше времени Ариго не мог. Генерал прикрыл глаза, вслушиваясь в боль. Сильнее всего болело в паху, но в живот тоже отдавало, а вот якобы простреленное бедро вело себя смирно. Все было очевидно, но многолетняя привычка велела проверить и только тогда решать. То есть он уже все решил, но вдруг врач с Анселом не врут? Тогда можно уснуть, утонуть в теплой щенячьей слабости, забыть до утра про Ансела, Бруно, обоз, найденные Бавааром пушки…

- Идемте, он задремал.

- Нет, господа… Я никого не отпускал. - Если они врут, а они врут, времени на сон нет. Нужно успеть… Успеть написать главные письма, то есть продиктовать.

- Вам нужен покой.

- Мне нужен полковник Придд.

- Позовите полковника Придда… и убирайтесь к кошкам!

- Не нравятся кошки, отправляйтесь… к ежу!

- Побудьте с ним, доктор. Я найду Придда.

- Если не ошибаюсь, я видел его у дверей. Отчего-то Жермон улыбнулся. Врач удивленно поднял

Источник:

www.rulit.me

Вера Камша Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб в городе Омск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Вера Камша Сердце Зверя. Том 2. Шар судеб по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара производится в любой город России, например: Омск, Томск, Киров.